Реставрация и строительство храмов: приспособление сохранившихся строений и обустройство интерьера

12.08.2020

76878473678359.jpg

Эта часть серии публикаций архитектора Андрея Тутунова будет посвящена сразу нескольким большим темам. В частности, речь пойдет о том, как приспособить под нужды маленького прихода большой реставрируемый храм, как приспособить сохранившуюся колокольню под часовню, и на какие вопросы следует обратить внимание, занимаясь воссозданием интерьера церкви, в том числе иконостаса, росписей, а также полов, дверей и окон.

 

Приспособление сохранившейся колокольни
под часовню

Мне хотелось бы остановиться на случае, когда от храма осталась только колокольня. Это нередкое явление: при сносе храма колокольню иногда оставляли, чтобы использовать ее как водокачку или пожарную вышку. Чаще всего такие колокольни встречаются в селах или бывших усадьбах.

При отсутствии средств на строительство храма можно превратить колокольню или в часовню, или в маленький храм, но такой проект – во избежание ошибок – следует поручить архитектору и получить необходимые согласования.

Общая схема достаточно проста: устанавливаются столярные заполнения в северном и южном пролетах первого яруса (если они есть), с западной стороны устраивается деревянная дверь, с восточной стороны, если предвидена небольшая церковь, по проекту возводится апсида в стиле колокольни с минимальной нагрузкой на грунт. Само здание колокольни реставрируется. Работа эта достаточно сложна, так как требуется не повредить при возможных закладках сохранившиеся проёмы. Безусловно, это определённый компромисс, и допустим он только в крайнем случае. Территория снесенного храма расчищается, фиксируются и консервируются остатки стен и фундаментов. Во время разборки территории храма все находимые фрагменты бережно сохраняются, как было сказано выше. Они могут понадобиться при реконструкции храма, если у прихода появится такая возможность.

 

Приспособление сохранившегося большого храма
к нуждам небольшого прихода

В небольших населенных пунктах часто встречаются храмы с двумя или одним приделом, рассчитанные на село или городок. Сейчас они заполнены не более чем на треть, а чаще на одну десятую. Рекомендую установить в арке, отделяющей центральный придел, двери с двойным остеклением. Таким образом, на зимний период можно изолировать более низкую часть храма и совершать службы в приделах. После весеннего выравнивания наружной и внутренней температуры в главном приделе остекленные двери открываются, и храм переводится в летний режим.

В летних храмах категорически запрещено в зимнее время периодические богослужения (например, на престольный праздник). Временный резкий перепад температурно-влажностного режима пагубно сказывается как на самой постройке, так и на иконописи.

Кроме того, выпадение конденсата может вызвать короткое замыкание, появление окислов и ржавчины на металлических предметах и т.д.

Приведу очень верные слова из статьи, написанной академиком Д.С. Лихачёвым: «Всякий памятник есть документ своей эпохи. Неправильное лечение этого документа, неправильные задачи, которые ставит перед собой реставратор, или его попытки к «сотворчеству» приводят к тому, что документ частично или полностью заменяется макетом... Памятник не просто должен быть вылечен сам по себе, но он должен найти свое место в той материальной и социальной среде, которая его окружает. Если эта среда недостаточно интеллектуальна и не способна понять ценности памятника, не обладает достаточными знаниями по истории и истории культуры, не осознает своей двойной ответственности перед прошлым и будущим, ... то реставратор обязан «вылечить» памятник в такой мере, чтобы, не теряя своей документальности (курсив мой – А.Т.), памятник смог стать в достаточной мере «авторитетным» и не подвергнуться риску быть снесенным, причисленным к памятникам «второстепенного» значения, смещённым с места, заменённым макетом (реконструкцией)»¹.

 

Интерьеры

1. Иконостасы и роспись стен

Сложной проблемой является восстановление иконостаса, а также настенной росписи. Обычно иконостас утрачен полностью, но бывают случаи, когда утрачены только иконы и накладные декоративные элементы иконостаса. Иногда сохраняется верхняя часть иконостаса, до которой во времена СССР или современные мародеры не сумели добраться.

В настоящее время имеет место ошибочная тенденция при восстановлении полностью утраченного иконостаса устанавливать либо тябловый иконостас в стиле XVI в., либо иконостас в стиле поздней эклектики, скажем, «купеческого» типа. О стилистическом согласовании архитектуры иконостаса и архитектуры храма мало кто задумывается.

Сразу хотел бы уточнить, речь идет об архитектурном стиле иконостаса, а не об иконах. Иконы и роспись храма будут рассмотрены отдельно. Архитектурный стиль иконостаса является неотъемлемой частью архитектурного стиля храма. Тем не менее, регулярно приходится видеть в храмах, независимо от их архитектурного стиля, тябловые иконостасы, которые характерны, в основном, для допетровской эпохи. Особенно странно они выглядят в храмах второй половины XVIII – первой половины XIX вв. Архитектура этого периода изначально не рассчитана на установку тяблового иконостаса, в таких храмах он всегда выглядит инородным элементом. Объяснения со стороны прихода, почему, скажем, в ампирном храме, вопреки эскизному проекту, установлен тябловый иконостас, можно разделить условно на четыре группы:

1. Некомпетентность настоятеля в данном вопросе, что никак не может являться оправданием, поскольку в академическом курсе церковной археологии русской церковной архитектуре уделено не последнее место.

2. Относительно невысокая цена тяблового иконостаса, который, собственно говоря, представляет собой сетку из балок и стоек, заполняемую иконами. Стремление оптимизировать затраты на установку иконостаса, конечно, не лишено оснований, тем не менее, оно не совсем верно:

во-первых, в барочных, особенно же в классических и ампирных иконостасах достаточно большую площадь занимает фон – основная поверхность иконостаса, в которую врезаются обрамленные профилями иконы, в то время как в тябловых иконостасах основной фон состоит из икон. Совершенно очевидно, что квадратный дециметр струганой окрашенной доски в несколько раз дешевле квадратного дециметра иконописи.

во-вторых, никто и не призывает устанавливать на иконостасе классические колонны с развитыми капителями или барочную лепнину. Соответствие архитектурному стилю достигается не количеством деталей, характерных для данного стиля, а благодаря правильному общему рисунку, архитектуре иконостаса. Изготовление на фрезерном станке необходимого метража профилированных накладок, необходимых для оформления иконостаса, очевидно, будет стоить дешевле икон.

3. Идейная причина – я бы назвал ее «архитектурным старообрядчеством», когда форма начинает тяготеть над содержанием. Иначе говоря, сторонники этого направления утверждают, что до Петра I всё в церковном искусстве было хорошо, а после Петра I всё стало плохо. Думаю, что такие вопросы должна решать церковная полнота, а не отдельно взятый батюшка или приход.

4. Требование благотворителя установить обязательно тябловый иконостас. Безусловно, настоятель должен в этой ситуации, освежив знания по истории русской архитектуры и истории Русской Церкви, со сметой в руках постараться объяснить благотворителю, какой именно иконостас должен быть в данном храме, а также представить смету на стоимость того и другого. В сметную стоимость обязательно должна быть включена и стоимость икон. Следует также указать на временной фактор, а именно: написание икон может растянуться на длительный срок.

Тябловые иконостасы вполне допустимы в храмах второй половины XIX – начала XX века, так как эти храмы часто имеют «нейтральный» интерьер и тябловые иконостасы не смотрятся диссонансом.

Другой весьма негативной тенденцией является стремление установить иконостас, соответствующий принципу «чем богаче, тем красивее». При таком подходе богатство, как правило, определяется площадью золоченой поверхности и числом завитушек на квадратный метр. Приведу здесь пример из русской классики: «Я вошёл в избу, или во дворец, как называли её мужики. Она освещена была двумя сальными свечами, а стены оклеены были золотою бумагою...» (А.С. Пушкин «Капитанская дочка»).

Это то самое представление о богатстве, которое сохранилось до сих пор среди обывателей. Причины очевидны: отсутствие чувства меры, общей культуры. Никто никогда не отрицал золота как высокодекоративного материала, важно, сколько и где его использовать. Также, к сожалению, мастерские, занимающиеся проектированием и изготовлением иконостасов, часто предлагают иконостасы невысокого художественного уровня, но зато перенасыщенные декоративными элементами. По непонятной причине за образцы нередко берутся иконостасы провинциального уровня среднекупеческого вкуса, относящиеся к периоду распространения эклектики в архитектуре (приблизительно вторая половина XIX в.).

Безусловно, и тогда строилось множество выдающихся храмов с прекрасными иконостасами, тем не менее, временем всеобщего расцвета русской архитектуры этот период назвать трудно. При той массовости, которую приобрело тогда церковное строительство, невозможно было требовать высокого художественного уровня от всех построек. При желании использовать как образец прекрасную самобытную народную русскую резьбу необходимо обратиться к специальной литературе на эту тему, а не к популярным изданиям, лежащим во всех книжных магазинах.

Один из путей получить иконостас, который не будет апофеозом безвкусицы, – это просто максимально точно копировать лучшие старые образцы. Если есть возможность, просмотрите побольше альбомов и книг, в которых встречаются фотографии существующих старых иконостасов. Я говорю о существующих, так как при необходимости вы всегда можете если не сами поехать для фотографирования, то попросить кого-либо из знакомых детально отснять иконостас крупным планом. В специальной литературе, которая теперь вполне доступна, вы всегда найдете иконостасы в «русском стиле», стиле ампир и др. Попросите подрядчика изготовить максимально близкую копию с учетом размеров вашего храма.

Если же проектирование иконостаса поручено архитектору-реставратору, то можете представить ему фотографии или, например, гравюры с изображением исчезнувших иконостасов вашего храма, разумеется если эти фотографии или гравюры сохранились. На этой основе архитектор сможет вам представить грамотно разработанные рабочие чертежи.

Разумеется, наиболее просто стоит вопрос при изготовлении иконостаса для храма допетровского времени. В этом случае со спокойной совестью можно устанавливать тябловый иконостас. Не рекомендую покрывать тябла обильной резьбой, так как, во-первых, это дорого, а во-вторых, использованные мотивы резьбы могут быть заимствованы из плохо понятого псевдорусского стиля или мебельной фабрики. Возможна роспись растительным орнаментом, но тоже скромная. Использование басмы как декоративного покрытия тябел, к сожалению, достаточно дорого, поэтому для снижения стоимости вполне допустимо использовать не серебро, а более дешевые металлы.

Тем более приходится учитывать, что многие способные мастера не имеют официального разрешения на работы с драгоценными и полудрагоценными металлами. Не стоит всё-таки нарушать закон.

Примерами басменной отделки могут служить иконостасы Успенского собора в Московском кремле, Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры и др.

 

2. Роспись стен

Прежде всего я хочу вам порекомендовать прекрасную книгу Л.А. Успенского «Богословие иконы Православной Церкви», что, безусловно, поможет вам при работе с иконописцами.

Роспись стен является неотъемлемой частью архитектуры интерьера. Нарушение иконописных канонов и замена иконописи живописью на религиозные сюжеты, получившая распространение в послепетровское время, не соответствует иконописной традиции Православной Церкви. Воспроизводить ее в храмах, утративших роспись, не рекомендуется.

Наибольшую трудность вызывает расписывание храмов, построенных в стиле барокко, а также в стиле классицизма, построенных в XVIII – первой половине XIX вв. (ампир).

В данном случае я могу высказать только свою точку зрения, отнюдь не претендуя на ее правильность. В барочных и ампирных храмах лучше свести к минимуму роспись, заменив ее при крайней необходимости орнаментом, соответствующим данному стилю. На стенах могут находиться большие киоты с иконами канонического письма, возможно также устанавливать напольные киоты. Традиционная роспись стен всего храма при классическом интерьере и иконостасе будет выглядеть диссонансом. Если же сохранилась значительная часть живописи и лепнины или даже их небольшие фрагменты, то их ценность определяет только комиссия специалистов, а не приходское собрание с настоятелем.

Что касается храмов второй половины XIX – начала XX вв., особенно в провинции, то проблема росписи стен стоит не так остро, поскольку храмы имеют чаще всего «нейтральные» интерьеры. При полной утрате росписи в этих храмах не только возможно, но обязательно расписывать их в иконописной манере. В случае сохранности части росписи ее ценность также должна быть определена специалистами.

Примечание: аналои, паникадило, резные киоты и т.д. также являются частью архитектуры интерьера. Кроме того, настоятелю придётся очень внимательно следить за размерами и развеской икон, расположенных на стенах, в отдельных стоячих киотах и т.д. Хаотическая развеска пожертвованных икон, чрезмерное количество вышитых подзоров, полотенец, бумажные иконочки, заполняющие подоконники и т.д. – всё это хорошо знакомо многим священникам.

 

3. Полы

Разногласия по поводу покрытия полов храма, как ни странно, возникают достаточно часто. Дело в том, что сейчас модно устраивать в храме мраморные полы, что для многих является признаком красоты и богатства. В России мраморные полы встречались редко как из-за их высокой стоимости, так и потому, что мрамор – достаточно мягкий материал и в больших приходах пол изнашивался достаточно быстро. Гранитные полы – тоже большая редкость.

Во время проведения исследовательских работ почти всегда можно обнаружить фрагменты первоначального покрытия пола: каменные или чугунные плиты, разнообразная плитка, кирпич. Белокаменные плиты или плиты из песчаника широко использовались для покрытий полов. Метлахская плитка получила распространение в России в конце XIX века.

Если есть возможность, лучше всего устраивать полы из каменных плит по насыпному слою в случае, если храм не имел подполья.

Большая часть восстанавливаемых церквей – это сельские храмы или храмы небольших городов. Устройство в них мраморных полов из плиток современного формата полностью противоречит архитектуре храмов и их внутреннему убранству.

Белокаменные полы из твёрдого белого камня можно устраивать в храмах, в которых число прихожан не превышает в среднем 150-200 человек на воскресной службе. Если же приход большой, желательно устраивать полы из песчаника как материала более твердого. Размеры плит могут быть 12х12 вершков и более при вершковой толщине, т. е. 535х535мм и толщиной 45мм. Данные размеры я привожу только в качестве примера.

Многие храмы не имеют вентилируемого подполья, и полы укладывались прямо по грунту. Сейчас получило распространение устройство цементной стяжки – это абсолютно неверно и губительно для храма. Цемент не пропускает влагу. Капиллярная влага из грунта доходит до цементной стяжки, и поскольку цемент работает как изолятор, начинает мигрировать к стенам, сложенным на известковом растворе. В итоге влага всасывается в стены, и через несколько лет по низу стен появляются грибок или высолы. Стяжка должна быть из сложного раствора – известь, песок и немного цемента.

Полов из плитки также желательно избегать, так как плитка не пропускает влагу, а вместе с ней и соли (см. выше). В результате соли, скапливаясь под плиткой, начинают мигрировать вместе с влагой к стенам, и результат такой же, как от цементной стяжки. ПРИ НЕГЛУБОКОМ СТОЯНИИ ГРУНТОВЫХ ВОД РЕКОМЕНДУЕТСЯ ПОД ПОЛОМ УСТРОИТЬ ГРАВИЙНУЮ ПОДСЫПКУ 40-60 СМ. Гравий хорош тем, что нет в нём капилляров, по которым могла бы подняться вода.

Как уже указывалось, метлахская плитка, которую часто можно встретить в храмах, была разработана только в середине XIX в., а массовое распространение в России получила в конце XIX – начале XX вв. Ее широкое применение обусловлено высокими механическими показателями и художественными вкусами эпохи. Возможность отрицательных последствий её использования на старых храмах в ту пору была просто неизвестна.

 

4. Окна и двери

Окна и двери являются архитектурными элементами храма и должны быть выдержаны в том же стиле, что и храм. Изготавливаются столярные изделия чаще всего из сосны, изготавливать из дуба совершенно не обязательно – в дореволюционной России 90-95% окон и дверей изготавливались из сосны. Окрашиваются они чаще всего в белый цвет; другие цвета также использовались, но значительно реже. Если сохранились фрагменты подлинной столярки, то вы можете провести исследования и попытаться определить первоначальный цвет. Если же ни окон, ни дверей не сохранилось, то чтобы свести к минимуму ошибку в цвете, лучше красить в белый. Пластиковые окна в старых храмах недопустимы, так как безобразны с архитектурной точки зрения, а также из-за своей герметичности нарушают циркуляцию воздуха в храме, т.е. температурно-влажностный режим.

Достаточно распространенной ошибкой является установка оконных блоков снаружи. Это абсолютно неверно, хотя такие случаи встречались в начале XX века. Оконные блоки всегда ставятся изнутри храма, за решеткой. Для них всегда существует четверть в кирпичной кладке внутри, без четвертей для оконных блоков оконных проемов не существует, хотя бы минимальных.

Андрей ТУТУНОВ,
архитектор

Продолжение следует…

_______
¹ Восстановление памятников культуры (Проблемы реставрации). / Сборник статей под редакцией Д. С. Лихачёва. М., 1981. С. 10.

 

Другие публикации Андрея Тутунова по теме реставрации и строительства храмов:

С чего надо начинать?

Ведем фотофиксацию и разбираем завалы

Очистка сводов и обрушение фрагментов, растительность на храмах

Археология, консервация, инженерные рекомендации

Поговорим о фундаментах

Как спасти своды и защитить храм от влаги

Архитектурная часть проекта реставрации

 

 

 

 


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Банковская карта
       4261 0126 7191 6030

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.

Яндекс.Метрика