Семьи гармоничные и негармоничные

19.11.2015

3245098.jpg

«Приходы» публикуют вторую статью по итогам встречи в «Илиинской гостиной» с деканом психологического факультета РПУ протоиереем Петром Коломейцевым. В материале – краткой выжимке из лекции отца Петра – речь пойдёт о гармоничных и негармоничных семьях, о проблемах, к которым могут привести неправильные взаимоотношения в семье, и способах их решения.

Признаки негармоничной семьи

Мы с вами должны признаться, что, к сожалению, семья бывает негармонична. Как это? Признаки негармоничной семьи впервые дал Джон Брэдшоу в книге «Семья» (1988). Попытаемся перевести их на понятный язык.

Отрицание проблем и поддержание иллюзий

Брэдшоу считает, что если в семье есть проблемы – допустим, один из супругов выпивает – то, зачастую, очень много сил тратится на то, чтобы поддержать «фасад», внешний вид благополучия. На поддержание этого «фасада» сил тратится столько, что, как правило, их не хватает на борьбу с самой проблемой. И, по-хорошему, надо выбирать: либо мы эти силы пускаем на то, чтобы решать  проблему, либо на то, чтобы проблему скрывать и создавать видимость, что её нет. 

Брэдшоу считает, что признание проблемы – это, во-первых, высвобождение ресурсов для её решения, а во-вторых, остальные члены семьи становятся как бы соработниками в борьбе с этой проблемой. Например, все в доме отказываются от алкоголя даже по праздникам. Таким образом, они выражают свою солидарность с тем членом семьи, которому трудно бороться с пристрастием к спиртному.

Или существует, например, неконтролируемая раздражительность – чуть-чуть устал, чуть-чуть недоспал, недоел, приболел или какой-то стресс на работе – и человек становится неконтролируемым. Как на это реагировать? Можно (часто, к сожалению, так и происходит)  говорить о том, что мама или папа орёт, потому что это ты его довел до этого, ты не прав. А можно сказать, что никто не неправ, но очень тяжёлая работа, вымотанность, надо это как-то принять. Проблемы, которые осознаются, – это совсем не то, что проблемы, которые всячески скрываются или переваливаются на ребёнка.

Вакуум интимности

Когда в семье все говорят не от себя, а «как надо». Нет доверительных отношений, какого-то раскрытия, когда, например, один из супругов может прийти и сказать: «Я очень устал (или устала), у меня на работе всё как-то плохо, я уже еле сдерживаюсь». То есть поделиться, открыться. Или узнать, что у ребёнка происходит, – у него ведь тоже бывают жуткие проблемы, вселенского масштаба, а когда нет никакой доверительности, интимности внутри семьи, когда там всё – «почему тройка», «учитель всегда прав», получается, что семья не становится тем местом, где можно найти поддержку, сопереживание, сострадание. И это, действительно, беда.

Все роли и правила заморожены

Каждый должен делать что-то. Один член семьи – одно, второй – другое. И никак по-другому. Например, мама устала, ведро мусорное не вынесла, посуду не помыла – все будут говорить, что мама виновата, мама не следит. Потому что когда-то определили, что это её роль. И так далее.

Сами взаимоотношения происходят очень интересным способом, когда постороннему человеку кажется, что люди не разговаривают друг с другом, а скандалят. То есть взаимоотношения носят своеобразный конфликтный характер. Вместо того, чтобы сказать, допустим: «Ну вы даёте, ребят, я пришла с работы, надеялась, что тут…  а вы меня прямо обескуражили – всё ходуном, и прямо, честно говоря, я так обескуражена, что просто хочется ругаться» – «А... не волнуйся, мама, мы щас всё уберём, пара пустяков». Но вместо этого – «Ааа, тебе сто раз буду говорить одно и то же, я кому сказала, я сколько раз буду говорить тебе одно и то же». И вот идёт перебранка, какой-то постоянный конфликт. Понятно, что человеку плохо, но вместо того, чтобы сказать: «Вот это да! Я не ожидала, мне плохо, думала, приду – отдохну, полежу на диванчике, прямо скажем – расстроилась», – звучат, наоборот, нападки. Конфликт становится способом ведения беседы, диалога.

К сожалению, многие по-другому не умеют. Говорят даже: «Мы не ругаемся, мы просто так разговариваем, и наши родители так разговаривали». Поорали друг на друга, соседи в стенку постучали, полицию вызвали, но всё обошлось – нормально, жизнь такая. Доверительная, тёплая беседа.

Недифференцированность каждого члена семьи

Что это значит? Представьте себе, вы приходите домой – у вас плохое настроение, а ребёнок пришёл, допустим, из гостей, у него настроение хорошее. И тут начинается: «А почему у него хорошее, если у меня плохое? Почему у других оно вообще хорошее? Хорошее??? Я щас испорчу!»

На самом-то деле все остальные – не продолжение тебя. У тебя хорошее, у кого-то – плохое, кто-то меланхолично настроен, кто-то хочет помолиться, кто-то – поразмышлять или еще что-либо. Все разные. И настроение у всех разное. Надо как-то это «разрешить». Главное, чтобы мы могли разделить и радость одного, и проблемы другого. То, что все имеют право на разное настроение, – очень важное свойство семьи.

Проблемы с границами личности

Что касается границ личности – бывает так, что либо все непроницаемы, либо вообще просто личного не существует, нет никакого пространства. Человек даже в ванной не может уединиться или у себя за столом – «Что это у тебя тут в письменном столе?». В результате получается, что у человека ничего нет. И его нет.

Границы нужны разумные. Не должно быть такого, что у всех глухие непроницаемые границы и никто ни с кем не разговаривает, или наоборот – вообще границ нет. Хорошо иметь взаимное уважение.  

Чувства и суждения – полярные

Только чёрное или белое. Или ты золотко, или ты негодяй. Или – или. Нет такого, что вот это – твоя сильная сторона, вот тут ты молодец, а это, извини, немножко неудачка какая-то вышла.

Полярные суждения по любому поводу, когда ты сегодня «вообще», а завтра совсем наоборот – к этому очень трудно привыкнуть. Часто бывает, что ребёнку уже хочется постоянства, ему хочется постоянно быть плохим, чем то хорошим, то плохим.

Система закрыта

Закрытая система, где не воспринимается всё, что чужое, что вовне, например, в другой семье. Герметичная система.

Абсолютизирование воли и контроля

Всё держится только на жёсткой воле. Как одна мама говорит, «строжить надо всех, строгостью строжить», начиная с супругов и кончая остальными. Она ругала свою невестку: «Как это ты не звонишь мужу на работу? Ты не знаешь, когда у него зарплата? Не знаешь, куда он пошёл? Да у тебя должны быть телефоны всех его друзей, они все должны быть твоими доносчиками! Ты должна опутать его, как паук, сетью слежения. Он там чихнул после работы, а тебе уже пятнадцать человек позвонили. Он там на кого-то посмотрел, а тебе уже сказали, как и что и на кого он там взглянул. У тебя каждая копейка должна быть под контролем – тогда будет всё нормально. А так, конечно, он у тебя будет пить».

Но пьёт-то он потому, что всё заложено было ещё мамой, у него нет механизмов волевой регуляции. Если поведением человека занимается кто-то другой, если он работает от внешней регуляции, то механизмы собственной волевой регуляции отсутствуют. А зачем они нужны? Всё же проконтролируют и так.

У ребёнка уже с ранних лет мы стараемся воспитывать саморегуляцию. Наша задача – научить ходить его не за руку, а самостоятельно, и поступать самостоятельно. Он окажется на улице в дурной компании. Нас там рядом не будет. Он уметь должен сказать своё «нет – я в эти игры не играю». Так если мы его всё время контролировали, а потом выпустили туда – что же мы сделали? Это всё равно, что инструктор выпустит на дорогу человека, который не умеет управлять автомобилем. Это же катастрофа будет! Поэтому абсолютизирование воли и контроля – это очень серьёзный недостаток.

Есть ещё своеобразные «правила», лозунги негармоничной семьи:

·         Взрослые – хозяева ребёнка.

·         Только взрослые определяют, что правильно, что неправильно.

·         За гнев родителей отвечает ребёнок.

·         Родители должны держать эмоциональную дистанцию с детьми.

Воля ребёнка расценивается как упрямство и должна быть сломлена как можно скорее. Один папа говорил: «Может быть, я ничему его не научу, но моя главная задача – сбить хаму рога, а учат его пусть школа и институт. Моя главная задача – чтобы он не сопротивлялся, чтобы он был абсолютно шёлковым. А дальше из него пусть верёвки вьют другие».

В такой семье две группы людей: угнетатели (как правило, родители) и угнетённые. Причём, что интересно, у угнетателей тоже есть иерархия – есть старший угнетатель, младший угнетатель. Среди родителей получается так – один является угнетённым, но зато он на ребёнке потом «восполняет».

Роли выживания

В негармоничной семье часто бывает, что дети выбирают для себя какой-то стереотип поведения, роль выживания.

 Перечислим наиболее типичные.

Герой семьи

Это перфекционист. Он отличник. В семье всё плохо, а он такой герой семьи, им все гордятся. Он понимает, что хорошие вещи случаются с хорошими мальчиками, а плохие – с плохими. Если у него так всё плохо в семье, это значит, что он чем-то плохой, ему надо быть ещё лучше. Родители ругаются на него – надо не давать им повода для ругани. Надо тянуться. На первом месте всегда интересы других. Часто это старший ребёнок. В компании это лидер.

Казалось бы, отличная позиция. Но вы знаете, они ломаются. Годам к тридцати они пикируют просто. Оказываются ниже самых плохих учеников, спиваются. Происходит какая-то ломка – они устают доказывать свою правоту. Это переходит в глубокое разочарование жизнью. И главное, встаёт вопрос: а зачем всё это? Лучше не становится. И, конечно, это очень тяжело, когда такой ребёнок вдруг начинает разочаровываться в жизни. Как будто горел-горел и весь выгорел.

Козёл отпущения, бунтовщик

Мальчиш-плохиш. Постоянно нарушает законы, правила. И он, кстати, более стойкий, чем перфекционисты. Он уже ответил на свой вопрос, ему уже никто не скажет: «Кто так делает? Почему ты так поступил?» Потому что он знает: вот такое я существо, вот такой я плохой, вот такой я хуже всех. Ему, конечно, тоже не хватает внимания, но он привлекает внимание только негативным способом. Он возмутитель спокойствия.

К сожалению, он очень легко попадает в группы риска, зачастую употребляет алкоголь, наркотики, оказывается жертвой ВИЧ-инфекции. Это всё равно как наполнять бездонную бочку. Ему нужно постоянно сочувствие, внимание, но это всё бесполезно. И, в общем-то, всё идёт вниз, но медленно.

Кстати, что интересно, «герой семьи» может оказаться внизу раньше «бунтовщика». Тот плавно катится под откос, но у него есть стабильность, стабильное ухудшение.

Потерянный ребёнок

Это ребёнок, который уже не здесь – он в своих фантазиях. Он не нарушает дисциплину, а тихо страдает от одиночества. Очень сопереживает другим, считает их трудности важнее своих, уступает во всём другим людям. Он становится лёгкой добычей. Мальчик, например, в компании взрослых криминально ориентированных друзей, становится форточником. Чтобы заслужить похвалу и внимание, лезет в чужие квартиры через форточки. Девочка идёт по рукам – не из-за того, что сексуально озабочена, а просто потому что «она же нужна».

Такие люди готовы страдать уже с детства.  У девочки муж, как правило, будет пьющий, избивающий. Она по рукам пошла – один её бросил, другой. Она уже родилась для того, чтобы её бросали? Парень тоже родился для того, чтобы об него ноги вытирали? Он будет воровать деньги для попавшего в беду друга, которому на самом деле наплевать на него.

Это вообще очень опасная категория при том, что они чистые и хорошие. Они не скажут никогда «нет» тому человеку, который обратил на них внимание.

Шут гороховый

Джокер или талисман. Чаще всего, младший. Признаки этой роли – клоунада, дурачество, привлечение к себе внимания всякими шутовскими выходками и прочими подобными вещами.

Я знал одного человека, который над всеми посмеивался, шутил, дурачился,  проявлял какой-то цинизм по отношению к девушкам. Встретилась женщина, которая старше его, он стал за ней всюду ездить, помчался за ней в Индию, где она нашла другого человека. Он сел на наркотики и скончался там от передоза.

Это человек, который, устав от клоунады, устаёт от самой жизни. Он может шутить и смеяться, а потом совершить суицид.

Ролей, на самом деле, больше. Но у всех «исполнителей» есть общие внутренние чувства, среди которых главные – душевная боль, страх, стыд и вина. Вина за то, что происходит в семье.

68734.png

Признаки гармоничной семьи

Проблемы признаются и решаются

Главное – это ведь не скрыть проблему, а решить её. Решить и сохранить взаимное уважение, взаимную любовь, помочь близкому человеку.

Свобода

Поощряются свобода восприятия, свобода мысли, обсуждение, свобода иметь свои чувства, желания и, конечно же, свобода творчества.

Например, ребёнок нарисовал что-то на обоях – это ужасно, но это же и какая-то ступенька к творчеству. Может быть, тогда уже просто попробовать хотя бы эти обои разрисовать всем вместе? Ради эксперимента. Не подавлять это.

Каждый член семьи имеет свою уникальную ценность, и различия между членами семьи высоко ценятся

То есть, вот папа у нас – в этом мастер, а сын – к нему все по поводу компьютера, он у нас специалист, а вот девочка – у нас она тоже специалист по чему-то, она у нас в готовке преуспела, мы теперь у неё уже спрашиваем, что как.

И это здорово – каждый становится специалистом. Дочь приходит и говорит, мол, сегодня там-то будет выступать замечательная артистка, моя учительница, давайте все посмотрим, а я вам расскажу, что и как она делает, почему это здорово. Давайте посмотрим. Вот эти различия – они ценятся, уникальность каждого члена семьи как-то поощряется.

Члены семьи умеют удовлетворять свои собственные потребности

Каждый из них умеет быть счастливым.

Родители делают то, что говорят

Когда говорят одно, а делают другое, это рушит любую педагогику, да и вообще всё что угодно. Это одна из самых первых предпосылок к эффекту ДВР – «дети верующих родителей, покинувшие церковь».

Лучше уж ничего не декларировать вообще, а своим примером чего-то показать.

В семье есть несколько развлечений

Это потрясающе, когда семья умеет развлекаться вместе – посидеть попеть, в «Мафию» поиграть, ещё что-то.

И ещё

·         Ошибки прощаются, на них учатся

·         Ролевые функции выбираются, а не навязываются

·         Семейная система существует для каждого, а не каждый для семейной системы

·         Правила и законы – гибкие, они обсуждаются

 

Вместо послесловия

Однажды на радио мы беседовали о дородовом воспитании детей. И я говорил, что на самом деле воспитание детей начинается с первых дней брака. Потому что с первого дня брака готовится лоно, семья, которая примет этого ребёнка. Семья – это малая церковь, а родители – как пастыри в ней. Они должны приготовить, где родиться этому человеку. Родиться дважды. В первый раз – когда обрезается пуповина, а второй раз – когда он рождается во Христе.

Поэтому, конечно, если у нас какие-то нелады в семье, первые, кто от этого будут страдать, – дети.

Материал подготовил Александр ГУСЕВ

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓