На рубеже эпох. Почему суждения священномученика Владимира (Богоявленского) о социальных проблемах начала XX века актуальны и сейчас?

29.08.2022

657654543124335.jpg

Разрушение института семьи, неверное восприятие труда и благосостояния как со стороны работников, так и со стороны работодателей, алкогольная и иные зависимости, отвлечение молодежи от созидательной деятельности с помощью разного рода деструктивных движений – всё это, как принято говорить, является язвами современного общества. Однако печатные труды и публичные выступления священномученика Владимира (Богоявленского), одного из наиболее авторитетных архипастырей Русской Церкви на рубеже XIX–XX веков, показывают: очень многие социальные проблемы в том или ином виде были актуальны и в то время. Какие общественные недуги подмечал святитель, и какие предлагал от них лекарства? Об этом в своей статье пишет митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий.

Уроженец Тамбовской губернии священномученик митрополит Владимир (Богоявленский) (1848–1918) прожил многотрудную жизнь, венцом которой стала мученическая смерть в 1918 году. В его духовно-воспитательном и просветительском наследии значительное место занимают письменные труды, ставшие «одной из форм обнаружения пастырской ревности митрополита Владимира, тем более удобной, что, пользуясь ею, он получал возможность говорить с широкими кругами всей верующей России, откликаясь на основные течения и запросы жизни» [6, с. 57].

Он живо реагировал на проблемы церковной и общественной жизни России на рубеже XIX–XX веков. С проницательностью пророка владыка предвидел ломку мировоззренческих и социальных устоев, которая произойдет после 1917 года. По мысли профессора А.И. Сагарды, святитель «… в волновавшейся вокруг него жизни… отчетливо усматривал силы, которые подготовляли государственную и общественную катастрофу, и боролся с ними» [6, с. 58].

Митрополит Владимир хорошо представлял возможность влияния прессы на людей и публиковал свои проповеди и труды, желая посеять в душах современников семена евангельской нравственности. Архипастырь подчеркивал: «Было время, когда прессу называли шестой великой силой, а теперь она является чуть ли не первой. Под влиянием прессы в настоящее время ни одна область духовной и материальной жизни не свободна от страстного движения. Пресса сделалась органом или орудием общественного образования… Ее нельзя вытеснить из торжища жизни; как необходим воздух для человека, так и она стала его насущной потребностью» [2, с. 308]. Для наших современников публицистические труды митрополита Владимира представляются весьма полезными, поскольку затронутые в его статьях и проповедях темы не потеряли своей актуальности.

В конце XIX – начале XX века стала очевидной тенденция активного переустройства государственной, хозяйственной, общественной жизни России. Молодежь устремилась на работу в города, где под мощным воздействием урбанистической среды растрачивала полученные в детстве основы христианской нравственности, семейные и духовные ценности. Увлекаясь антигосударственными и антицерковными идеями, молодые люди попадали под влияние политических лидеров, которые манипулировали их сознанием, толкая на совершение противоправных деяний. На рубеже XIX–XX веков городская молодежь превратилась в «необразованную по качеству и безрелигиозную по преимуществу толпу» [5, с. 23], которая в январе 1905 года стала устраивать бунты в различных губерниях России.

Преосвященный отозвался на эти протесты серией статей и публичных выступлений, часть из которых была опубликована в отечественной прессе. В них он «не только писал о различных аспектах христианского социально-экономического учения и призывал к участию в социальном служении Церкви, но и подчеркивал важность продвижения христианского понимания социальных вопросов и пропаганды соответствующего образа жизни» [4, с. 76].

Говоря о причинах протестных выступлений в начале ХХ века в статье «К богатым и бедным», он не соотносил себя ни с одной из политических сил. Владыка писал, что «христианская Церковь не знает партийности. Она не принимает ни сторону богатых против бедных, ни сторону бедных против богатых» [2, с. 57]. Церковь в любых ситуациях обязана «возвышать свой голос против всякой несправедливости» [2, с. 56–57]. Возмутительно, «если кто-нибудь свои миллионы собирает из грошей, отнимая их у бедных рабочих» [2, с. 57].

Богатому он говорил, что «если ты смотришь на работника как на живую машину, которую заставляешь работать, пока она нужна тебе для твоих выгод, а потом равнодушно выбрасываешь ее на улицу» [2, с. 57], значит, ты поступаешь не по-христиански.

Архипастырь не был склонен оправдывать и поведение «бедных, недовольных, постоянно ропщущих и исполненных зависти людей» [2, с. 57]. Как имущим, так и неимущим он настоятельно рекомендовал помнить о законах духовной жизни и необходимости всегда поступать в согласии с правдой Божией. Грех богатых хозяев состоит в том, что они бесчеловечно поступают с бедными наемными рабочими. Бедные же грешат, когда не только завидуют богатым, но и готовы применить к ним насилие. Примирение в многовековом противостоянии между богатыми и бедными митрополит Владимир предлагал искать в духовно-нравственной области.

Российское общество, увлеченное на рубеже XIX–XX веков западными идеями, оказалось неспособным воспринять голос святителя, равно как и призыв Церкви сохранять православные традиции и веру. Это в значительной степени повлияло на обострение социальных противоречий в стране и привело к революционным событиям, а затем и к гражданской войне.

В статье «Работа в свете материализма и христианства» святитель указывал на огромную разницу во взглядах на труд у социал-демократов и христиан. Обличая идеологию материалистов, архипастырь подчеркивал, что она не знает «ни достоинства, ни цели работы» [2, с. 61]. Их лозунгом было: «Как можно меньше труда и как можно больше удовольствий» [2, с. 62]. Митрополит Владимир критиковал социал-демократов за то, что они умаляют роль умственного труда, без которого невозможны научные открытия, управление производством и органами государственной власти. Своей агитацией они сознательно вводили рабочих в заблуждение, обращая их внимание лишь на «завидные стороны» деятельности предпринимателя, «забывая» указать на риски, сопряженные с этой деятельностью, на тот «дамоклов меч», «который часто на волоске висит над его головой» [2, с. 64].

Владыка отмечал, что «люди, находящиеся под влиянием материалистического взгляда на работу, делают свое дело с недовольством, с воздыханием, с озлоблением», и именно поэтому они «очень несчастны» [2, с. 66]. Человек неспокоен, если заботится только о материальном и забывает о духовном, а ведь для спасения это «одно только нужно» (Лк. 10, 42).

В 1906 году митрополит Владимир произнес речь о социальной задаче семьи, в которой затронул многие темы, касающиеся традиционных семейных ценностей. Именно семья, являясь одним из главных институтов общества, нуждается в защите, и особенно в годы политических потрясений. «Семья есть первообраз государства. Она древнее государства. Основные начала семейной жизни в известном смысле суть основоположения и жизни государственной» [2, с. 72], – свидетельствовал святитель.

Кризис семьи неизбежно отражается на состоянии любого общества и государства.

Рассуждая о семье в духовно-нравственной парадигме, митрополит касался и социально-экономических условий, которые, по его мнению, препятствуют счастью семьи. «Скудная плата, чрезмерно продолжительная работа мешают этому счастью, – размышлял владыка. – А к этому присоединяются еще невыносимые квартирные условия, которые делают понятным то обстоятельство, почему рабочие ищут счастья не в доме, а вне его. Прибавьте к этому еще неблагоприятные условия нашего домашнего хозяйства. Если необходимо и жене ходить на ежедневный заработок, который дает ей больше, чем работа в своем доме, то это не может не ослаблять в ней… любви и привязанности к домашнему очагу» [2, с. 75].

Родители очень рискуют, когда в присутствии детей часто неоправданно критикуют государственные, общественные, церковные и иные социальные институты. Дети настолько впитывают уроки родителей, что со временем сами начинают критически относиться ко всему происходящему в окружающей действительности, в том числе и к своим родителям, что вносит диссонанс в семью и грозит ее распадом. Осуждая других, каждый человек может попасть под огонь критики, которая бумерангом возвращается к нему. «В таком доме, – писал святитель, – нет ни высшего, ни низшего порядка; там полная свобода, полный произвол и распущенность; там все равны: и муж, и жена, и дети. Там родной дом не служит тем тихим пристанищем, куда все члены семьи собираются после тяжелой работы, чтобы отдохнуть на взаимно любящих сердцах» [2, с. 71].

В своих трудах архипастырь касался и партийных агитаторов, оказывавших разрушительное влияние на семью и постоянно возбуждавших в народе недовольство своим положением и ненависть к другим. Вместе с тем митрополит Владимир отмечал, что некоторая неудовлетворенность своим состоянием может содержать и положительный импульс, способный дать начало духовной работе над самим собой. Святитель был уверен, что «всегдашнее недовольство есть залог самоисправления» [2, с. 70]. Но недовольство собой, окружающими или обстоятельствами не должно простираться «до исключения всякого довольства» [2, с. 70].

Реальные трудности возникают тогда, когда человек теряет мирное состояние души и обвиняет в своих проблемах членов своей семьи и ближних. Это, по мысли архипастыря, часто приводит к тому, что «семейный дух… мало-помалу исчезает, а вместе с ним исчезает и обаяние домашнего очага» [2, с. 71].

Кризисные явления в российских семьях побудили митрополита написать несколько работ, посвященных теме воспитания. Необходимо выделить «Беседы о православном воспитании детей». В них архипастырь «проявил себя как выдающийся педагог, систематизировавший различные аспекты святоотеческого учения о воспитании детей» [3, с. 113].

В «Беседах» он с прискорбием указывал на негативные факторы, препятствовавшие организации должного воспитательного процесса в семье и школе. Он писал, что «господствующий дух нашего времени есть дух какого-то противления, произвола и самочиния» [1, с. 320], когда «ни власть родительская, ни власть церковная, ни власть гражданская – ничто не сохранило… своей обязательной силы и значения. Утрачен авторитет старших, родителей и светского начальства, подорвано доверие к пастырям и учителям» [1, с. 320].

Святитель считал, что «недобрый дух времени производит свое растлевающее влияние преимущественно на детей и на подрастающее поколение», и это «факт очевидный и не подлежащий ни малейшему сомнению» [1, с. 320]. «В наше время отовсюду несутся жалобы на то, что большая часть нашего юношества дурно воспитана, – писал владыка. – Сами родители нередко жалуются на неблаговоспитанность своих детей. Недостаток доброго религиозно-нравственного воспитания… юнейшего поколения составляет одно из величайших зол нашего времени, с которым во что бы то ни стало нужно бороться, в противном случае человечество неминуемо дойдет до… гибели и нравственного разложения» [1, с. 316].

Следует отметить, что святитель говорил о пробелах в духовно-нравственном воспитании молодежи как о проблеме не только России, но и всего человечества. Он прекрасно понимал, что либеральная идеология, широко распространяющаяся в западном мире, отвергает духовно-нравственную составляющую в процессе воспитания детей, тем самым нивелируя духовные ценности. Значение «Бесед о православном воспитании детей» состоит в том, что в них изложены методы и приемы православной педагогики, опирающиеся на позицию христианского консерватизма.

Митрополит Владимир был глубоко убежден, что правильное воспитание может быть только духовно-нравственным. Это означает, что в центре воспитательного процесса всегда находится Бог. К Нему должна восходить вся педагогическая система. «Если родители желают иметь поистине послушных детей, которые не выходили бы из послушания и тогда, когда они бывают вне непосредственного родительского надзора, когда они не ожидают никакой награды за свое послушание и не боятся никакого наказания за непослушание, то они с самых ранних пор должны приучать детей своих повиноваться родителям ради Бога» [1, с. 338], – учил владыка.

Важное место в педагогических воззрениях святителя занимает христианская антропология. В «Беседах» он подвергает критике французского философа Ж.-Ж. Руссо, утверждавшего, что душа ребенка представляет собой чистый, незаполненный лист. Согласно православному вероучению, все люди от рождения обладают поврежденной природой, вследствие чего, как пишет архипастырь, «сердце человека, а следовательно и дитяти, испорченное наследственным первородным грехом, с самого рождения его склонно более ко злу, чем к добру» [1, с. 318]. Однако несмотря на зло, которое присутствует в природе человека и в социуме, по мысли владыки, у родителей есть возможность с помощью Церкви дать ребенку воспитание на основе христианских духовно-нравственных норм.

Главную ответственность за воспитание ребенка, как считал святитель Владимир, несут именно родители. В ситуации, когда в обществе происходит крушение всевозможных авторитетов, когда окружающая среда оказывает отрицательное воздействие на молодежь, только семья обладает способностью сохранить и привить детям духовно-нравственные ценности. Важнейшим условием для этого служат стремление самих родителей к духовному совершенству и исполнение ими евангельских заповедей.

Еще одной темой, о которой говорил Преосвященный, была проблема алкоголизма. «По свидетельству наших статистиков, – писал владыка, – в России целые миллионы подвержены пьянству, а вместе с пьяницами всегда ведь страдают и близкие к ним, где таковые имеются: жены или же мужья, дети, а часто еще и внуки, родители, братья и сестры… Если подвести итог всем этим несчастным, то получится количество в несколько десятков миллионов» [2, с. 426].

Рассуждая о злоупотреблении алкоголем, митрополит Владимир указывал на такие его негативные последствия. Во-первых, он приносит вред физическому здоровью человека: страдают желудок, печень, почки, сердце, от которого «первее всего зависит жизнь наша» [2, с. 369]. По мнению святителя, «еще хуже влияние алкоголя на мозг и нервную систему» [2, с. 370]. «Алкоголь есть и лучший союзник и слуга князя смерти, – отмечал владыка. – Величайшие битвы и войны, равно и заразительные болезни, каковы холера, инфлюэнца и чума, суть ничто в сравнении с ним, ибо он каждый день, каждый час в действии» [2, с. 372].

Во-вторых, пьянство негативно отражается на социальном поведении человека. Образ жизни алкоголика разительно отличается от образа жизни трезвенника. Алкоголь ослабляет силу воли и способствует противоправным деяниям. «Сколько проступков и преступлений происходит от этого отравления мыслей и чувств. Откуда происходят все эти ссоры, драки, ножевые расправы, убийства?» [2, с. 371] – ставил риторический вопрос Преосвященный.

В-третьих, алкоголик не может проводить духовно-нравственную жизнь. Митрополит писал: «Где на престоле сидит бог-алкоголь, там Бог неба и земли, когда живется хорошо, забывается, а когда худо, осмеивается, затем и совсем забывается. И как поступают с Ним Самим, так и с Его заповедями. Благородные чувствования души, ее самые нежные и чистые движения вследствие пьянства притупляются; низменные инстинкты усиливаются; плотские влечения и страсти обостряются; вкус извращается, воля ослабевает; самообладание утрачивается; семейная жизнь разлагается – а это все, естественно, далеко не благоприятствует религии и нравственности» [2, с. 430]. В результате, человек, «который прежде не был ни врагом религии, ни врагом Церкви, в состоянии постоянного опьянения теряет способность жить перед Богом, жить с Богом и жить в Боге» [2, с. 430–431].

Осознавая, какую опасность представляет собой распространение алкоголизма в России, митрополит Владимир говорил, что Церковь, «которая допускает развиваться такому злу в рядах ее членов, не оказывая ему никакого противодействия, перестает быть Церковью» [2, с. 431]. Святитель сравнивал борьбу против пьянства с крестовым походом, поставившим задачу «освободить народ наш от того исконного врага, который взял в плен его тело и душу, деспотически угнетает его и держит в крепких тисках» [2, с. 463]. Он предлагал через проповедь воздействовать на менталитет человека с целью поменять «ложное воззрение на спиртные напитки» [2, с. 432], после чего «легче будет изменить нравы и обычаи и ввести лучшие законы и правила и скорее можно будет применять их к жизни» [2, с. 432].

Знакомство с публицистическими трудами митрополита Владимира (Богоявленского) показывает, что и столетие назад Церковь и российское общество решали проблемы, аналогичные современным социальным вызовам. Это обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что наследие выдающегося святителя-священномученика, занимавшего последовательно три ведущие кафедры Русской Православной Церкви – Московскую, Санкт-Петербургскую и Киевскую – живо и поучительно и в наше время.

Митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий

Публикация журнала
«Тамбовские епархиальные ведомости»

 

Список литературы

1. Владимир (Богоявленский), митр. Проповеди, слова, поучения / священномученик Владимир (Богоявленский). – Тверь : Булат, 2008. – Т. 1. – 526 с. – Текст : непосредственный.

2. Владимир (Богоявленский), митр. Проповеди, слова, поучения / священномученик Владимир (Богоявленский). – Тверь : Булат, 2008. – Т. 3. – 493 с. – Текст : непосредственный.

3. Гермоген (Серый), еп. Священномученик Владимир (Богоявленский) о религиозно-нравственном воспитании детей / епископ Мичуринский и Моршанский Гермоген // Богословский сборник Тамбовской духовной семинарии: Научный журнал. – Тамбов : ООО «ТПС», 2020. – № 2 (11). – С. 112–118. – Текст : непосредственный.

4. Голубев К. И. Вопросы трудовой деятельности в христианском социальноэкономическом учении (на примере трудов священномученика Владимира Богоявленского) / К. И. Голубев // Oikonomos: Journal of Social Market Economy. – 2021. – № 3 (21). – С. 76–82. – Текст : непосредственный.

5. Дамаскин (Орловский), иг. Житие священномученика Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского и Галицкого / игумен Дамаскин (Орловский) // Владимир (Богоявленский). Проповеди, слова, поучения. – Тверь : Булат, 2008. – Т. 1. – С. 526. – Текст : непосредственный.

6. Сагарда А. И. Литературная деятельность митрополита Киевского Владимира / А. И. Сагарда // Владимир (Богоявленский). Проповеди, слова, поучения. – Тверь : Булат, 2008. – Т. 1. – С. 526. – Текст : непосредственный.

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика