Сельская Пасха XXI века
Сельская Пасха XXI века

Сельская Пасха XXI века

23.05.2013

Нынешнюю Пасху мы всей семьей встречали не в своем московском приходе, как это неизменно бывало на протяжении более чем двух десятилетий, а в далеком и даже не подмосковном селе, отдаленном от своего областного центра почти на час езды. Нестандартное решение о «пасхальном побеге» в российскую глубинку было принято по двум причинам. Во-первых, хотелось избежать традиционной для нашего приходского храма, расположенного в густонаселенном спальном районе Москвы, утомительной суеты. В нашем случае она бывает связана с большим количеством молодых и не всегда трезвых людей, которых неизменно привлекает ночное пасхальное богослужение, точнее - крестный ход. Войдя в храм с началом утрени, они начинают неприкаянно бродить по нему, завороженные таинственной и радостной атмосферой святой ночи, красотой облачений духовенства и церковного убранства, однако решительно не представляя, как себя вести в этой не стандартной для них ситуации. В результате молодежь обоего пола, переговариваясь между собой и, увы, нередко разя перегаром, то протискивается вперед, ближе к алтарю, чтобы посмотреть на происходящее там, то выходит в притвор, отчего оказавшиеся у них на пути внимающие богослужению люди, и без того стиснутые из-за многолюдства, испытывают определенный дискомфорт. Во многом проблема, конечно, связана с размерами нашей изначально сельской церковки, отнюдь не рассчитанной на те многие сотни прихожан и захожан, которые теперь посещают ее по большим праздникам. Возможно, что-то изменится с реализацией  «Программы-200», но пока картина не очень утешительна.

Вторая же и более существенная причина «побега» заключалась в желании увидеть, как именно встречают Праздник праздников жители российской деревни начала XXI века. Что происходит в пасхальную ночь по Москве, в кафедральных храмах митрополий и епархий, более-менее очевидно, но там сосредоточена вся, если так можно выразиться, духовная мощь – голосистые диакона (и не по одному), сонм сослужащих архиерею клириков, профессиональные большие хоры. В глубинке все гораздо скромнее. У дореволюционных русских классиков порой встречаются описания сельских пасхальных празднеств, но времена с тех пор сильно изменились и люди, безусловно, тоже. 

Руководимые этими двумя побуждениями, на Страстной неделе мы направились в сторону Калуги, имея конечной точкой маршрута село со звучным названием Спас-Суходрев. Происхождением оно обязано речке Суходревке, протекающей неподалеку, а также Спасо-Преображенскому храму. История гласит, что российская императрица Екатерина II при прокладке дороги из Москвы в Калугу приказала построить здесь деревянный храм с деревянной же колокольней, который был первоначально приписан к церкви во имя апостола Иоанна Богослова в соседнем селе Федоровское. То первое деревянное церковное здание уничтожил пожар. Более ста сорока лет назад крестьянами был построен новый каменный храм с одноярусной колокольней, с тремя престолами – главным Преображенским и приделами Рождества Богородицы и великомученика Никиты. В ту благословенную пору в приход входили пятнадцать окрестных деревень, к настоящему моменту, увы, значительно обезлюдевших.

DSC_2813.JPG  

Особенность Преображенского храма в том, что за сто сорок лет своего бытия он закрывался всего на пять лет – с 1941 года по 1946-й, хотя попыток покончить с «рассадником религиозного дурмана» властями предпринималось много. В позднесоветское время он, по рассказам местных жителей, оставался единственным действующим на весь немаленький Малоярославецкий район, включая и сам старинный город Малоярославец. Вокруг храма некогда располагалось обширное кладбище, от которого сейчас осталось всего несколько могил в церковной ограде – остальные захоронения неблагодарные потомки растащили и сровняли с землей, водрузив на костях предков дома и хозпостройки. Впрочем, вполне возможно, что те, кто привел кладбище в такое состояние, уже не имели прямой связи с сельскими старожилами – в Спас-Суходреве, как и в окрестных деревнях, много приезжих и дачников, которые при обустройстве не особенно принимают во внимание историю места. Впрочем, именно они во многом и составляют приход храма Спаса Преображения.

Великий четверг

Первое в этом году богослужение Страстной седмицы в Преображенском храме. Его клир и причт состоят из одного только молодого священника – отца Иоанна, назначенного сюда всего около полугода назад. Знакомство наше с отцом Иоанном и его супругой матушкой Фотинией завязалось еще с тех пор, когда он был простым калужским семинаристом Ваней, а она – студенткой московского вуза. Но это отдельная история…

Для батюшки нынешняя Пасха – первая на новом месте и в качестве настоятеля прихода, да и вообще первая в его священнической биографии. Великий пост стал для него своеобразным испытанием на прочность: продолжительные службы, необходимость исповедовать большее число людей (не секрет, что сегодня по-прежнему распространена практика причащаться преимущественно постами), совершение треб в дальних деревнях, куда надо порой было пробираться по заснеженному бездорожью.

Конечно, очень жаль, что невыразимо прекрасные песнопения трех первых дней Страстной седмицы, тот же тропарь «Се Жених грядет в полунощи…» остаются неизвестными здешним прихожанам. Впрочем, Страстная в этом году совпала с длинными майскими выходными, традиционно отводимыми в сельской местности на огородно-посадочные работы, посему люди сами не очень-то рвутся в эти дни в храм. То есть выбор в пользу молитвы, а не собственных грядок в этой ситуации – удел настоящих подвижников, до него еще надо дорасти. 

Погода стоит пасмурная, дождливая и прохладная, впрочем, с точки зрения атмосферы Страстной, так даже лучше.

На Литургию в день, когда Церковь вспоминает установление Таинства причащения, пришло двадцать пять человек, из них половина приступила к причащению Святых Христовых Таин. Вечером на чтении двенадцати Евангелий людей собралось гораздо меньше - по неизъяснимой причине в сельской местности на вечерних службах прихожан в принципе бывает немного, а тут еще и две службы в один день. Однако традиция уходить из храма с лампадкой, зажженной от огня свечи, с которой слушалось последование Святых Спасительных Страстей Христовых, здесь сохранена. Присутствовавшие на богослужении шесть бабушек неторопливо расходятся по домам с горящими лампадками красного стекла в руках.

Великий пяток

Вечером совершается малое повечерие с выносом Плащаницы, и сразу вслед за тем - утреня с чином Погребения. В храме всего человек десять, причем обоего пола. В основном – люди пенсионного и предпенсионного возраста, но не только бабушки, как можно было бы ожидать. Бабушки, вероятно, берегут силы для дня завтрашнего.DSC_2782.JPG

Отец Иоанн не столько читает, сколько поет одну за другой статии 17-й кафизмы, его сильный голос – голос бывшего диакона кафедрального Троицкого собора Калуги - наполняет собой все пространство сельского храма, затихая где-то под самым куполом. 

На клиросе стоят две местных жительницы. Одна - обаятельная молодая женщина, знающая ноты, но лишь осваивающая тонкости церковного пения, другая – женщина постарше, не читающая ноты с листа, но обладающая большим клиросным опытом. Управляется с этой «женской гвардией» матушка Фотиния – она же и регент, она же и главный чтец. Впрочем, читают все по очереди, иначе немудрено к Пасхе совсем охрипнуть.

Крестный ход с Плащаницей вокруг храма по крайней немногочисленности участников заставляет вспомнить евангельские времена и ту горстку учеников, которые остались у Креста Христова и присутствовали затем при Его положении во гроб. Зато все проходит спокойно, тожественно и чинно, никто суетливо не перебегает батюшке дорогу, не пытается одновременно с ним войти в храм для стяжания, согласно поверью, большей благодати.

Общее пение погребального «Святый Боже» почти заглушается ликующими соловьиными трелями, сразу напоминающими о расцвете весны, которая в наших широтах неизменно сопряжена с наступлением праздника Пасхи.

DSC_2796.JPG

Отец Иоанн заканчивает чтение Евангелия; по ходу певчие выясняют друг у друга, кто такие кустодии. Мне при этом вспомнилось, как один столичный батюшка, возглашая этот же евангельский отрывок, счел кустодий не вполне вразумительными для прихожан и несколько лет подряд импровизировал, именуя римских солдат то стражей, то и вовсе охраной. Слушатели даже гадали: как-то будет в очередной раз? По прошествии времени читавший, видимо, утвердился в мысли, что в век обилия православной литературы, в том числе справочной, слово «кустодии» уже перестало быть таинственной экзотикой, и подбирать к нему доходчивые синонимы прекратил.

Служба в сельском храме окончена. Народ тихо расходится, но свет в храме будет гореть еще долго: предпасхальная подготовка продолжается. В самом центре главного придела в окружении благоухающих белых лилий остается вынесенная из алтаря старинная, возможно, тоже дореволюционной работы, бордового бархата Плащаница с иконописным изображением лежащего во гробе Христа.

Великая суббота

С утра народу в храме раза в три больше, чем накануне. Ночью прошел дождь, сыро. Лесок у храма стоит мокрым и голым, издали чернея древесными стволами. По мокрой дороге, расплескивая колесами лужи, в сторону храма тянется целая вереница машин, и вскоре припарковаться вокруг церковной ограды становится так же непросто, как на Тверской улице в Москве.

DSC_2817.JPG

К свечному прилавку сразу выстраивается очередь. Вновь прибывшие, преимущественно женщины, распаковывают и расставляют на лавочках подготовленную к освящению пасхальную снедь - в основном, куличи, яйца. Творожных пасох увидеть не удалось. Видимо, все-таки процесс их приготовления для современного деревенского жителя слишком трудоемкий, да и хороший творог в нужном количестве еще достать надо. Даже для Калуги с ее мощным молочным хозяйством это, увы, проблема.

DSC_2839.JPGСлужба идет своим чередом, и человек тридцать на ней исправно молятся. Остальные, число которых нисколько не меньше, обретаются в сторонке, как бы сами по себе, бдя над пасхальными яствами в ожидании батюшки. Стоят, однако, тихо и терпеливо, без громких разговоров, скандалов и ругани, не пытаясь втиснуть свои куличи без очереди и задвинуть соседские. Чувствуется, что у стоящих благоговение к храму - глубоко в генах, что оно не вытравлено даже десятилетиями гонений. Просто приоритет смещен с богослужения, которого они особо не понимают, хотя и прислушиваются, на внешние атрибуты праздника – вкусную еду. Это, кстати, тоже горькое наследие советского времени.

Освящение куличей и яиц отцу Иоанну приходится производить в несколько заходов по мере появления желающих и освобождения занятых едой лавочек, что происходит быстро и без лишней возни. По самым примерным подсчетам, в этот день в храм освящать куличи и яйца пришло не менее двух с половиной сотен человек.

DSC_2841.JPG

То ли из-за хмурой погоды, то ли из-за глубоко погружения в неотложные проблемы и заботы лица у людей невеселые и задумчивые, на окружающую их церковную действительность, включая молодого священника,  они смотрят испытующе, но с любопытством. После освящения пасхальной снеди, при котором и близстоящим святой воды в изобилии достается, отчуждение отступает, лица пусть ненадолго, но расцветают улыбками. Непосредственнее всего ведут себя дети, завороженные огоньками свечей и ярким разноцветьем куличей и крашеных яиц. Дети веселы, и на их лицах выражение радости гораздо заметнее.

После службы поднимаемся с матушкой на колокольню - звонить, что она как недавняя выпускница курсов московского Колокольного центра выполняет весьма квалифицированно. Колокола старенькие, чуть ли не с литыми ятями на ободе - этакие медные дедушки с позеленевшими от времени бочками, которым давно бы уже пора на заслуженный отдых. Особенно выделяется один, как рассказывают, пролежавший много лет в земле. Звук у него глухой, надтреснутый. Тем не менее, звон, в общем, вполне удовлетворителен.

DSCN6142.JPG

С колокольни отчетливо видны дали полей, лес и, как на ладони, участки, подступающие к церковной ограде. На узенькой грунтовке, ведущей к храму, уже возникла автомобильная пробка: одни возвращаются домой, другие только везут куличи освящать. Одновременно между машинами в ту же сторону пробираются пешеходы с узелками и пакетами. Снаружи у самой церковной калитки задумчиво стоит, глядя на храм, раскосый черноглазый скуластый малыш, держась одной ручкой за свой велосипед, а другой сжимая явно подаренный искусственный бумажный цветок, который, видимо, совсем недавно украшал кулич. 

Сразу после литургии начинается украшение храма к ночной службе. Слава Богу, позади многодневный марафон, включавших мытье окон, поновление старинных деревянных киотов и еще массу мелких, но насущно необходимых предпасхальных дел. Пока в центре храма происходит очередное освящение пасхальных яств, несколько мужчин-прихожан, орудуя шуруповертом, крепят над Царским вратами буквы «Х» и «В». Первое появление в Спас-Суходреве этих атрибутов пасхального праздника превратилось в целую историю: в Москве профессионально выполненные буквы с подсветкой стоили сумму, непомерную для небогатого прихода, поэтому настоятелю пришлось перебрать многие варианты и, наконец, найти помощников в лице знакомых и совестливых калужских рекламистов, выполнивших заказ за умеренный гонорар.

DSC09341.JPG

Матушка Фотиния – по нужде человек-оркестр - перед праздником прилежно изучала азы флористики, чтобы по всем правилам украсить храмовые иконы. Своим опытом с ней поделилась другая священническая жена, большая мастерица в деле храмового цветочного дизайна. Венцом трудов стало дивное обрамление праздничной иконы, а также два пасхальных красных яйца из живых цветов, в основе которых - хитрая конструкция из проволоки и специального пропитанного водой поролона. Для украшения образа матушка весь пост собирала у сослуживцев на работе прозрачные пластиковые баночки из под салатов, послужившие прекрасной подставкой для флористических композиций. Прихожанки в голос восхищаются – такого изобилия цветов на Пасху здесь еще никогда не было. Еще поперек трапезной части храма натянули бумажную гирлянду с надписью «Христос воскресе!» 

DSC09342.JPG

Для паствы время между окончанием литургии Великой субботы и пасхальной полунощницей  отдано хозяйственным делам и отдыху. Единственный священник прихода в эти часы начинает путешествовать по дальним деревням, пожилые жительницы которых никак не смогут попасть на пасхальную службу: пешком идти далеко, а общественного транспорта, способного довезти их вечером до храма и ночью доставить обратно, не существует. Утешением и напоминанием о Празднике праздников старушкам служит пасхальная трапеза, благословить ключевые элементы которой и едет батюшка.

Пасхальная ночь

Ближе к вечеру над Спас-Суходревом разыгрывается гроза. Ночное небо полосуют ослепительные молнии, гремит гром, дождь льет, как из ведра. Откровенно говоря, такой грозовой Пасхи не я припомню. Дорога к храму безлюдна и пуста, но почти во всех домах по обе ее стороны  горит свет. Смотрят ли их жители телевизоры, ведут ли меж собой неспешные беседы или молятся и  внимают таинственной всепразднственной и спасительной святой ночи?

DSC_3057.JPG

Непогода почти не помешала – на ночную пасхальную службу пришло несколько десятков человек, хотя справедливости ради отмечу, что куличи освящало впятеро большее число людей. Старшая по возрасту певчая на клиросе дивится, говорит: столько народу никогда раньше не собиралось. Клиросного полку прибыло: петь на службе дополнительно приглашены из Калуги еще двое певчих – мама и дочка. В алтаре облачаются в стихари два соученика настоятеля по семинарии, еще не принявших сан и приглашенных для придания богослужению большего благолепия.DSC_2973.JPG

К моменту крестного хода ливень почти стих, но постоянно полыхают далекие молнии, озаряя мгновенными белыми вспышками густую черноту ночного неба. Но не страшно, ведь «Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех»! 

DSC09232.JPG

Отец Иоанн придумал принести к ночному пасхальному торжеству в свой маленький приход благодатный огонь, который ежегодно в Великую Субботу доставляется в Россию из Святого Града Иерусалима. Частицу этого огня представители Калужской епархии среди многих других забирают в аэропорту Внуково у делегации Фонда святого апостола Андрея Первозванного, инициативой и заслугой которого является принесение благодатного огня в наше Отечество. Следуя в пасхальную ночь от Внуково до Калуги, калужане раздают иерусалимский огонь сельским храмам, находящимся по пути. В нынешнем году милость Божия посетила и прихожан Преображенского храма села Спас-Суходрев. Фонарики и свечи, зажженные от лампады с благодатным огнем, озарили и наполнили светом пространство старинной церкви. Почти каждый присутствующий - кто сразу после утрени, а кто по окончании пасхальной литургии - унес к себе домой частичку огня как зримое свидетельство пасхальной радости.

DSC09250.JPG

…Завершилась литургия. Прихожане усталые, но довольные подходят ко кресту. В притворе двое добродушных явно подвыпивших мужичков в спортивных костюмах – я заметила их еще на службе, которую они отстояли до конца, - изучают бумажный фотоколлаж, посвященный Вербному воскресенью. Сей труд – почти стенгазета, также дело рук отца Иоанна и его матушки. Мужички благодушно с интересом рассматривают фотографии, вслух отмечая наличие знакомых лиц, присматриваются к фотографии священника, уважительно констатируя: «А, это наш, новый».

DSC09256.JPG

Через окно в ночной темноте слева от церковной стены виден трепещущий огонек лампадки, зажженной чьей-то доброй рукой на могиле архимандрита Исаакия (Панюшина), который почти три десятка лет являлся настоятелем Преображенского храма. У Бога все живы, и живая нить пастырской преемственности, протянувшаяся от отца Исаакия к отцу Иоанну, уходит глубже, в века - к тем, кто начинал свое служение в этом уголке калужской земли в XVIII столетии. А от них она тянется еще дальше, восходя в итоге к ученикам Спасителя - очевидцам и участникам величайшего в человеческой истории события, которое произошло почти две тысячи лет назад и подарило человечеству неоскудевающую надежду.

Ольга Кирьянова


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Банковская карта
       4261 0126 7191 6030

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.