При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Архиепископ Филиппопольский Нифон: Все эти годы я старался объединить восточную красоту с русской духовностью

08.04.2013 Архиепископ Филиппопольский Нифон: Все эти годы я старался объединить восточную красоту с русской духовностью

Излюбленный афоризм архиепископа Филиппопольского Нифона, настоятеля Подворья Антиохийской Православной Церкви в Москве: «Мечтаю стать русским святым». Владыка Нифон за более чем тридцать лет своего служения в России стал известен не только как церковный дипломат, несущий непростое послушание по поддержанию отношений между двумя Церквами. Прихожане знают его как заботливого настоятеля, пастыря, к которому всегда можно обратиться за советом. В день престольного праздника храма Подворья - единственного храма в Москве, освященного во имя архангела Гавриила - владыка рассказал нашему сайту о жизни своего прихода.

– В престольный праздник Антиохийского Подворья в Москве многие пришли сюда помолиться о мире на Ближнем Востоке. В Сирии сегодня погибают сотни христиан, разрушаются святыни, последователей Христа изгоняют с земель, где они жили в течение многих веков. Не застрахован от подобных катаклизмов и соседний Ливан. Какими Вы видите возможные варианты развития ситуации? Что Церковь может сегодня сделать для ее мирного урегулирования? Какие проблемы в первую очередь придется решать новому Предстоятелю Антиохийской Православной  Церкви, взошедшему на Патриарший престол в столь трудное время?

– Спасибо всем, кто молится за народ Антиохийской Церкви, переживающий страшные события. К сожалению, никто сейчас там не слушает голос Церкви. Страдают священнослужители и паства, многие эмигрировали, стали беженцами. Увы, повторяется картина, которая была в Ираке. Основная проблема в Антиохийской Церкви сейчас – положение верующих в Сирии и проблемы беженцев. Духовенство старается вдохновлять народ оставаться на своей земле.

– Могут ли прихожане московских храмов принять каким-либо образом участие в помощи сирийским христианам?

– Помочь можно молитвой, другая помощь – материальная – возможна с благословения Святейшего Патриарха Кирилла.

– Церковь в России не гонима, и нам трудно представить себе на практике подвиг исповедничества. Как сохранить веру в благополучные времена? По вашему ощущению, религиозны ли люди в Москве?

– Церковь в России перестала быть гонимой совсем недавно, и для многих подвиг исповедничества – это не слова из учебника истории. В России религиозность очень связана с патриотизмом, через который многие укрепляют свою веру. Москвичи любят Церковь, и надо только нам, духовенству, быть добрым примером для мирян, привлекая их в Церковь любовью и заботой.

– Как Вы собирали общину в вашем храме? Кто в нее входит?

– Я с радостью вспоминаю тех бабушек, которые были моей первой общиной в Москве, которые хранили православную веру. Низкий поклон им. Потом моя паства обогатилась теми, кто крестился и венчался у нас на Подворье, потому что тут они могли не бояться преследований (мы не спрашивали паспорт, как тогда было положено, и таким образом их данные не попадали  в соответствующие органы). Несмотря на то, что многие уехали из центра города, они сами и теперь уже их дети и внуки приезжают в наш храм на праздники и на воскресные службы.

– При советской власти Антиохийское Подворье действительно было местом настоящего тайного паломничества: только там человек мог креститься или венчаться без «регистрации». Какой была жизнь прихода в то время?

– К нам часто приезжали гости – христиане из других стран: Ближнего Востока, Европы, Америки – которые могли общаться в стенах Подворья с прихожанами. Это были интересные и полезные встречи, приоткрывавшие железный занавес. Гости везли с собой книги: Библию, молитвословы, богословские сочинения, которые мы раздавали на приходе. Тогда у нас существовал единственный в Москве детский хор, была открыта первая воскресная школа. С советских времен на Подворье существует традиция благотворительных обедов.

В последние годы советской власти в наших храмах появилось много молодежи, некоторые из этих людей впоследствии стали священнослужителями.

– Вы служите в России уже более тридцати лет. Какое впечатление на Вас произвела церковная жизнь здесь, когда Вы еще только начали с ней знакомиться? Какие важные процессы,  которые происходят в ней сегодня, Вы бы назвали?

– Когда я приехал в Россию, было очень сложно разобраться – времена были трудные. Поражало то, что, несмотря на сильное давление откровенно атеистического режима, было много людей, преданных Церкви, смелых и патриотичных. Сегодня Церковь имеет возможность воспитывать молодое поколение – это очень важно для будущего страны.

– Какие традиции древней Антиохийской Церкви вы привнесли в быт московского прихода?

– На Подворье, к примеру, есть традиция в Вербное воскресенье устраивать детский крестный ход со свечами, ведь, по преданию, именно в этот день Господь благословил детей. Я все эти годы старался объединить восточную красоту с русской духовностью. У нас есть совершенно особенные службы, например, Чин Погребения в Великую Пятницу, во время которого часть молитв поется на арабском языке.

– Есть ли у Вас в Москве любимые святыни? А в вашем храме?

– Конечно. Казанская икона Божией Матери в Елоховском соборе, мощи святителя Филарета митрополита Московского в Храме Христа Спасителя, по благословению которого в 1848 году было в первый раз основано Антиохийское Подворье. У нас в храме – икона Божией Матери «Нечаянная Радость»; когда я в Москве, всегда читаю по воскресеньям акафист перед этим образом.

– Есть ли у ближневосточных христиан какие-либо особые традиции, связанные с Великим постом?

– Между приходами Великим постом происходит обмен проповедниками: священники посещают разные храмы в городе, и люди очень ждут эти проповеди.

– Вы рассказывали, что поначалу Вам было трудно совершать свое служение на чужбине. Сначала учеба в Московской духовной академии, изучение иностранных языков, затем служение на приходе в непростых советских реалиях… Что Вас поддерживало и давало силы? Как пастырю устоять и не выгореть?

– Я очень почитаю Божию Матерь, к Которой всегда обращался и обращаюсь с молитвой о ходатайстве перед Ее Сыном.

– В своих выступлениях Вы неоднократно говорили, что между Антиохийской и Русской Церквами существуют особые отношения. В чем причина такой близости?

– Этому есть исторические предпосылки. Так, первый иерарх Русской Церкви Михаил был родом из Сирии, впоследствии именно Антиохийский Патриарх первым рекомендовал Константинополю дать автокефалию Русской Церкви. Визит Патриарха Макария в Россию в середине XVII столетия, описанный его сыном диаконом, несомненно, имел историческое и духовное значение.

При турецкой власти на Востоке Русская Церковь защищала Антиохийский Патриархат, материально помогала православным антиохийцам – это послужило причиной открытия нашего Подворья в Москве. Русская Православная Церковь первой признала в 1890 году Антиохийского Патриарха араба, по согласованию с ней была основана наша епархия в США. Многие наши митрополиты окончили Киевскую и Казанскую духовные академии. И приснопамятный Патриарх Игнатий получил русское богословское образование в Париже. Я помню таких ярких антиохийских иерархов, как Патриарх Александр (Тахан; 1869 - 1958), митрополит Эмесский Александр, митрополит Лаодикийский Гавриил, митрополит Аккарский Епифаний, епископ Игнатий (Аббуррусс), который в свое время был представителем Антиохийского Патриархата в России. Кстати, именно он закрыл глаза после смерти святому праведному Иоанну Кронштатскому, с которым они дружили. Эти выдающиеся личности были мне в юности примером, и через них я приобрел первую симпатию к России.

Антонина Мага, корреспондент «Журнала Московской Патриархии»,
специально для портала «Приходы»

Храм архангела Гавриила народная молва XVIII века помнила как пример  нашей местной «вавилонской башни». По легенде, ближайший сподвижник Петра I Александр Меньшиков, построивший эту красивейшую церковь в 1701 — 1707 годах, задумал ее сделать самым высоким зданием в городе – она была на три метра выше, чем колокольня Ивана Великого. Но через несколько лет после окончания строительства, в 1723 году, в высокий шпиль купола попала молния, и верх башни целиком сгорел. На землю обрушились 50 колоколов, подавив много людей, спасавших от огня церковную утварь.

Дурная слава вместе с расположением – у бывших Поганых прудов, сделали свое дело: на некоторое время храм забросили и даже использовали как место масонских собраний.

Но в начале XIX веке дом молитвы решили возродить. Рядом возвели зимнюю церковь во имя мученика Феодора Стратилата. А в 1852 году митрополит Московский Филарет (Дроздов) повелел убрать все масонские символы и вернуть церкви подобающий облик. Храмы удалось сохранить и во время наполеоновского нашествия: за взятку, полученную от директора Почтамта (к этому ведомству были приписаны храмы), французские солдаты перед отступлением не стали сжигать их.

Как и многие другие церкви Москвы, Гаврииловский храм закрыли в 1923 году, но после Великой Отечественной войны здесь снова возродилась церковная жизнь.  В 1948 году отмечали 500-летие автокефалии Русской Православной Церкви и под этим предлогом Патриарх Алексий I добивался открытия новых храмов в Москве. Так Гаврииловский храм стал  подворьем Антиохийской Церкви. Есть также версия, что подворье Иосиф Сталин разрешил открыть после знакомства с антиохийским митрополитом Гор Ливанских Илией, который предсказал победу в Великой Отечественной войне.

9 мая 1977 года представителем Патриарха Антиохийского в Москве и настоятелем Антиохийского подворья священноначалием Антиохийской Церкви был назначен архимандрит Нифон (Сайкали), впоследствии архиепископ Филиппопольский.

Императорское православное палестинское общество
объявило сбор гуманитарной помощи народу Сирии

Члены Рабочей группы ИППО по защите христиан на Ближнем Востоке и в Северной Африке намерены доставить и передать гуманитарную помощь в Дамаске Патриарху Антиохийскому и всего Востока Иоанну X и Верховному муфтию Сирии Ахмаду Бадр-эд-Дину Хассуну. Планируется приурочить эту миссию ко Дню независимости Сирийской Арабской Республики – 17 апреля.

Как сообщает официальный портал Московского Патриархата, сбор средств осуществляется при поддержке Российского комитета солидарности с народами Ливии и Сирии и Русской Православной Церкви, которая с этой целью предоставила помещения:

– в Марфо-Мариинской обители (Большая Ордынка, дом 34, строение 3),

– в Новоспасском ставропигиальном мужском монастыре (Крестьянская площадь, дом 10),

 – в Российском православном университете (Новая площадь, 12).

Митрополит Хомский Георгий, побывавший недавно в Москве и принятый Святейшим Патриархом Московским  и всея Руси Кириллом, особо просил членов Рабочей группы ИППО оказать помощь в доставке витаминов и лекарств для детей, в том числе препаратов для лечения желудочно-кишечных, простудных заболеваний, а также антибиотиков и противокашлевых препаратов. По словам владыки, такая помощь поможет сохранить жизни многих сирийских детей.

Перечень необходимого:

1. Лекарственные препараты.

- Антибиотики (амикацин, левофлоксацин, клоксациллин, пиперациллин, ванкомицин, метронидазол, линкомицин).

- Цефалоспорины (цефалексин, цефазедон, цефураксин, цефриаксон).

- Препараты для анестезии (фенитоин, протамин сульфат, тиопентал натрий, добутамин, альбумин человека сывороточный, бупивокаин, волювен, изофлуран).

2. Перевязочные материалы и средства ухода за больными.

- Бинты, капельницы, шприцы, хирургические нити.

3. Оборудование для оказания скорой помощи.

- Аппараты для наркоза, дефибрилляторы, кислородные ингаляторы, электрокардиографы, аппараты ИВЛ, неонатальные инкубаторы, средства иммобилизации, медицинские носилки.

4. Детское питание и средства гигиенического ухода за детьми.

5. Школьные и канцелярские  принадлежности.

6. Одеяла, постельное белье, полотенца, мыло.

7. Продукты длительного хранения (мука, сахар, галеты, сухое печенье, рис).

Все виды оказываемой помощи должны быть в фабричной упаковке.

Реквизиты для сбора средств во «Внешпромбанке»:

Получатель: Фонд святых равноапостольных Константина и Елены.

ИНН 7704272518, КПП 770401001

р/с 40703810000000005871 в ООО «Внешпромбанк», г. Москва

К/с 30101810500000000455 БИК044525455

ОКПО 97173552

ОГРН 1067799022862

Необходимо в назначении платежа указать: «для оказания гуманитарной помощи народу Сирии».

По всем вопросам можно звонить по телефону: 8(499) 251-80-39.

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓