При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Ваше Святейшество, разрешите обратиться!

24.01.2018

7754839.jpg

Далеким от Церкви людям жизнь верующего человека представляется чем-то неизменно строгим, не слишком веселым и даже отчасти унылым. Однако только тот, кто пришел к вере, знает о радостном ощущении постоянно происходящего чуда, в котором живут чада Церкви. О вере, чуде, войне и мирной кончине, о которой молятся за каждым богослужением, рассказывает Михаил Насонов в своей трогательной зарисовке из серии «Архангельские церковные байки».

 

Ромка, армейский друг Никифора, был из той породы людей, которые постоянно ищут встречи со смертью, но смерть всегда обходит их стороной. Бравый боевой офицер, неутомимый весельчак и оптимист. Воевать он начал со срочной службы, и воевал, что называется, от души: без страха и с задором.

Война и свела Ромку с будущим отцом Никифором. Под палящим солнцем, на горных перевалах под прицелом снайпера они сошлись той настоящей мужской дружбой, которая неразрушима ни в сей жизни, ни в следующей. В миру их пути на время разошлись: Никифор начал строить семейную жизнь, работать и воцерковляться, а Ромка продолжил воевать, играя со смертью в прятки. Он смог переиграть ее там – под пулями и гранатами. Но она затаила обиду и отомстила, когда пришел нужный час.

...Отца Никифора разбудил ночной звонок на мобильный. К таким звонкам за время своего пастырского служения он уже привык. Но то, что он услышал на этот раз, повергло его в шок:

– Батюшка, у Ромы отказала поджелудка. Панкреонекроз. Он в реанимации, – плакала по телефону супруга однополчанина.

Смерть взяла свое: прошедший пять «горячих точек» офицер отравился просроченной пищей. Но это был лишь спусковой крючок страшной болезни. Реальная причина крылась в многолетнем стрессе.

Когда отец Никифор приехал в больницу, Ромка был в глубокой коме, его подключили к аппарату искусственного дыхания. Пожилой хирург, увидев священника, вздохнул:

– Через пару дней отойдет – чудес не бывает.

Отец Никифор, в жизни которого после прихода к вере чудеса происходили постоянно, ничего не ответил и лишь попросил покрестить своего армейского друга.

Чудо Господь явил. После крещения Ромка, к удивлению всего отделения реанимации, вышел из комы. Он не мог говорить, но внимательно слушал отца Никифора, когда тот рассказывал ему о Христе, о вере, о том, что смерть – это только второе рождение. О том, что жизнь вечная начинается уже здесь, на земле, с принятия Крови и Плоти Сына Божия.

Ромка с радостью согласился на соборование. Но через два дня после совершения Таинства его состояние резко ухудшилось: неожиданно разошлись швы. Счет шел на часы. Смерть уже пришла в палату к тому, кто посмел когда-то бросить ей вызов. По всем прогнозам, она должна была победить, если бы Господь во второй раз не явил Свою волю.

В то утро, когда боевой офицер умирал в одной из архангельских больниц, Святейший Патриарх Кирилл совершал в Архангельске Божественную литургию. На службу собрали всех местных священников, включая отца Никифора. На литургии он просил Бога лишь об одном: дать еще Ромке время для покаяния. После службы все священники стали подходить к Патриарху под благословение.

Отец Никифор, чей армейский опыт пока еще в разы превосходил пастырский, рассудил так: рядовые попы – это солдаты и офицеры, наш владыка – генерал, а Патриарх, значит, главнокомандующий. В армии по слову главкома горы переворачиваются – в духовном мире должно быть также...

– Ваше Святейшество, разрешите обратиться! – прогремел басом отец Никифор, отвесив Патриарху глубокий поясной поклон.

У отца-секретаря с отцом-благочинным начали шевелиться волосы на голове: Господи, помилуй... сейчас начнется жаловаться на нас всех Святейшему, потом костей не соберешь.

Предстоятель с удивлением посмотрел на бравого батюшку.

– Ваше Святейшество, у меня сейчас друг армейский в больнице умирает. Помолитесь за него! Романом зовут.

Патриарх Кирилл тепло улыбнулся и затем произнес:

– Помяни, Господи, о здравии и спасении воина Романа!

Спустя час Ромка вышел из комы. Вопреки прогнозам врачей. По молитве Патриарха. По воле Того, Кто держит в Своих руках ключи от жизни и смерти.

Он жил еще месяц. Читал закон Божий, причащался из рук отца Никифора. В свои последние дни он обрел сокровище, цены которому на земле нет. Ромка не умирал – он готовился к переходу. От тьмы к свету, от страдания к радости, от смерти к жизни.

…Раб Божий воин Роман скончался в день рождения отца Никифора. Так Господь соединил души своих друзей. Круг замкнулся: война прекратилась и наступил мир. «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» (Ин. 14. 27).

Михаил НАСОНОВ

Публикация журнала
«Вестник Архангельской митрополии»

 

 

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓