RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Иван Негреев: «РПУ определил меня и мою преподавательскую деятельность»

02.04.2018

Ze5Dp0agVyU.jpg

Иван Негреев в 2005 году окончил Православный институт святого Иоанна Богослова по специальности «Религиоведение», с 2006 года он преподает в вузе дисциплины «История религий» и «Философия религии». С 2008 года – преподаватель истории религий и философии в Институте журналистики и литературного творчества в Москве. Иван Олегович рассказал о том, что повлияло на его выбор поступать в православный вуз, чем привлекло религиоведение, благодаря кому начал преподавать в Московском православном институте святого апостола Иоанна Богослова Российского православного университета, и как он стал востребованным экскурсоводом по религиозным объектам Москвы.

 

Почему Вы решили учиться в РПИ святого Иоанна Богослова? Что побудило сделать выбор направления, связанного с религиоведением?

– У меня когда-то были мысли стать священником, я был алтарником, мне всегда была интересна религиозная тема. Казалось, что вера – наиболее содержательная часть жизни, для меня вера тогда была ценнее, чем ее конкретика: меня восхищали своей силой веры святые, причем не только православные, волновал порыв человеческий, искание истины. Уже тогда я, оглядываясь на действительность, увидел, что религиозные ценности не актуальны. Возможно, это кому-то покажется крамолой, но сам предмет веры перестал быть актуальным. Эта проблема привлекла мое внимание, поэтому выбор был сделан в сторону религиоведения. Ведь история религий – это история веры.

От семинарии меня удерживало то, что это был однозначный выбор пути, к чему я тогда не был готов. Поэтому начал искать, с одной стороны, церковное заведение, с другой – светское. Таких было на тот момент два: ПСТГУ и РПУ. Какое-то время я учился в ПСТГУ, потом перевелся в РПУ. Это было связано с тем, что в РПУ была несколько другая специфика преподавания и внутреннего порядка: в Свято-Тихоновском университете был заметен больший уклон в церковные дисциплины (был богословско-пастырский факультет, и еще не появилось отдельного направления «Религиоведение»). В РПУ из церковных дисциплин была в основном патрология, было много философии. Там давалось расширенное религиозное образование, а не узко церковное. К тому же в РПУ преподавал известный религиовед профессор Андрей Борисович Зубов. В РПУ я был поражен историей религий как дисциплины. Она меня безумно заинтересовала, и уже в стенах университета постепенно я начал заниматься научными исследованиями.

Как сверстники и родители отнеслись к Вашему выбору?

– С интересом и уважением, у меня были очень хорошие и понимающие одноклассники и учителя. Никто не осуждал и не высмеивал.

Родители нормально отнеслись, не было никаких препятствий. Они были в восторге от того, что я принял такое решение самостоятельно. Для них это было ценнее, чем то, кем я буду после окончания вуза.

x_63a616dc.jpg

Кем были Ваши однокурсники?

– У меня был замечательный курс, нас было очень много даже по тем меркам – 30 человек. Некоторые пришли переводом из других вузов: из ПСТГУ, МГУ.

Это очень разные люди, причем очень мало из священнических семей. Я учился с Алисой Асмус (дочь протоиерея Валентина Асмуса, настоятеля храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе в Москве – прим). Церковнослужителей тоже было не очень много. В основном со мной учились светские люди, молодые и взрослые.

Я очень благодарен своим однокурсникам, потому что я получил от них, как странно бы это ни прозвучало, не меньше, чем от преподавателей. Ведь формируют человека не только лекции, но и среда, царящая в стенах вуза, факультетские разговоры и гулянки.

Это было время талантливых энтузиастов – создателей РПУ, которых волновало только содержание предмета. Время, когда формировался стандарт преподавания религиоведческих дисциплин; не было начавшегося потом движения в сторону формализации.

Тогда были люди, которым и с которыми было очень интересно. Со мной учился парень, состоявшийся хоккеист. Он был очень увлечен философией, покупал дорогие книги современных философов, которые только переводились, и делился ими с нами. Благодаря ему я узнал, кто такие Жан Бодрийяр, Жорж Батай, Славой Жижек.

РПУ дает хорошее мировоззрение и хорошую базу. Я не знаю ни одного неприкаянного однокурсника. Все нашли себя и работают в разных сферах: кто-то пошел в науку, кто-то занимается туризмом или работает в правительстве; есть те, которые стали священниками.

Процитирую слова вашего любимого писателя и драматурга Григория Горина о его учебе в медицинском институте: «Это было особое высшее учебное заведение, где учили не только наукам, но премудростям жизни».

Можете ли Вы то же самое сказать об учебе в РПУ?

– Совершенно точно. Пребывание в среде РПУ воспитало и сформировало меня как личность. Ведь премудрости жизни – не в афоризмах, не в том, что у тебя есть готовые ответы на вопросы, они в отношении к реальности, знаниям.

Да, я могу сказать, что РПУ определил меня и мою преподавательскую деятельность. Точнее, это сделал тогдашний ректор вуза архимандрит Иоанн (Экономцев). Надо сказать, что отец Иоанн – совершенно удивительный человек, он очень тепло относился к студентам. На выпускное застолье он позвал всех выпускников для того, чтобы не посмотреть формально все наши дипломы, а поговорить с каждым. На вопрос отца Иоанна о моем дальнейшем пути я ответил, что мне нравится то, чем все здесь занимаются, я бы хотел попробовать позаниматься историей религий, преподавать. Отец Иоанн переглянулся с Андреем Борисовичем Зубовым, тот утвердительно кивнул, и мне было сказано: «Хочешь – значит, будешь преподавать». Так я остался в институте. И только потом оценил, как мне помог отец Иоанн: я стал набирать в РПУ стаж, чтобы впоследствии у меня была возможность преподавать в других вузах.

Через некоторое время я устроился в Московскую финансово-юридическую академию преподавателем философии и позже в Институт журналистики и литературного творчества – сначала частично заменял легендарного преподавателя историка и философа Владимира Леонидовича Махнача, а впоследствии пришел на его место.

Какую ответственность на преподавателя налагает работа в православном вузе?

– Если и есть ответственность, то она лежит на священниках, лицах, которые читают духовные дисциплины. Я все-таки читаю религиоведение, историю религий, позиционирую себя максимально стерильно академически. Конечно, присутствуют рефрены, связанные с Православием. Но я стараюсь в студентах воспитывать ученого, а не православного христианина. Интересно, что сами студенты порой интересуются моим мнением, что правильно, а что нет. Могут в РПУ, например, спросить, это бесы или не бесы. Я им всегда говорю: «Вы ищете ответ не в том окне. Лучше с вопросами поиска истины пойти к своему духовнику, а мое дело – рассказать вам, во что люди верят, привить навыки и дать методологию религиоведения».

Необходим ли в наше время православный вуз? Кто его должен содержать: Церковь, государство, спонсоры?

– Сейчас спрос на изучение религии стал меньше, чем раньше, но он есть. Это связано и с демографической ситуацией в стране, и со спадом интереса к религиоведению. Не только в православных вузах есть проблема с наборами. Но запрос все равно есть. И по моему преподавательскому опыту скажу, что студенты видят в религиоведении ценность, им это интересно.

По поводу содержания православного вуза и в частности РПУ я не считаю, что финансирование должно полностью ложиться на Церковь или государство. Если в какой-то момент Церкви будет важна поддержка религиоведческих дисциплин и воспитание церковных научных кадров, то возможно участие в финансирование. Но пока никаких серьезных программ на этот счет у Церкви нет.

Спонсорские деньги тоже не всегда могут быть.

В одной еврейской книге есть размышление, почему давать деньги, когда тебе хочется, хуже, чем давать, когда ты должен. Ведь отдавая деньги, которые должны, мы делаем это вне зависимости от того, хотим или нет. А когда нам хочется, мы вольны сами распоряжаться своими деньгами: сейчас хотим, завтра нет. Так устроена благотворительность: сытый год – благотворительный фонд наполняется, голодный – все сидят без денег. В этом смысле спонсорская программа может просесть в любой момент. И это случилось в РПУ после 2013 года.

Как мне видится, хотя я совсем не экономист, целесообразна максимально независимая структура, самоокупаемая. В большей части за счет средств от проведения мероприятий, лекториев, интересных проектов и издательских программ. Знаю, что сейчас это активно обсуждается в ректорате.

1PQmLqXl6H4.jpg

Чем помимо преподавательской деятельности Вы занимаетесь?

– Я сотрудничаю с организацией «Москваход», провожу пешие экскурсии по религиозным объектам Москвы. Меня на это сподвигнул мой замечательный коллега известный москвовед Георгий Давыдов. Это напрямую связано с моей преподавательской деятельностью – по сути, то же преподавание истории религий, только на ходу и в городе.

Вожу экскурсии по храмам и мечетям, хотя в последних бывают сложности – там с недоверием относятся к экскурсоводам не мусульманам. Но думаю, что получится найти с ними контакт и договориться.

Запрос есть, и очень большой. Экскурсии проводятся регулярно, каждую неделю. По истории религий идут через неделю и собирают иногда более 50 человек, причем разных возрастов – от старой московской интеллигенции до молодых женщин на последних месяцах беременности.

Какое место в Москве Вы бы назвали своим?

– Мне нравятся переулки от Китай-города к Иоанно-Предтеченскому монастырю, вокруг собора святых Петра и Павла. Я могу сесть на бордюр в этих переулках и сидеть много часов, смотреть на палаты Мазепы или другие старинные усадьбы. Есть еще места в Москве, связанные с Бауманкой, Басманным районом, старыми домами в Лефортово.

На сайте Института журналистики и литературного творчества в Вашей карточке преподавателя есть цитата Конфуция: «Я ничего не создаю, я только передаю. Я верю в древность и люблю ее». 

Есть у Вас любимая цитата, может быть, из Библии или святоотеческой литературы, которая так же вам близка?

– Есть цитата, она евангельская и в целом актуальная: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7. 12). Этот постулат является общечеловеческим и центральным для многих религий. Этот принцип, к которому я всегда возвращаюсь.

Беседовала Юлия ДЕНИСОВА

Фотографии из личного архива Ивана Негреева


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓