Сквозь бури и грозы

06.07.2020

89870998-09.jpg

Кто-то рассматривает веру в Бога как дополнительные обязанности для человека, лишение его свободы действий. Так ли это? Или вера – это то, то может выстоять, когда ничто земное уже не спасет? Но способна ли вера так защитить человека, и что делать, если тебя или твоих близких постигла беда? Своими мыслями об этом поделился клирик калужского храма святителя Николая иерей Илия Комягин.

 

Отец Илия, довелось слышать от одного человека такие слова: «Когда перестал верить, я стал свободным. Ушло чувство вины, которое меня преследовало за все мои действия, освободилось больше времени». Насколько, на Ваш взгляд, верен этот тезис?

– Я считаю его в корне неправильным. Каждый человек хочет быть счастливым. Но зададимся простым вопросом: что такое земное счастье? Может быть, счастье – это «вырастить сына, построить дом, вырастить дерево?»? Кому-то удается всего этого достичь, и тогда перед ним встает вопрос: а что делать дальше? Бывает иначе: человек не достигает поставленных целей, но время утрачено. Ему уже 70-80 лет, дома нет, детей нет, дерево не посажено. И встает тот же вопрос: к чему дальше стремиться? Нет ни сил, ни цели, ни ориентиров.

А вера – ориентир в земной жизни человека. Если мы не верим, наша и так заземленная жизнь становится совершенно бессмысленной. Потому что если человек не верит, что за гранью смерти существует жизнь, то его земное бытие обесценивается, все интересы человека сосредоточены здесь, на земле, без оглядки на Небо. Даже если он ставит перед собой вопросы типа «что дальше?», «ради чего я живу?», «куда мне идти?», он решает их только в земном ракурсе.

Если у человека нет веры в то, что Бог – наш Отец, Творец, что наше Отечество, главные ориентиры – в Царстве Небесном, что цель земной жизни – спасение души, если всё это чуждо человеку, то он человек несчастный.

Недалеко мы ушли от тех времен, когда в нашей стране были гонения на веру. Отец Сергий Правдолюбов, у которого ряд родственников пострадал в репрессиях и был прославлен в лике святых, сказал однажды, что верующим людям легче было выжить в лагерях.

Почему?

– Попадавшие в концлагеря были несчастны вдвойне: помимо мучений, которые эти люди претерпевали, они были разочарованными людьми. Они работали на советскую власть, ходили на демонстрации, митинги и собрания, вели обыкновенный образ жизни, и вдруг их арестовывали непонятно за что, отвозили не известно куда, и они не понимали, что сделали такого, что оказались в лагерях, за что страдают.

Ведь они от чистого сердца отдавали себя, свою жизнь, работу здоровье той системе, в которой находились, – заводу, фабрике… И вдруг по какому-то навету их забирали, объявляли «врагами», и все у них рушилось – все ценности, все ориентиры. Почему? Потому что они были целиком здесь, были земными, и «Царство Небесное»  хотели создать здесь же, на земле, без Бога. Даже если человек оставался жив после лагерей, судьба его была поломана, в душе таились разочарование и обиды на жизнь, на окружающих.

Люди же, которые верили в Бога, знали, за что пострадали, и понимали, куда им идти. Они принимали посланные им испытания как мученичество за Христа и веру, свои страдания воспринимали как очищение перед встречей со Христом Богом. Они помнили слова Господа: Если Меня гнали, будут гнать и вас (Ин.15.20).

Не веруя, человек навряд ли будет свободным, тем более свободным от своих неправильных поступков – грехов. Вседозволенность – да, она войдет в жизнь неверующего человека. Не будет тяготить чувство вины? Да, не будет. Все пороки, страсти, плохие поступки без веры будут для нас оправданы. Мы войдем в сговор со своей совестью: она не будет беспокоить нас, а мы – ее.

Освободится ли время у неверующего человека? Я уверен, что времени вообще не останется с таким отношением к жизни. Например, страсть нашей современности – игромания. Верующему человеку, а тем более осознавшему, что игромания – это грех, будут доступны такие «инструменты», как Таинства (исповедь, причастие), которые однозначно помогут преодолеть этот духовный недуг, если человек впустит их в свою жизнь. И поров подобную страсть, человек получит в день от трех до восьми и более освободившихся часов своей жизни.

Поэтому без веры быть свободным, счастливым невозможно.

Для многих серьезным испытанием их веры становятся трагические случаи, происходящие с нашими близкими или знакомыми, особенно если страдают или погибают дети.  Люди задаются тяжелыми вопросами: как это могло случиться, за что? Отче, может ли вера помочь человеку в ситуации сильнейшего страдания?

– Если фундамент нашей жизни – вера, то на этот фундамент всегда можно будет опереться, в том числе и в таких случаях. Боль утраты, конечно, есть и будет. Здесь не надо быть ханжой и говорить: «Вы потерпите, это такое испытание» и прочее. Легко так говорить, когда тебя лично боль не касается. Но когда ты видишь близких, родных людей, которые уходят из жизни по причине тебе непонятной, уходят скоропостижно, трагически, конечно, возникают вопросы: почему? почему со мной? почему с моими близкими? почему это произошло сейчас? В чем виноват я или те люди, которые пострадали, погибли либо получили увечья, что будут сопутствовать им в течение всей жизни?

Я согласен с мнением, что для нас происходящие трагедии – назидание. Назидание о том, что наша жизнь ничем не подкреплена, кроме как Промыслом Божиим и Божиим желанием существования человечества в целом. Техногенные катастрофы, человеческие оплошности, в том числе преступные, которые ведут к трагедиям, и прочие беды, на мой взгляд, не есть «Божие наказание». Господь есть Любовь, мы слышим об этом в Евангельском повествовании.

Но вот в мирное течение жизни врывается такая беда: трагически погибает кто-то из родственников. Уже случилось. Факт совершённый. Что делать в данном случае? Если мы себя позиционируем как христиане, мы должны помнить, что душа бессмертна. Сколько бы раз на проповедях батюшка ни говорил  о том, что мы здесь временно, что не надо привязываться ни к чему земному, всё равно все хотят комфорта, удовольствий, есть послаще, жить подольше, это понятно. Но мы с собой ничего не забираем в тот мир, и если человек погибает, умирает по болезни или даже по старости, мы, земные, что можем сделать? Осуждать Бога? Роптать на Нег, что Он вот так поступил? Или можем изменить состояние нашей души и молиться о душе того человека, который ушел?

На мой взгляд, в момент случившегося горя не надо задаваться вопросами: почему Бог так со мной поступил, почему это со мной произошло именно сейчас? Надо задать себе другой вопрос: что делать в данной ситуации? Церковь всегда призывает к тому, чтобы молиться. Ведь молитва (и Господь об этом говорит) всегда действенна. Если человек с усилием молится о себе и о других, своих близких, то в данный момент он способен изменять не только состояние своей души, но и состояние души человека, за которого молится.

И окружающие молящегося человека люди – отец, мать, сестры, братья, племянники, дети, другие родные и близкие, которые его в этой жесткой ситуации застали – видят его веру и его молитву. Они видят, что человек, переживающий трагедию, не ожесточается, он принимает свою жизнь как промысел Божий о нем и старается в этой данности исправить состояние души и свое, и того человека, которого с нами не стало.

Беседовала Юлия БЕЛКИНА

В основе материала –
публикация газеты «Наша вера»
 (Калужская епархия)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика