При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Пасха до края земли

15.04.2018

334432354.jpg 

Православные христиане отмечают Воскресение Христово в более чем 60 странах мира. Где-то, например, в Греции, этот день является национальным праздником, а в некоторых мусульманских странах, где хоть и есть православные храмы, в Пасхальную ночь запрещено даже звонить в колокола. Но по свидетельству каждого, кто встречает Пасху в храме, где бы он ни находился, праздник Воскресения Христова может действительно преображать душу, и не важно, встречаешь ли ты этот день вместе с сотнями и тысячами единоверцев, или почти в одиночестве на краю земли.

 

Африка рядом

Огромный африканский континент отличается большим разнообразием культур, народов, религиозных традиций. И, конечно, православных здесь тоже много. Страны Северной, Центральной и Южной Африки – это каноническая территория Александрийской Православной Церкви.

День Воскресения Христова в Кении встречают темпераментно: в храме принято общее хоровое пение в сопровождении танцев и барабанов. Танцевать в храме после службы или в какие-то ее моменты может и священник, и епископ.

При этом, по свидетельству крымского священника Александра Савичева, можно встретить «мелодии», родные русскому уху: например, ему довелось услышать Пасхальный канон – ту же гармонизацию традиционного распева, которая звучит и в наших храмах.

https://www.youtube.com/watch?v=2M-G35Ie2bg

Секрет такого совпадения прост: священники или регенты могли получить образование, например, в Свято-Владимирской семинарии в Нью-Йорке или еще каком-то знакомом нам учебном заведении.

В Кении, как и у нас, Пасха – это радость не только духовная. После богослужения следует застолье, пусть и не такое богатое, как мы себе можем позволить. «С пением тропаря Пасхи и под зажигательную перкуссию барабанов певчие подходят к священнику на амвоне и получают от него антидор прямо в руки. Думаю, они и съедают его сразу», – рассказывает отец Александр.

В Северной Африке, в Марокко, служит воспитанник московской Сретенской семинарии протоиерей Максим Массалитин. Сейчас он настоятель храма в Рабате, который освящен как раз в честь Воскресения Христова. «Наш приход состоит из несмешанных семей, приехавших сюда на работу: дипломаты, сотрудники диппредставительств православных стран, инженеры, медики, музыканты. Их дети заполняют воскресную школу. Жёны марокканцев тоже приходят. Мужья их сопровождают, но обращение мусульман в другую веру запрещено уголовным кодексом», – рассказывает отец Максим. «На Пасху собираются люди из разных городов. До конца ночной литургии остаются не только жители Рабата, но наши прихожане из Касабланки, Агадира и Марракеша. У храма своя территория, в пределах который мы вольны делать то, что пожелаем. За исключением колокольного звона. Он запрещён в Марокко. Поэтому колокола временно на отдыхе на застеклённой колокольне», - отмечает священник. В пасхальный период отец Максим старается послужить не только в Рабате и Касабланке, но и в Марракеше (с 2015), и Агадире (ежегодно с 2014 года).

В примерно десяти тысячах километров южнее, в ЮАР, находится русский храм Сергия Радонежского, основанный в 1998 году. Прихожане здесь – представители православных народов. «В ЮАР помимо русской общины в каждом городке есть греческие храмы. Есть даже две греческих епархии – два архиерея и несколько десятков священников. Что касается коренного южноафриканского населения, то они в основном являются последователями протестантских деноминаций, а если говорить прямо – сект. «Церковь новой волны», «Церковь новой жизни», «Церковь байкеров» – всего очень много», – рассказывает настоятель храма протоиерей Даниил Луговой.

Католическая Пасха в ЮАР – время каникул, государственные выходные. Они начинается в Великую Пятницу, Good Friday, и продолжаются до понедельника Светлой седмицы, который носит название Family day.

«Конечно, Пасха и в Африке воспринимается совершенно по-особенному. Все идет не от окружающих условий, а от богослужебного строя Страстной седмицы. И вот уже настает пасхальная южноафриканская ночь. Звон наших колоколов и наш пятикупольный русский храм, и крестный ход – все это дает ощущение великого праздника, где бы ты ни находился», – говорит отец Даниил. Он отмечает, что в районе, где построен храм, строгие порядки, шум в ночи может привести к жалобе в полицию. «Но люди еще никогда не жаловались на крестный ход, на ночной пасхальный звон. В европейских приходах, насколько мне известно, такая проблема есть – местные выступают против. Но жители нашего района даже сами приходят на пасхальный крестный ход, для них это необычная религиозная традиция», – рассказывает настоятель храма.

Помимо таких «интересующихся» и туристов в Сергиевском приходе есть люди, которые ходят сюда уже двадцать лет, есть те, кто крестился недавно, есть и англоязычные прихожане – из числа белых жителей Южной Африки. Это потомки голландцев (как их здесь называют, буры или африканеры) и потомки англичан. Соответственно, помимо церковнославянского языка на пасхальной службе можно услышать английский и африкаанс – язык с германскими корнями, один из одиннадцати официальных для Южно-Африканской Республики.

Особых кулинарных традиций у местного населения нет, они, можно сказать, переняли европейские. Например, принято прятать и искать в траве шоколадные яйца, а вместо кулича подают на стол кекс с сухофруктами, пропитанный сиропом или ликером.

Согласно переписи населения 2001 года, православными в ЮАР назвали себя 43 тысячи человек – греки, румыны, сербы, болгары, русские. Это один процента населения. Есть также статистика 2013 года, согласно которой в целом по стране христиане составляют 80% населения, 63% из них молятся каждый день, а примерно половина каждое воскресенье ходит в церковь.

 

Босиком на крестный ход

За последние десять лет в Таиланде построено десять православных храмов. Русских здесь много, и они посещают службы. Кроме того, все чаще принимают крещение и представители местного населения.

Бело-голубой Вознесенский храм на острове Самуи прекрасно вписывается в окружающий «райский» пейзаж. Обувь, по азиатской традиции, оставляют у входа, босиком все пойдут и на крестный ход.

Прихожанки сами пекут куличи для храма, так как купить их в другом месте нельзя. Тайцы же помогают сделать весьма изощренные украшения из цветов для внутреннего праздничного убранства. Храм блещет чистотой – видимо, необыкновенная тайская аккуратность передается всем приезжающим в страну.

«На тайском языке нет слова «Воскрес», так как нет такого понятия. Пасхальное приветствие звучит здесь весьма многословно: Христос Воскресе – «Пхра Кхрист цзяо сонг клап кхын пхра чханомчхип», Воистину Воскресе – «Чхайлеу пхраонг сонг клап кхын пхра чханом чхип яанг тхе цзинг». Дословно получается следующее: «Христос Господь возвратил жизнь, возвратился к жизни» и «Да, уже Он возвратил жизнь, возвратился к жизни, действительно так», – рассказывает священник Алексий Головин, клирик Томской епархии и настоятель храма на Самуи.

Томская епархия уже много лет сотрудничает с православной миссией в Таиланде, содействует переводу на тайский и изданию «Закона Божьего» протоиерея Серафима Слободского, а студенты Томской семинарии иногда приезжают на практику в Бангкок. В столице Таиланда живет большинство православных тайцев, именно здесь чаще всего совершается Таинство крещения над представителями коренного населения. «Обычно катехизация очень длительная. Сейчас есть русско-тайский и русско-лаосский молитвословы, переведены Часослов, книги протоиерея Серафима Слободского. В Великую субботу почти каждый год в разных храмах Таиланда совершается крещение», – рассказывает отец Алексий.

На Самуи же в храме на Пасху собираются в основном русские, приход почти ежегодно обновляется. Несмотря на это, община живет одной большой семьей, все прихожане помимо своей основной работы чем-то помогают храму – обеспечивают работу сайта, преподают в воскресной школе или занимаются переводами. На Рождество Христово, Пасху и другие большие праздники все собираются на совместную трапезу.

Матушка-регент, супруга отца Алексия Мария, опытным взглядом и ухом «вычисляет», насколько «новенькие» способны петь, и приглашает в свой хор. Тропарь Пасхи спели на тайском, служба идет на церковнославянском, Евангелие читают на разных языках.

Храм на Самуи украшен необычной фреской. На ней изображён апостол Фома, который дошел с проповедью до Индии, ближайшей к Таиланду точки апостольской проповеди. В руках у него – свиток на тайском языке, а вокруг в испуге разбегаются демоны.

 

Тридцать три полярника

Одна из узнаваемых мировых достопримечательностей, путешествие к которой для туристов может обойтись в десятки тысяч долларов, – скромная деревянная церковь Святой Троицы на российской антарктической станции «Беллинсгаузен», освященная в 2004 году. Купол храма с золоченым православным крестом на высоком холме – первое, что видят прибывающие с теплохода, который следует в Антарктиду с Огненной земли.

Но туристы здесь редки, а суровые сотрудники полярных станций заглядывают в храм из-за занятости только иногда в выходные. Зато каждый день здесь молятся монахи Троице-Сергиевой Лавры. Приезжают посменно, каждый год состав духовенства может меняться. Обычно это пресвитер и диакон или послушник. Причем помимо послушаний в храме они должны и работать на станции. Как правило, священнослужители трудятся в составе строительной бригады.

К Пасхе готовятся так же, как и в любом русском храме. Иной раз приходится переносить великопостные службы, служить, например, очень рано утром, чтобы к началу рабочего дня быть уже в строю вместе со всеми. Молебны тоже всегда служатся до работы, вместо завтрака.

Если в дни Страстной седмицы священники в антарктическом храме могут погрузиться в уединенную молитву, то Пасхальное богослужение – миссионерское. «Конечно, служить более радостно, когда храм наполнен людьми, но когда никого нет, можно зато более глубоко сосредоточиться на молитве. Тогда ни на что не отвлекаешься и приходит внутренняя отрешенность от окружающего мира. В праздничные дни особенно хочется пережить одному, внутри себя, то состояние радости, которое приходит во время службы», – отмечает иеромонах Гавриил (Богачихин), которой служил в Троицком храме в одну из зимовок.

На Пасхальное богослужение и крестный ход приглашают гостей с соседних зимовочных станций. Самые близкие – чилийцы, у них на станции есть свой костел, но нет капеллана. Они бывают в Троицком храме чаще других иностранцев. Для них не только на Пасху, но и в другие дни переводят на испанский чтение из Евангелия, некоторые ектении, Символ веры. Также приезжают китайцы, уругвайцы, корейцы и самые дальние соседи – аргентинцы и поляки, их станции находятся за 60 км.

«Первыми прибыли на богослужение, как это водится, самые “дальние“ – аргентинцы: шесть человек со станции “Джубани”. Они пришли по морю в хорошую волну экипированные: в непромокаемых и почти герметичных костюмах (говорят, в таких можно находиться в ледяной антарктической воде несколько часов). Надо отдать должное их мужеству: отправились на русскую Пасху за несколько десятков километров по неспокойному морю в темноте», – вспоминает иеромонах Гавриил свое служение в день Воскресения Христова. – После каждой песни канона я, как и положено, обращался к присутствующим с троекратным возгласом: «Христос Воскресе!». И к концу утрени услышал ответный шепот с акцентом: «Воиштину вошкресе!»

После службы гостей приглашают в кают-компанию российской станции на разговение. Угощают крашеными яйцами и куличами. Их священнослужители, как и просфоры, пекут самостоятельно. Кроме того, предлагают «кавьяр» – красную икру, которая у иностранцев считается главным русским блюдом. На станции соблюдается и еще один русский обычай: всем желающим разрешают звонить в церковные колокола.

Кстати, рассказ о праздновании и числе молящихся в храме затем попадает в ежедневную оперативную сводку, присылаемую в Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт Росгидромета. «Помимо научных данных, в ней сообщалось, что в храме собрались 33 полярника. Вместе с россиянами на праздничном богослужении присутствовали гости с китайской, чилийской и уругвайской полярных станций, затем все они крестным ходом прошли вокруг храма», – рассказывает замруководителя Российской антарктической экспедиции Вячеслав Мартьянов, встречавший Пасху в Антарктиде в 2009 году. Он уточнил, что «молитвы читались как на церковнославянском, так и на испанском языках».

Миссионерские труды священников иногда вознаграждаются. Так, один из чилийских полярников уверовал во время работы в Антарктиде, а потом крестился у себя дома в православном храме. Через несколько лет он привез в Антарктиду свою будущую супругу, и они венчались в Троицком храме.

«Эпоха географических открытий уже прошла, но, я думаю, эпоха духовных открытий ещё впереди. Это показали волны эмиграции XX века. Люди с огромным интересом в Америке, Австралии, Европе и даже в Азии открывали для себя "евангельскую жемчужину" – православную веру. Вот этого открытия я и желаю как нашим российским, так и зарубежным полярникам, несущим своё служение в Антарктике», – отмечает иеромонах Павел (Гелястанов), участник еще одной зимовки в Антарктиде.

Антонина МАГА, корреспондент ТАСС,
специально для портала «Приходы»

 

 

 

 




Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Наименование: АНО "Делай благо"
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971
ОГРН 1027700067328 БИК 044525593
корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82, (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.