Приход в медиаполе: часть I

27.01.2016

7654.jpg

26 января 2016 года в РПУ в рамках Рождественских чтений прошел круглый стол, посвященный вопросам освещения приходской жизни в медиа. Встреча была организована интернет-порталом «Приходы» и кафедрой журналистики и PR Российского православного университета.

В каких случаях представители СМИ обращают внимание на православные приходы? Как приходам попасть на ленты информационных агентств и полосы газет? Какой формат сотрудничества ожидают от журналистов священнослужители и церковнослужители? Что интересного в жизни Церкви и деятельности храмов? В обсуждении этих вопросов приняли участие:

  • клирик Губкинской епархии протоиерей Димитрий Карпенко, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви;

  • Любовь Кутузова (Иннокентьевский приход Хабаровска);

  • Ольга Липич, главный редактор портала «Религия и мировоззрение МИА «Россия сегодня»;

  • Елена Жосул, заведующая кафедрой журналистики и PR Российского православного университета, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви;

  • Евгения Жуковская, главный редактор интернет-портала «Приходы», сотрудник Управления делами Московской Патриархии;

  • Евгений Стрельчик, и.о. ответственного редактора «журнала Московской Патриархии»;

  • Юлия Тутина, редактор отдела «Общество» газеты «Аргументы и факты».

Предлагаем читателям стенограмму дискуссии, которая развернулась во время заседания круглого стола «Приходы в медиамире: когда СМИ интересно писать о православных общинах?»

Елена Жосул: Тема эта близка каждому из нас: с одной стороны, все мы прихожане тех или иных храмов, с другой – каждый из нас, так или иначе, работает с информацией. Интересно ли сегодня СМИ писать про приходскую жизнь? Возможно ли писать сегодня о приходах без скандального контекста? Как писать средствам массовой информации о приходах? Каковы ожидания журналистов от приходов? Каковы ожидания приходов от журналистов? Постараемся ответить сегодня на эти вопросы.

8.png

Евгения Жуковская: Религиозный фактор сегодня постоянно присутствует в публичном пространстве. Но если мы посмотрим, каков этот фактор, то увидим, что он, как правило, связан с негативными интонациями, негативными характеристиками, со скандальностью. Во многом это связано с тем, что различные экстремистские, террористические группировки активно используют религиозную тематику в своей деятельности.

С другой стороны, на протяжении последних десятилетий мировые религиозные лидеры всё чаще и чаще возвышают свой голос по поводу различных политических, социальных проблем, дают свои оценки. Если говорить о России, то на федеральном уровне слышны, как правило, голоса высшего церковного начальства, на региональном – правящих архиереев. Как исключение в поле зрения СМИ попадают обычные священнослужители, еще реже – истории православных людей, может быть, в контексте какой-то деятельности приходов. Я хотела бы попросить главного редактора портала «Религия и мировоззрение МИА «Россия сегодня» Ольгу Липич рассказать о том, когда приходская тематика попадает в информационные ленты федерального уровня. Возможно ли приходу из глубинки пробиться к вам?

5.png

Ольга Липич: Я думаю, что ответ на вопрос можно поделить на две части:

  • Скандал, при котором событие, произошедшее в том или ином приходе, попадает в федеральные информационные ленты;

  • То, к чему нам всем следовало бы стремиться – нескандальные мероприятия, которые пока достаточно редко попадают на страницы федеральных СМИ.

По поводу скандалов – важно уметь работать с такими событиями. Думаю, со стороны журналистов все равно есть ожидание, в ответ на которое можно было бы сделать работу по неприятным поводам менее проблематичной. В первую очередь – это скорость ответа на журналистский запрос. Журналисты ждут, что в епархии, в благочинии, в приходе будет человек, готовый в любое время ответить на вопрос журналиста, если что-то случается. Помимо скорости, на мой взгляд, приветствовалась бы открытость к журналисту. Журналист – не враг, который хочет раскопать грязное белье и вытащить его на всеобщее обозрение, а человек, который просто выполняет свой долг, стремится помочь религиозной сфере общества преодолеть какую-то проблему. Очень важен настрой, чтобы диалог шел с уважением и определенной мерой доверия.

Если речь идёт о событиях, удалённых от Москвы, то было бы хорошо, чтобы в каждой епархии, в каждом благочинии был человек, который знает основных журналистов, работающих по религиозной тематике в данном уголке России, чтобы связи были налажены заранее. Чтобы, когда возникает скандал, уже сами епархии знали, к кому донести информацию в правильном, объективном ключе.

12.png

Для более тесного знакомства можно организовывать мероприятия, например, приуроченные к праздникам. Здесь была бы и просветительская миссия, и миссия знакомства, обмен мобильными телефонами и электронной почтой для оперативной связи.

Что касается приходской темы без скандала, то здесь, в первую очередь, от мероприятия требуются две вещи: масштабность и нетривиальность. Например: в самом морозном месте России прорубили самую глубокую прорубь, или их прорубили сто штук, или рекордное количество желающих окунуться.

12512629_1033594183348607_1128887927906314395_n.jpg

Вопрос из зала: А если без сенсаций?

Ольга Липич: Без сенсаций сложнее – тогда нужна масштабность. Или новость должна быть на стыке с другими областями. Религиозная жизнь довольно успешно попадает на страницы федеральных изданий на стыке с другими областями. Многим журналистам интересна социальная значимость события: благотворительность, помощь, нетривиальные истории, которые можно рассказать. Плюс культурные акции, реставрация исторических памятников, сбор молодёжи, которая решила что-то улучшить и так далее. Что-то, что имеет исключительность и может быть примером для других. Это может быть интервью с интересным человеком – вот, например, иеромонах Фотий.

Участие в общегосударственных программах также важно. Например, если каким-то образом удастся включить себя в программу празднования тысячелетия русского присутствия на Афоне – это шанс «подсветиться» в федеральных СМИ.

12644993_1033874159987276_7270574757220084398_n.jpg

Евгения Жуковская: Спасибо, Ольга. Согласно социологическим исследованиям, проведённым в 2015 году, самый низкий уровень доверия россиян к Русской Православной Церкви – в посёлках городского типа. Если мы посмотрим на церковную действительность, такие населенные пункты, как правило, – это центры маленьких региональных епархий, которых сегодня достаточно много на территории Российской Федерации.

С нами сегодня протоиерей Димитрий Карпенко, представитель Губкинской епархии. Как вы в своём небольшом епархиальном центре выстраиваете отношения с местными СМИ? Есть ли запрос у журналистов на церковную тематику? Как удаётся пробиться с добрым, вечным и «не интересным», не скандальным, не исключительным на полосы районных СМИ? Как удаётся «войти в доверие» к региональным журналистам?

12565347_1033592816682077_6648212730682812522_n.jpg

Протоиерей Димитрий Карпенко: В маленьких епархиях (думаю, не только в нашей) светским СМИ не интересно писать на церковные темы, тем более, писать о чём-то обычном, рутинном. Когда я получил назначение быть благочинным, одно из первых действий, которое предпринял, – пошёл в редакцию местной газеты «Сельские просторы» с рассказом о том, что у нас активизируется церковная жизнь, что у нас теперь есть епархия, что теперь будет более деятельное внимание к каждому приходу, каждому населённому пункту. Разговаривали часа два. Но результата от этого разговора, кроме того, что мы познакомились, не было. Как давали перед крупными праздниками обычные материалы и поздравления, так и даём. Объясняется это тем, что публикации платные. Газеты просто так предоставлять место не согласны.

На областном уровне – на уровне митрополии – ситуация чуточку получше. У нас есть замечательный опыт: два раза в году, перед Рождеством и перед Пасхой, устраивается прямой эфир с митрополитом. О нём объявляется заранее, люди имеют возможность задать свои вопросы как по интернету, так и по телефону. Вопросы разные, разный уровень образования и воцерковлённости у людей, но у всех есть возможность спросить своего архипастыря о своих проблемах. Я думаю, это замечательно.

15.png

На приходе чувствуется дефицит обратной связи с нашими прихожанами. Мы еженедельно издаём приходской листок. Раздаём его бесплатно. Цель – удержать ту паству, которая есть. Публикуем приходские новости, другой информационный материал, который я отбираю самостоятельно. Листок пользуется очень большим успехом: если не успеваешь сделать очередной номер, читатели ропщут.

Вопрос из зала: Как вы его печатаете? Дорого ли обходится?

Протоиерей Димитрий Карпенко: Обходится недорого. Печатаем в местной типографии – самим было бы затратнее. Конечно, есть интернет, но если мы говорим о небольших населённых пунктах, его влияние не столь велико, как в столице.

Я бы хотел немного рассказать о федеральных СМИ, высказать свои мысли. Вот интересно: у нас можно говорить много замечательных проповедей, произносить призывов, можно издавать замечательные книги о правильных вещах, но достаточно выйти одной передаче «Пусть говорят» о Матроне Московской, о Луке Крымском или Спиридоне Тримифунтском, как сразу люди в храм идут, даже икон не хватает в лавке. И эти сюжеты не связаны со скандалом – чудо привлекает внимание.

16.png

Вот у нас было тысячелетие преставления святого князя Владимира. Это замечательный повод поговорить о крещении, о том, что это такое. Представляете, если была бы хотя бы одна передача в прайм-тайм?

Ольга Липич: Вы правильно заметили, что возможности телевидения в прайм-тайм велики. Но там и подача может не всем понравиться. Взять того же Малахова – не каждый священнослужитель пойдёт к нему на передачу. Всё должно быть нацелено на свою аудиторию.

Очень важно готовить информацию. Например, если нет имени на слуху, а священнослужитель с уникальной судьбой, с уникальными словами, актуальными сегодня, то задача тех структур, которые об этом знают, – подготовить коротенькую справочку, разослать её в СМИ как региональные, так и федеральные. Сделать интересный заголовок. Не «у нас день памяти» и так далее, а «священник взошёл на Эверест» или «проплыл несколько раз вокруг земного шара», ещё что-то.

Нужно выделить те вещи, которыми можно зацепить. А дальше журналисты уже сами заинтересуются.

10.png

Евгения Жуковская: Евгений Стрельчик, ответственный редактор «Журнала Московской Патриархии». Как за 25 лет изменились запросы СМИ по отношению к Церкви?

Евгений Стрельчик: Они не изменились, на мой взгляд. Потому что, в любом случае, журналист ищет сенсацию, ищет необычный информационный повод. Своим студентам я постоянно говорю, что не надо писать о том, что собака укусила человека, – пишите о том, что человек укусил собаку.

Я не перестаю быть уверенным в том, что будущих священников надо учить общаться с журналистами, чтобы учить создавать информационный повод. Это связано со многими вещами –встанет, например, перед священником задача выпустить газету или приходской листок. Надо понимать законы СМИ. Я прекрасно помню свой опыт церковной журналистики, я помню, как ко мне, помимо всяких сектантов, приходили православные люди и приносили проповеди. Я говорил, что я не буду это печатать, потому что, во-первых, это XIX век, а во-вторых, это никому не интересно. Надо понять, что мы искусственно не влезем никуда.

Я очень внимательно слежу за сообщениями в новостных лентах. Вы не поверите, больше всего сообщений по запросам «церковь», «священник», «храм» – это криминальная хроника: ДТП, пожары, кражи. Больше 50 процентов. Я мониторю всё.

Самое забавное – они идут с ошибками. Лет пять-семь назад у нас, конечно, отучились называть православного священника «святым отцом», но всё равно ещё много всего осталось. Почему так происходит? Потому что эти сводки берут из полиции и, не думая, ставят в полосу. Надо рассказывать людям о каких-то элементарных вещах.

12592699_1033593116682047_7862266494293161613_n.jpg

Про листок. Это моя мечта: я считаю, что на приходе не надо делать какую-то межпланетную газету, что будущее – в приходском листке. Мой знакомый священник в Америке выпускал листок и зарабатывал на нём три тысячи долларов в месяц. У меня тоже наброски для подобного листка были – Евангельские, Апостольские чтения, проповеди, какие-то новости. Можно пригласить прихожан в паломническую поездку или призвать их кому-то помочь. Всё. Не надо больше ничего рассказывать там.

Евгения Жуковская: Юлия Тутина, редактор отдела общества газеты «Аргументы и факты». «Аргументы и факты» – одно из немногих изданий современной России, на полосы которого попадают истории из регионов, истории о жизни простых священнослужителей, мирян. У вас удивительные рассказы, очерки о жизни приходских общин далеко-далеко за пределами Москвы и больших федеральных центров. Как вам это удаётся? Не скучно ли? Как вы находите героев? Насколько высоки отклики аудитории на эти публикации?

8144_1033592926682066_6360963180399114068_n.jpg

Юлия Тутина: Да, мы, в отличие от многих других СМИ, не гонимся за «жареными» фактами. Мы никогда не напишем о том, какие часы у Патриарха или какая у него квартира. Тем не менее, о жизни общины как таковой мы тоже писать не будем. Издание мы светское, нас читают не только православные люди. У нас существует большая региональная сеть, и одна из их главных задач – постоянно искать интересных людей. Но не какие-то скандалы, а наоборот, позитивные вещи.

Из последних публикаций – история о настоятеле храма, который много лет назад нашёл свою любимую при каких-то оригинальных обстоятельствах. Вот они вместе, вот их дети. Вы знаете, как ни странно, это очень рейтинговые вещи. Если бы это не было рейтинговым, мы бы не могли это публиковать – как частное издание мы всё-таки должны зарабатывать деньги.

12651069_1033593106682048_4832407102797414544_n.jpg

Полтора года назад я написала о священнике, отце Алексее Медведеве. Он в глухой самарской деревне фактически один поднял совершенно разрушенный храм. Приехал туда, там были три бабки, один алкоголик. Четыре года прожил в какой-то землянке, поднимал храм. Теперь там бывает много людей из Москвы, очень известный приход. Так вот, самое интересное, что только после того, как мы опубликовали это в Москве, мне стали звонить журналисты из его региона с просьбой перепечатать материал или поделиться его контактами.

Была ещё одна замечательная история. Больная девочка попросила Патриарха найти ей семью. Нашлась прекрасная пара, которая удочерила девочку. Когда мы опубликовали об этой истории статью, она вошла в пятёрку лучших материалов номера. Казалось бы, читают нас разные люди.

Мне кажется, не имеет смысла в неглубоко православных СМИ писать о том, что был такой-то праздник. Кому это интересно, те знают. А другим нужно рассказать о том, что существуют вот такие настоятели храмов, простые люди, которые делают добро. И, может быть, именно таким образом удастся рассказать людям, которые не принадлежат к церковной пастве, что там совсем не страшно, а очень даже здорово. На мой взгляд, задача любого СМИ именно такова.

У нас есть приложение «Столичность». Оно более узкоспециальное. В нём рассказывается большими полосами о прошедших праздниках. Но  в светских СМИ, мне кажется, надо идти от самого себя, от тех, кто рядом с тобой. Тогда ты сможешь рассказать людям то, что их может заинтересовать.

Евгения Жуковская: Как вы искали таких удивительных героев не в Москве?

12524039_1033594026681956_8270049335417388917_n.jpg

Юлия Тутина: Про семью нашли регионы. Про отца Алексея Медведева – это было Провидение, чудо. Ездила за огнём в Иерусалим, и мы с ним стояли рядом в храме. Долго ждали, разговорились. По поводу девочки – совместная акция с Пресс-службой Патриарха. Они отобрали тех, кому они хотели рассказать.

Евгения Жуковская: Получается, что светским СМИ церковной проблематики бояться не стоит?

Юлия Тутина: Однозначно. Она может, наоборот, привлечь читателя.

Евгений Стрельчик: Дополню. Мне кажется, надо говорить со светскими СМИ на языке светских СМИ. Как-то в 90-х я пришёл в пресс-службу с вопросом о том, что за праздник, какая сейчас служба будет. Мне дают бумажку с ятью, на которой написано – «Триодь цветная». Я и сейчас со страхом на этот текст буду смотреть, а тогда вообще не мог ничего понять. Как я поставлю это в газету тиражом 900 тысяч экземпляров? Вот ещё пример. Если мы возьмём публикации о Рождестве и Крещении, то Крещение гораздо популярнее в СМИ за счёт Жириновского и всех остальных.

У меня были несколько случаев, когда у священников было чутьё информации. Например, храм освятили, идёт служба. Меня же священник повёл не на это освящение, а смотреть, как прилетел вертолёт ставить крест. Мы это снимали на четыре камеры. Все московские СМИ об этом рассказали. Он сообразил, где будет интересная картинка.

12552534_1033874329987259_3273323749856336041_n.jpg

Евгения Жуковская: Если говорить о картинке, о том, как живут православные люди. Мы пригласили сегодня на круглый стол представителя Хабаровской епархии – Любовь Кутузову из Иннокентьевского прихода Хабаровска. Хотелось бы, чтобы Любовь нам рассказала о том, как простой городской приход ведёт свою информационную работу. Как на вас реагируют светские СМИ, с какими информационными поводами вы выходите? Чем вы интересны региональным средствам массовой информации?

Любовь Кутузова: У нас довольно уникальный опыт. Всё начиналось не так давно: года четыре назад у нас появился сайт – даже не сайт, а небольшой блог на Wordpress, а также группа в соцсетях. Со светскими СМИ нам помог познакомиться епархиальный портал: публикации прихода, размещённые на портале, более широко расходятся по светским изданиям. Бывало даже, что наши материалы перепечатывали сторонние сайты.

Чем более активную работу ведёт приход, тем проще находить инфоповоды. У нас при храме, например, была трапезная для бездомных (тема бездомных для нашего региона, к сожалению, очень актуальна и всегда интересна светским СМИ). Позже из неё выросла хабаровская краевая организация «Милосердие». Это довольно уникальный опыт для нашего региона, он всегда интересен светским СМИ – нам достаточно прислать анонс.

Другая сфера – наш приходской театр, который регулярно даёт благотворительные концерты. Недавно собирали деньги на скрипку для слепой девочки. Это было интересно светским СМИ. Ещё пример: наш настоятель любит хоккей, окормляет местный хоккейный клуб «Амур». Светским СМИ это тоже интересно.

2.png

Основной упор мы делаем на пересечениях. Если тема у нас с изюминкой, то можно не звонить СМИ – они сами на нас выходят. Недавно был случай: к нам обратился за помощью бездомный, оказалось, что он сапожник. Мы оборудовали при храме бесплатную обувную мастерскую для бездомных и малоимущих. Сам сапожник оказался очень отзывчивым. После того, как мы опубликовали историю на сайте, примерно месяц у нас был поток СМИ. Особо даже делать ничего не пришлось.

Евгения Жуковская: А когда вы что-то интересное публикуете, вы сами звоните в СМИ, сами предлагаете информацию, помимо епархиального информационного отдела? У вас есть свои контакты с журналистами?

Любовь Кутузова: Да, у нас своя, сложившаяся в результате работы база контактов. Мы выходим напрямую, анонсируем свои мероприятия.

Евгения Жуковская: Отталкиваясь от вашего позитивного выступления, хочу поделиться несколькими пришедшими мне мыслями. Они, правда, не очень радостные.

11.png

Прежде всего, хотелось бы обозначить несколько проблем, которые существуют в церковной среде. Мне кажется, что в ней существует жёсткая конкуренция друг с другом в медийной сфере – нет соработничества. Нет «братства кольца», если можно так сказать. Например, перед каждой епархией стоит задача увеличить количество приходов. Это предполагает решение сопутствующих проблем – согласование  земельных вопросов и прочее. И что мы видим? Выходя с этими проблемами в публичное пространство, мы остаемся один на один. Каждый отдельный приход в одиночку воюет с внешней средой, которая не хочет пускать Церковь к себе. Посмотрите, как тяжело проходит «Программа-200» в публичном поле! При этом как жительница спального района я могу свидетельствовать: нам не хватает храмов, нам не хватает места для молитвы, нам не хватает места для нормальной церковной жизни.

18.png

Такая же проблема существует  в  наших епархиях. Я вижу, что приходы по одиночке борются, а все вместе мы не очень-то объединяемся. Хотелось бы узнать, почему так происходит? Может, нам найти какие-то новые пути, тезисы, чтобы быть убедительными? И могут ли нас в этом процессе поддержать светские СМИ?

Продолжение дискуссии читайте во второй части материала.

Часть III.

Фото Марии Темновой


Код для вставки на блог или сайт (развернуть/свернуть)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники



Версия материала для печати

КАК ПОМОЧЬ НАШЕМУ ПРОЕКТУ?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами: 
- Яндекс-деньги: 41001232468041
- Webmoney: 391480072686
- На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода: 

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове 
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17  
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001 
ОГРН 1037739274264  
ОКАТО 45263594000  
Банковские реквизиты:  
р/с 40703810900180000148 
в ОАО «МИнБ» г. Москва 
к/с 30101810300000000600 
БИК 044525600 

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта". 

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове. 

Возврат к списку