ОПЫТ РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

13.04.2013

Приходы все чаще подключаются к реабилитации страдающих от алкоголе- или наркозависимости, заботе о страждущих и их родственниках. То тут, то там создаются клубы трезвости, центры помощи. Об ивановских наработках рассказывает протоиерей Сергий Гончаров, руководитель сектора Отдела социального служения Ивановской епархии.

Отец Сергий, что побудило Вас встать на путь окормления наркозависимых и ВИЧ-инфицированных людей?

– Односложно ответить на этот вопрос нельзя. Скорее всего, меня к этому  подтолкнуло стремление заглянуть за границы системы взглядов благополучного человека. А вообще, в детстве передо мной прошло слишком много пьяных взрослых людей. В конце 70-х в Минске на улице, где я жил, был сквер. В нем после рабочего дня собирались мужчины с маленького завода. Они пили, дрались, валялись на земле…  А мы, мальчишки, бегали тут же и с большим любопытством наблюдали за странным поведением взрослых. Это было и страшно, и любопытно. Став священником и вновь столкнувшись с проблемой нетрезвого поведения, я решил разобраться в этой проблеме всерьёз.

Сколько лет Вы посвятили этому трудному делу, многим ли удалось помочь?

– До недавнего времени я жил на маленьком сельском приходе, при котором действовал небольшой реабилитационный центр. Наши возможности были ограничены - более пяти-шести человек одновременно принять для стационарной реабилитации я не мог. Да и не было рядом профессионально обученных помощников. За одиннадцать лет более пятидесяти человек полностью или частично прошли курс реабилитации. Некоторые из них потом звонят и приезжают. Но выздоравливают не все, кто-то уже умер. Недавно мне звонили Лёня, Лёша, Саша, Миша, Ростислав. Они все трезвые, в трезвом состоянии им комфортно, и сроки неупотребления у них – от трёх до семи лет.

Как Вам удается успешно решать такую сложную проблему?

– Когда работаешь с проблемой зависимости, необходимо получить некие специфические, профессиональные знания и навыки консультирования и проживания с людьми, имеющими измененное сознание в результате употребления химических веществ.

Священник всегда работает с людьми. В сферу его деятельности входят пастырские межличностные контакты, при которых вскрывается широкий спектр разных человеческих проблем. Среди них нередко попадаются вопросы, связанные с наркоманией, алкоголизмом, ВИЧ/СПИДом в собственной семье, у близких и знакомых. Священнику приходится отвечать на множество самых разных вопросов. Хорошо, когда он компетентен в том или ином вопросе. А если нет, он может только лишь развести руками и со смирением признаться, что в этом вопросе он не силён. Так вот, мне надоело быть слабым в этих вопросах и отсылать от себя людей к светским специалистам, особенно, когда при этом до меня доходят слухи, что и эти профессионалы страдающим людям помочь не смогли.

И Вы приобрели эти специфические, профессиональные знания?

– Да, я многому учился у лучших специалистов в нашей стране. Были также поездки в США, Китай и другие страны. Пришлось пройти обучение и в области светской и православной психологии. Всё это, конечно, само по себе замечательно, но, по моему, важным достижением является то, что в результате практического применения мною собранных знаний люди, обращающиеся ко мне за помощью, стали признавать в моих словах и поступках определённую терапевтическую пользу, которая помогает им встать на ноги.

В чем суть Вашего метода?

– Алкоголизм, наркомания захватывает всего человека, а также членов его семьи. Меняется всё: сознание, воля, чувства, структура тела и головного мозга. Меняется сама личность человека, соответственно и лечение должно затрагивать и тело, и психику, и навыки социально ответственного поведения и, наконец, духовную основу личности. Путём определённых комплексных занятий реабилитант учится распознавать и нейтрализовать своё отрицание болезни. Работа с болью, стыдом и закрытостью, которые являются следствием употребления, приводит к осознанию необходимости овладения новыми навыками поведения. Открытое проговаривание своих проблем в группе уже само по себе необычно для наркомана и алкоголика. Они слушают лекции, смотрят тематические фильмы, участвуют в арт-терапии. Для того чтобы объективировать свою болезнь, они прописывают её в виде ответов на вопросы специальных письменных заданий. Но главное, к чему подводится каждый пациент, это признание своего бессилия перед болезнью и обращение к Богу за помощью.

Мы не забываем и про телесные недуги, сопутствующие главному заболеванию. У нас налажены рабочие контакты с СПИД-центром города Иваново, где наши больные получают антиретровирусную терапию, консультации врачей, проходят обследование.

Как долго длится курс реабилитации и насколько трудно Вам долгое время находиться с людьми, пребывающими в состоянии изменённого сознания?

– Курс длится от одного года до двух лет в зависимости от того, как глубоко проблема «пустила свои корни». Пост-абстинентный синдром длится около полутора лет и, хотя ребята живут рядом, не употребляя наркотиков и алкоголя, они остаются нетрезвыми в своём сознании, поведении, мировоззрении. Если удаётся создать благоприятную терапевтическую среду, то пациент, если он патологически не лжив и не предвзят по отношению к программе лечения, может пойти на поправку. Однако и в самых благоприятных обстоятельствах помогающему специалисту, в данном случае мне, не обойтись без потерь душевных, духовных и физических. Лишь бы эти потери не приводили к духовному умиранию.

Наркоманы являются носителями других серьёзных, опасных заболеваний: гепатиты, туберкулёз, венерические заболевания и, наконец, ВИЧ. Вы не опасаетесь заразиться от них?

Во-первых, нужно бояться заболеть не телом, а духом, стать злым, равнодушным, отстранённым от ближнего, который ждёт твоей помощи, ссылаясь на заразность его заболевания. Во-вторых, у нас существует правило: при приёме на реабилитацию новичку необходимо предоставить, кроме всего прочего, справки от врача о наличии открытых форм инфекционных заболеваний: туберкулёз, сифилис. Человек обязан с самого начала показывать своё ответственное отношение. А гепатиты и ВИЧ не передаются при бытовом контакте.

Я помню, как восемь лет назад один из ВИЧ-инфицированных парней протянул мне пластмассовый стакан с водой, из которого он только что отхлебнул. Я внутри испугался, хотя всё знал о путях передачи этого заболевания. С внутренним смущением я сделал несколько глотков, мне смешно сейчас вспоминать этот случай, но тогда для меня это стало прохождением барьера, который проходят все, кто оказывает помощь ВИЧ-инфицированным.

Как Вас находят Ваши пациенты?

– О нас многие знают. Моя деятельность протекает в рамках епархиального Отдела социального служения, а так же социального благочиния. У нас работает телефон доверия для больных ВИЧ-инфекцией. Информацией владеют социальные работники при храмах епархии. На практических семинарах неоднократно обучались священнослужители нашей епархии. Сотрудники СПИД-центра города Иваново при необходимости духовной поддержки предоставляют своим пациентам информацию о нашей работе.

Как относится к Вашей деятельности Ваше Священноначалие?

– В 2004 году Священноначалием Русской Православной Церкви принята Концепция по борьбе с ВИЧ/СПИДом. В рамках реализации этой концепции в структуре Отдела социального служения нашей епархии был образован сектор по противодействию распространению ВИЧ/СПИДа, руководителем которого я являюсь. Одной из главных задач мы видим координацию государственных, общественных и церковных усилий по профилактике ВИЧ/СПИДа, а также помощи ВИЧ-положительным и их семьям. Митрополит Иваново-Вознесенский и Вичугский Иосиф близко к сердцу принимает тревожную ситуацию вокруг эпидемии в нашем регионе и благословляет все текущие мероприятия, разрабатываемые нашим Отделом. Однако мы понимаем, что круг нашей деятельности необходимо постоянно расширять, и тут без помощи и молитвенной поддержки нашего правящего Архипастыря нам не обойтись.

Наверно сложно так долго совмещать священническое служение с реабилитационной работой?

– Конечно, прежде всего, я священник, и это служение для меня важнее всего. Вместе с тем, отрадно видеть, что мои труды в реабилитационной сфере приносят пользу – помогают выздоравливать зависимым и их близким. 

Сейчас я переведён на новое место служения – в город Иваново, где, скорее всего, не будет условий для создания стационарного реабилитационного центра. Возможно, на новом месте удастся открыть амбулаторную программу. Это будет новый этап моей жизни в Церкви, который, я верю, откроет новые возможности для моего пастырского служения и помощи людям. 

Предоставлено редакцией Информационного бюллетеня «Круглый стол по религиозному образованию и диаконии (социальному служению) в Русской Православной Церкви»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика