Священные образы Пасхального канона

18.04.2020

0075.jpg

Видя торжественное богослужение Пасхи в русской традиции, мы сразу обращаем внимание на то, что все чтение заменяется пением. Важнейшим традиционным песнопением Пасхальной утрени, начинающейся сразу после крестного хода, является канон. О чем же в нем поется, какие смыслы раскрываются, какие образы используются?

 

Об этом песнопении нужно сказать особо. Жанр канона представляет собой припевы-тропари, которые добавляются к Библейским песням (или «Пророческим песням») – особым гимнографическим текстам, которые мы находим в Священном Писании. Существует девять основных песен канона. После третьей, шестой и последней песни произносятся прошения диакона с ответами народа или хора – ектения. После третьей песни обычно читается седален, после шестой – кондак и икос (на Руси с XVI века читают весь канон). Эти песнопения, которые в наши дни обычно читают (как порой и Пасхальные часы в бедных приходах, где нет хора) связаны с поучительными чтениями, которые положено было исторически произносить в этом месте.

Но так строится канон утрени в обычное время, на Пасху же структура его меняется.

Канон этого праздника начинается с первой песни.

Во всех песнях канона первый тропарь носит название «ирмос», он связывает тематику библейской песни с темой празднуемого дня. Это песнопение, вероятно, задавало и тон-образец певцам для пения канона. Кроме того, благодаря новым исследованиям мы теперь знаем, что песнопения на греческом языке имели особую поэтику. В переводах на другие языки это было трудно передать (хотя Патриарх Сергий написал канон Богородице гекзаметром). В каждом ирмосе дается отсылка к библейской песни, в данном случае – отсылка к пению евреев при переходе через Чермное (Красное) море. Подобно этому Христос перевел людей к вечной жизни.

Канон Пасхи имеет особенный припев: «Христос воскресе из мертвых!» Первые слова припева стали пасхальным приветствием, которым люди поздравляют друг друга на разных языках.

Тропарь Пасхи и Евангелие о Воскресении на литургии часто также читают на разных языках (греки – на пасхальной вечерне, называемой «агапэ»). В Русской Церкви при Патриархе Никоне диакон в центре храма повторял чтение за епископом, который читал в алтаре. Вероятно, отсюда происходит традиция читать Евангелие посередине церкви на утрени.

Кроме того, следует заметить, что канон Пасхи постоянно отсылает нас, видимо, к литургическим традициям раннего времени, поэтому так важно понять историю богослужения. В ночь Пасхи поселения с древнейших времен освещались факелами. Эта символика света наполняла все храмы. Диаконы носили особую свечу как символ столпа огня, который вел евреев при выходе из Египта (а именно это праздновали на Пасху иудеи). Священник по уставу должен на службе держать в руках крест и свечу. В русской традиции он держит крест и «трисвечник». Подобный трехсвечник использовался в Византии на литургии Преждеосвященных Даров, на особом входе на утрени.

Третья песнь Пасхального канона повторяет символику света, которым, благодаря Воскресению Спасителя, наполняются небо, земля и преисподняя. И Христос открывает дорогу в Свое Царство.

После третьей песни поются «ипакои». Это самый древний вариант припевов-тропарей. «Ипакои» повествуют также о свете, шествии жен-мироносиц, которые нашли пелены в пустой пещере-гробнице Иисуса.

Четвертая песнь отсылает нас к подвижнику времен Ветхого Завета Аввакуму. Ибо ирмосы должны связывать тематику Ветхого завета и пасхальные торжества.

Кроме того, Христос называется первенцем (а первые дети в семье у евреев по традиции посвящались Богу), то есть человеком и при этом Агнцем. Это не просто пересказ Библии. Христос воссиял своим Воскресением и является пасхальной пищей, подобно ветхозаветным ягнятам, которые закалывались для еврейской пасхальной трапезы-седера (она напоминает белорусские кулинарные обычаи Рождества, когда едят пресные хлебушки). Агнец – это жертва за мир, которой стал обещанный евреям Христос. Мы видим здесь глубокий призыв к святости и вкушению не только пасхальных яств, но и Причастия, которое исторически в этот день было всеобщим и обязательным для постившихся и не постившихся.

В этой части присутствует и отсылка к другой интересной библейской традиции выражения радости – танцу и пению. Приводится пример танца царя Давида, который шествовал при переносе главной еврейской святыни – Ковчега Завета. По этому образцу среди эфиопов-христиан и даже на Севере Европы сохранена традиция использования музыкальных инструментов и танцевальные движения на крестном ходе. Арабская христианская молодежь также часто очень активно выражает свои эмоции движениями тела.

В пятой песни упоминаются мироносицы. Теперь не приносятся сосуды с маслом для помазания Тела Христа – дары жен-мироносиц мы символически заменяем принесением Богу хвалебных песен, начиная с раннего утра.

Здесь мы также видим отражение символики света в интерпретации истории о девах. Образ Жениха, который приходит в полночь, хорошо известен, несмотря на то, что на приходах обычно полунощница не поется. Но песнопение «Се, Жених грядет» исполняется постом и предваряет Пасху. Миряне также могут его услышать.

Шестая песнь отсылает нас к сошествию Христа в преисподнюю для избавления людей. Здесь появляется образ поглощенного китом пророка Ионы. Это песнопение направляет нас к Священному Преданию, излагающему историю избавления людей после смерти Христа на Кресте. Здесь же мы видим и образ Приснодевы, и образ жертвы, искупающей грех Адама.

Далее следуют два фрагмента древних «Полных кондаков», похожих на акафист, которые сохранились в такой форме как части канона. Кондак и икос обрисовывают образы жен-мироносиц, которые предварили утреннее солнце, идя ко гробу Спасителя. Вспомним, что Самого Христа именуют «Солнцем правды». Эта символика сохранилась и в богослужении – на ум сразу приходит звучащее на утрени Великое славословие, предваряемое словами «Стала Тебе, показавшему нам свет».

После шестой песни канона за кондаком и икосом поется песнопение «Воскресение Христово видевше…», оно известно многим, так как во многих храмах его исполняет народ вечером накануне каждого воскресенья. Этот гимн не нужно понимать (как интерпретировали его некоторые неортодоксальные авторы) в том смысле, что Христос – только Бог, а не Богочеловек.

Седьмая песнь отсылает нас к книге пророка Даниила, где повествуется о выживших в печи юношах. Господь, как и им, дает защиту от смерти всем верующим в Него. Здесь также видны тема мироносиц, образы света, торжества, а также субботы, которая в еврейской традиции есть день радости и покоя.

Восьмая песнь Пасхального канона напоминает, что в православной традиции Пасха – даже не один из двенадцати самых главных праздников в году («двунадесятых»). Она главная суббота покоя, «праздников праздник», и стоит выше всех других дней в году. Здесь же мы видим отсылки к образам виноградной лозы, горы Сион, и как символ распространения веры упоминание о том, что дети Авраама должны были умножиться, словно звезды и песок. Важно и отмеченное автором канона христианское учение о Святой Троице.

В девятой песни имеются образы Нового Иерусалима, якоря, вечного дня. Обычно перед этой песнью в течение года поется дополнительно песнь Девы Марии «Величит душа моя» с припевом «Честнейшую»).

В канонах всегда присутствует похвала Деве Марии. В конце каждой песни могут исторически добавляться тропари-«богородичны» – песни, прославляющие Божию Матерь. А в пасхальное время они также восхваляют и воскресшего Христа.

После малой ектении поется особое песнопение – «эксапостиларий», он же самогласен (то есть не подражающий церковным восьми гласам – обычным вариантам пения). В нем кратко пересказываются основные события праздника. Связанные с символикой света песнопения после канона могли называться и «светилен».

Так образы света, радости и мира раскрываются в глубокой символике одного из самых важных богослужебных последований.

Антон ГАПАНЮК

_______

Литература:

Киприан (Керн), архим. Литургика, гимнография и эортология. М.: Критицкое Патриаршее Подворье, 1997. – 150 с.

Красовицкая М.С. Литургика. – 7-е изд., испр. и доп. – М.: Изд-во ПСТГУ, 2014. – 225 с.

Одинцов, Н.Ф. Порядок общественного и частного богослужения в древней России до XVI века: Церк.-ист. исслед. Н. Одинцова. - СПб.: Изд. книгопрод. И.Л. Тузова, 1881. - [4], 300 с.

Пасха (аналойный формат) М.: Издательство Московской Патриархии, 2013 - 208 с

Плетнева А., Кравецкий А. История церковнославянского языка в России. Конец XIX-XX в. М.: Litres, 2017. – 400 с. С.272

Типикон, сиесть Устав. М.: Издательство Московской Патриархии, 2015. - 1200 с.

Pope gives blessing to LED revolution at St Peter’s. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.luxreview.com/2018/02/21/pope-gives-blessing-to-led-revolution-at-st-peter-s/ (дата обращения 17.04.2020).

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓