Ложь. Во спасение?

10.08.2020

7676787888.jpg

В русском языке есть устойчивое выражение «ложь во спасение», и довольно часто именно так оправдывают сказанную ими неправду. Действительно ли ложь бывает во благо, размышляет протодиакон Сергий Епифанцев, клирик старооскольского храма преподобного Сергия Радонежского.

 

Сначала давайте попристальней присмотримся к этому устойчивому выражению. «Ложь во спасение» – кажется, звучит очень по-библейски, правда? Разберемся с этим. Итак, открываем Ветхий Завет, книгу Псалтирь.

В церковнославянском тексте есть такой фрагмент: «…лож конь во спасение, во множестве же силы своея не спасется» (Пс.32:17). По-русски это звучит так: «Ненадежен конь для спасения, не избавит великою силою своею». Церковнославянское слово «лож» в этой конструкции – это краткое прилагательное, часть речи, которая отвечает на вопрос «какой?». И относится эта характеристика к коню. В Ветхом Завете мы видим, что израильский народ никогда не имел конницы, а его враги – египетский фараон, ассирийский царь Сеннахирим – имели. Но это внешнее преимущество не помогло им одолеть тех, на чьей стороне был Господь Бог, защищавший и направлявший Свой народ. Этот стих из псалма учит нас не надеяться на внешнюю силу и видимое преимущество, забывая при этом, что без благословения Божия ничего хорошего у нас не получится.

Но давайте вернемся к вопросу о лжи. Может ли ложь служить во благо? Послушаем Самого Христа. Что Он говорит об этом? «Ваш отец – диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи», – сказал Господь фарисеям (Ин.8:44). Можно ли делать диавольское дело во спасение? Святитель Василий Великий пишет: «…надобно ли лгать, имея в виду что-нибудь полезное? Сего не дозволяет сказанное Господом, Который решительно говорит, что ложь – от диавола, не показывая никакого различия во лжи».

Иногда люди думают, что быть приветливым с человеком, если нет настроения, – это ложь. Или сказать ему что-то доброе, когда на сердце недовольство. Или скрыть грех ближнего («как же я могу об этом не сказать? если о нем не узнают, это будет ложь!»). Подобные моменты замечательно комментирует святой Исаак Сирин: «Когда встретишься с ближним своим, принуждай себя оказывать ему честь выше меры его… Хвали его даже за то, чего он не имеет… Этим и подобным этому привлечешь его к добру, заставишь его стыдиться тем приветствием, каким приветствовал ты его, и посеешь в нем семена добродетели… Берегись кого-либо и в чем-либо порицать или обличать, потому что есть у нас нелицеприятный Судия на небесах. Если же хочешь обратить кого к истине, то скорби о нем и со слезами и с любовию скажи ему слово или два, а не воспаляйся на него гневом, и да не увидит в тебе признака вражды».

Если, например, вас попросили передать что-либо худое, а вы не сделали этого – это не ложь. Или умолчали о том, что человеку неполезно знать. Или скрыли грех ближнего. Но это не значит, что можно постоянно лгать, оправдываясь тем, что делаете это для пользы ближних. Об этом очень ясно пишет авва Дорофей: «Иногда случается такое дело, что бывает крайность скрыть мало; и если кто не скроет мало, то дело приносит большое смущение и скорбь. Когда встретится такая крайность, и видит кто-либо себя в такой нужде, то может посему изменить слово для того, чтобы не вышло… большого смущения и скорби или обиды. Но когда случится такая великая необходимость уклониться от слова правды, то и тогда человек не должен оставаться беспечальным, а каяться и плакать пред Богом и считать такой случай временем искушения. И на такое уклонение решаться не часто, а разве однажды из многих случаев». То есть решаться на ложь стоит в крайнем случае (например, если от правды кто-то пострадает), но и тогда считать этот поступок грехом.

Если относиться к этому легко, можно приобрести греховную привычку, и лукавая, испорченная совесть будет всякий раз подсовывать нам оправдание для очередной лжи. По слову Иоанна Лествичника, «…сплетатель лжи извиняется благим намерением; и что, в самом деле, есть погибель души, то он почитает за праведное дело». Привыкнув лгать, мы будем делать это рефлекторно, не задумываясь, а потому начнем лгать и сами себе. «Страшно запятнать мысль ложью; кровь человеческая не в силах омыть этих лютых пятен. Для такого омовения человечество нуждалось в Крови Богочеловека», – пишет святитель Игнатий Брянчанинов.

Резюмируем: лжи во спасение не существует. Ложь – всегда грех. Если же приходится следовать принципу Аристотеля «de duobus malis minus est semper eligendum» (из двух зол всегда выбирают меньшее), то решаться на это следует в самом крайнем случае, когда нет другого выхода, но и тогда приносить в этом покаяние.

Протодиакон Сергий ЕПИФАНЦЕВ

Публикация сайта «Православное Осколье»

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика