Звёздный хор к иному хору слухом трепетным приник…

04.01.2015

Mescherinov.jpg

Идет Рождественский пост. Наверное, самый радостный из всех постов Православной Церкви. Потому что впереди – Рождество Христово. Светлый праздник, совершенно особый не только для православных христиан – домашний, несуетный, тихий. В такие дни неплохо посмотреть всей семьей добрый фильм или послушать музыку. И если с выбором фильмов особых проблем нет, то с музыкой сложнее – «Jingle Bells» и так у всех на слуху, а в наследии великих композиторов прошлого не все хорошо ориентируются.

Попробуем расспросить о музыке Рождества игумена Петра (Мещеринова) – насельника подворья Данилова ставропигиального мужского монастыря г.Москвы, выпускника Московской консерватории им. П.И.Чайковского, переводчика текстов духовных произведений И.С.Баха.

Недавно проведённый мной опрос наглядно показал, что под рождественской музыкой люди, прежде всего, подразумевают такие произведения массовой культуры, как известная всем «Jingle Bells» и другие западные песни. Вы, как известно, человек других музыкальных вкусов и пристрастий. Что для Вас – музыка Рождества?

– Пожалуй, почти вся немецкая протестантская рождественская музыка периода Баха. Например, его широко известная «Рождественская оратория». Или «Рождественская история» Шютца – тоже из известных. Не скажу, что я специально слушаю эти произведения во время Рождества, просто они мне знакомы, и я их люблю.

Weinachten.jpg

Вы сейчас упомянули протестантскую музыку. Известно, что западные композиторы специально писали свои сочинения к церковным праздникам. Была ли такая традиция у нас?

– В нашей музыке, во-первых, богатая богослужебная традиция, связанная с большим периодом подготовки к Рождеству и Рождественским постом. Это и рождественские ирмосы, и весь период с праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, это и период предпразднства Рождества, когда поются особые стихиры. Вообще, по сложившейся традиции, вся подготовка к Рождеству в Православной Церкви предполагает большое количество особых песнопений, которые церковные люди знают и любят, которые они ждут целый год.

И есть большой небогослужебный пласт, идущий с юга России и из Украины – это колядки, народное творчество. Связаны эти песнопения с окончанием Рождественского поста, когда люди обходили дома и поздравляли друг друга, это было такое праздничное славление Господа, сопровождающееся пением. Этот пласт культуры сохранился и до наших дней.

koladovanie.jpg

В русской классической музыке довольно широко используются народные мелодии: песни, плясовые, плачи. Эти заимствования хорошо слышны в произведениях Мусоргского, Римского-Корсакова, Чайковского, Бородина и других композиторов. А как насчет западной музыки, есть ли в немецкой, английской, итальянской классике народные мотивы?

– Можно провести параллель как раз между немецкой музыкой и украинской народной традицией: в немецкой песенной культуре тоже очень распространены народные рождественские песнопения. «Stille Nacht», пожалуйста, пример. Что касается русской профессиональной музыки – да, конечно, композиторы обращались к традиции.

Могли бы Вы назвать какие-то конкретные произведения?

– Рождественские, пожалуй, затруднюсь вспомнить. Если говорить, скажем, о Пасхе – то есть, например, увертюра «Светлый праздник» сознательного атеиста Николая Андреевича Римского-Корсакова. Есть произведения, затрагивающие рождественскую тему – скажем, опера «Ночь перед Рождеством» того же автора по Гоголю. Русских композиторов вообще очень осторожно нужно ставить в пример именно как авторов рождественской или вообще религиозной церковной музыки, потому что у них не все было в порядке с церковностью.

На Западе композиторы писали для Церкви, у нас же такой традиции не было: если и писалась духовная музыка, то по собственному почину и очень редко. Митрополит Иларон (Алфеев) в своих интервью не раз упоминал «Всенощную» Рахманинова, но при этом отмечал, что она абсолютно не подходит для богослужения, в храме ее трудно исполнять, в определенные моменты музыка мешает молитве. Почему?

– Совершенно верно. Это светское произведение. По поводу западной и нашей музыки – тут, на самом деле, очень большая история. На Западе фактически вся музыка вышла из Церкви, и профессиональные композиторы прежде всего приучались писать церковную музыку. У нас, к сожалению, общественные и культурные процессы в послепетровское время с Церковью почти не пересекались – Церковь жила своей жизнью, культурное, в том числе и музыкальное, сообщество – своей.

Получается, на Западе культурное сообщество и Церковь – это было единое целое? А у нас – нет?

– Во всяком случае, до определенного времени это было так, да. Примерно до конца XIX века западные композиторы прекрасно знали, как писать церковную музыку и писали ее.

advent.jpg

А сейчас пишут? Сохранилась хоть в каком-то виде эта практика?

– Можно назвать французского композитора Оливье Мессиана, который написал много церковной музыки. Правда, у него больше околоцерковной, чем собственно литургической музыки. Например, «Двадцать взглядов на младенца Иисуса», какие-то окололитургические вещи для органа. Он писал именно не церковную, а духовную музыку.

Чем различаются церковная и духовная музыка? Эту разницу не все понимают.

– Здесь различия совершенно четкие. Церковная музыка написана для богослужения. Духовная музыка написана по мотивам церковной, могут быть использованы какие-то ее элементы. Скажем, упомянутая «Всенощная» Рахманинова – это духовное произведение, но не церковное в строгом смысле слова – она не может быть использована во время обиходного церковного богослужения.

Koladka.jpg

На Ваш взгляд, на каком композиторе закончилась большая церковная музыка?

Я бы назвал Брамса и Брукнера. Брукнер: мессы, Брамс: хоральные прелюдии. Можно назвать и только что упомянутого Мессиана, но это своеобразная духовная музыка.

А кто писал русские православные богослужебные песнопения? У них есть авторы?

– Их писали выпускники Санкт-Петербургской придворной певческой капеллы (самый известный представитель этой школы – Бортнянский), выпускники Московской синодальной школы. Писали каждый в своем стиле. Из петербургской школы мне очень нравится, например, композитор Архангельский. Из московской – Смоленский, Кастальский. Но между русскими композиторами, имена которых у всех на слуху – Чайковским, Мусоргским, другими величинами и церковной музыкой, конечно, пролегала определенная граница – это была своя область, в которую великие не заходили.

Великие композиторы были более профессиональны, но их не интересовала церковное направление, так?

Не совсем. Скажем, литургическая музыка Чайковского откровенно плоха. У Глинки хорошая «Херувимская», но это единственный пример в его творчестве, «Всенощная» Рахманинова – здесь владыка Иларион прав – чудесная музыка, но не для церковного использования. А вот музыка Архангельского, Смоленского, Кастальского, Турчанинова, других церковных композиторов – не для концертной площадки. Она как раз для Церкви.

Как Вы относитесь к тому, что некоторые храмы посвящают одну – две службы в году творчеству нецерковных композиторов – например, в храме иконы «Всех скорбящих радость» на Большой Ордынке в Москве который год подряд исполняются «Всенощная» Рахманинова, «Литургия» Чайковского.

– Это старая московская традиция, которая была еще при владыке Киприане. Сейчас ее возродили – я считаю, это очень хорошо.

Недавно я узнала от одного официального лица, что москвичи голосовали перед Днем города за то, чтобы во время праздника звучало больше классической музыки. Мне и самой кажется, что в последние годы интерес к классике возрос. С чем это связано, как Вы думаете?

– Мне трудно сказать. Я не наблюдаю такого эффекта. Мне кажется, всегда есть какой-то устойчивый процент людей, которые действительно тяготеют к нормальному искусству. Может, уже переели попсы? Но факт отрадный, что голосовали именно так. Классика – это лучше, чем попса.

Вы часто бываете за границей. В основном, в Германии. По Вашим оценкам, обычные немцы слушают классическую музыку больше, чем мы?

– Раз в сто больше, наверное. Во-первых, у них классическая музыка исполняется во всех церквях, во-вторых, много открытых концертных площадок, где звучит органная, симфоническая, хоровая музыка. Ну а главное – с детства маленьким немцам прививают любовь к классической музыке, преподают её в школе, приучают петь в хоре, детям это очень нравится, и поют они там отнюдь не песни группы «Любэ».

Bah.jpeg

Мне довелось в соборе Шпайера слышать произведения Баха и Моцарта в исполнении саксофона, гитары и синтезатора. Вам нравятся такие эксперименты?

– Если талантливо сделано, я с удовольствием слушаю. Потом, Бах звучит хорошо в любом виде, его испортить невозможно. В 70-е годы прошлого века была какая-то лондонская вокальная группа, которая совершенно фантастически исполняла Баха.

Так что же мы будем слушать в Рождество?

– Баха! «Рождественскую ораторию»!

Беседовала Анна ФИРСТОВА

фотография игумена Петра с сайта "Ваш досуг",

другие иллюстрации из открытых источников интернета


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓