В своем кругу. Истории преодоления

01.01.2022

16-1-1.jpg

Делиться наболевшим очень трудно, а потому мы изменили имена героев нашей статьи. Скажем лишь, что почти год они посещают клуб трезвения, действующий на одном из приходов Нижнего Новгорода. Многие сделали важные шаги к изменению своей жизни и продолжают двигаться вперед. От их встреч, которые проходят за общим столом с чаем и сладостями, остается чувство тепла, ведь, несмотря на все проблемы, участники находят, над чем пошутить и чему улыбнуться. В день памяти святого мученика Вонифатия, к которому обращаются с молитвами о помощи в избавлении от алкогольной зависимости, предлагаем читателям реальные, жизненные и еще не завершившиеся истории преодоления.

 

Обет вместе с прихожанами

Иерей Иоанн Сорокин, благочинный Нагорного округа: Неумение ограничивать себя в конечном итоге приводит к утрате вкуса жизни. Вспомним слова апостола Павла: «все позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор 6:12). Чему они учат нас? Тому, чтобы каждый направлял свои усилия к тому, чтобы оставаться человеком, созданием Божиим. Это предполагает и работу над собой, и борьбу со своими слабостями, а чтобы бороться, требуется трезвость, бодрость и ясность ума.

Школы трезвения и группы психологической поддержки дают чувство общности, которое укрепляет человека в стремлении к воздержанию и полному отказу от пагубных пристрастий. Когда есть единомышленники, люди со схожим опытом, легче идти этим путем, а когда ты сам все прочувствовал и выстрадал, тебе легче понять того, кто находится в аналогичной ситуации.

Я тоже дал обет трезвости. Священническое служение подразумевает воздержание от пагубных привычек, и священник должен быть образцом для прихожан.

Потери были глобальные…

Сергей: С ноября прошлого года я здесь. Что могу сказать? Трезвость – это радость жизни. Хотя учиться отказываться от прежних стереотипов тяжело. Но в клубе получаешь моральную и духовную поддержку.

К вере я пришел довольно давно, несмотря на это возникли проблемы с алкоголем. Мы ведь не сознаем того, что допускаем грех в свою жизнь. Так и я служил и Господу, и мамоне: попостился в Великой пост, а потом все можно… Алкоголь разрушил психику, тело, отношения с ближними, я лишился хорошей работы, семьи – потери были глобальные. Поняв, что жить так больше невозможно, воспользовался советом ходить в Школу трезвения отца Александра Николаева. С того момента я перестал употреблять.

У каждого своя причина, почему он начинает пить. Я не с горя пил – все в жизни было хорошо. Сначала ради развлечения. Пробовать начинаем в молодости, в студенческие годы, кто-то раньше. Как это бывает, когда все хочется попробовать… Я никогда не считал себя алкоголиком, но в какой-то момент потерял контроль. Становится все хуже и хуже, по нарастающей, а ты этого не замечаешь и переходишь с одной стадии употребления на другую. Оправдываешь себя тем, что устал на работе. Начинаешь разрушать все вокруг себя. Просыпаешься и не помнишь, что делал вчера. Уже посещая занятия, я понял, что у меня вторая стадия алкоголизма: я не могу себя контролировать.

Тяжелее всего осознавать, что ты должен смотреть вперед, понимая, что прошлого не вернуть. Выстраивать жизнь по-новому, сожалея о потерянных хороших работе и семье. Ведь ты настолько разочаровал окружающих людей, что им трудно относиться к тебе с прежним доверием, простить тебя.

Жена много раз пыталась спасти наши отношения. Сколько раз она меня вытаскивала из таких ситуаций… Я не ценил все ее усилия. Многие начинают «спасать» своих зависимых и делают только хуже. Мне создавали комфортные условия тем, что доставали меня со дна. Но пока ты сам головой о дно не ударишься, ничего не поймешь.

Давать советы о том, как трезвиться, мне сложно, я еще борюсь с тягой и полностью еще не восстановился. Как минимум год должен пройти. Могу только сказать, что обязательно нужно пройти Школу трезвения, где дадут всю базовую информацию. И поддержку, новый круг общения.

Лечиться за другого невозможно

Ольга: Сильно злоупотреблять алкоголем я начала в институте. Тогда мы поголовно выпивали и считали, что ничего страшного нет. Кроме того, в семье, в старших поколениях, были алкоголики – традиции передаются.

Протоиерей Александр Николаев, руководитель нижегородского трезвеннического движения, прав: созависимые подсознательно выбирают себе в спутники человека, склонного к алкоголизму. Так и со мной случилось. Вышла замуж. Первые годы все было нормально, ребенок появился. А потом муж начал пить так, что и с работы пьяным привозили, и под себя ходил. В гостях я пила с ним, чтобы ему досталось поменьше. Все это продолжалось очень долго. Я скрывала это, успокаивая себя тем, что это и есть мой крест. Потом случилась трагедия: ждали рождения сына, но он умер в утробе. Муж стал пить еще сильнее, развилась подозрительность на почве ревности, хотя поводов не было.

Однажды ночью я проснулась с мыслью: что же я делаю? И утром пошла в церковь. Крестилась я еще раньше, в 32 года, не понимая, зачем – думала, будто с меня там черноту или проклятие какое-то снять должны. И вот через несколько лет, из-за мужа, пришла в храм осознанно. После первой исповеди мне назначили очень суровую епитимию. Я рассказала, что делала аборты, и батюшка строго отнесся ко мне. Но у меня характер настырный, и я выполняла все, что он мне сказал. На свою жизнь я стала смотреть по-другому и на каждой исповеди сильно плакала. Я окунулась в жизнь Церкви. Первое время муж возил меня в храм, и я предлагала ему пойти со мной, но желания у него не было. Вера у меня была фанатичная, вперемешку с тщеславием: мне казалось, я теперь все знаю, и ему это не нравилось.

Священник все наставлял меня: «Терпи, терпи, терпи». Я дотерпелась до того, что меня стало трясти от ужаса. Боялась всего. Муж, напиваясь, становился агрессивным, кричал, таскал за волосы. Выгнал меня из дома. Однажды напился до такой степени, что кровь горлом пошла. Попал в реанимацию. В больнице я поинтересовалась, кто его привез ночью. Так я узнала, что у него уже несколько лет есть другая женщина. Для меня это был удар в спину. Думала, с ума сойду.

Я много молилась и за него, и за эту женщину, чтобы Господь их простил. В прошлом году муж начал звонить, уговаривал приехать. При этом не извинился, не пытался оправдаться. Я так радовалась! Думала: неужели?! В итоге он снова стал скандалить. Может, что-то и осознал, но болезнь есть болезнь… Я пыталась его оправдать, но этого делать нельзя, человек должен отвечать за свои поступки. Потом ситуация повторилась.

Примерно в это же время я увидела объявление и пришла на занятия к отцу Александру. Здесь я поняла, что такое созависимость. Писала дневники, читала книги, конспектировала их и почувствовала воодушевление. Стала вести себя по-другому в обычной жизни. Конечно, и сейчас, когда муж зовет, возникает чувство вины, что я к нему не еду. А сходить к врачу, прокапаться хотя бы, он не хочет. Зато я теперь четко понимаю, что за него лечиться не могу и его поступки – его ответственность. Свои границы я установила, обет трезвости, даст Бог, буду принимать скоро на второй год!

Искать выход надо не только зависимому

Светлана: Желание посетить занятия в Школе трезвения у меня было давно, и когда я узнала, что такая школа открылась на нашем приходе, мы пришли вместе с мужем. Он зависимый – я созависимая; здесь мне открыли глаза на меня саму. До этого я считала, что проблемы только у супруга: он болен, и уже много лет. Лечился, но не помогало, после кодирования становилось только хуже, запои становились еще чаще и дольше.

Когда отец Александр сказал, что у меня проблема, я, конечно, была удивлена, ведь я всегда считала, что могу спокойно отказаться от алкоголя или культурно выпить за столом на праздник. Как мы привыкли: накрыть стол, скатерть, красивая посуда – это норма. И, конечно, неприятно было, что меня назвали созависимой.

А потом, изучая эту тему, мы все для себя уяснили и уже больше года трезвимся. Дали обет. Отмечу, что это отказ не только от алкоголя, но и от других вредных привычек, например, от бранных слов. Кроме того, я смогла выстроить границы, отделиться от зависимого мужа психологически. Хотя мне по-прежнему жалко его и страшно за его жизнь, я понимаю, что соблюдение личных границ лучше и для меня, и для него.

Как важно, что есть с кем поделиться своей историей

Андрей: Мы ходим на встречи клуба вместе с супругой. Она долго меня убеждала. Я понимал, что проблема есть, но со всей серьезностью к ней не относился. Да, на семье стало сказываться, о здоровье надо было задуматься… Наконец, решился пойти в клуб трезвения. Постепенно втянулись: слушали лекции отца Александра Николаева, выполняли задания. И интересно стало! Мы здесь общаемся, вместе ездили в труднические поездки в Макарьевский монастырь, в Дивеевский. В клубе людям понятны проблемы друг друга, и они могут, не стесняясь, поделиться своей историей, получить эмоциональную разгрузку.

Сейчас тяга к алкоголю становится слабее. Когда хочется употребить, стараешься отвлечься, например, книгу почитаешь, и спустя время желание пропадает. И на душе лучше становится, что ты смог без алкоголя провести день.

Дарья ПЕТРОВА

Публикация журнала «Моя Надежда»
(Нижегородская митрополия)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика