«Менять человека – не моя задача»

12.05.2022

fhhksxa4tay.jpg

Глава отдела по делам молодежи Архангельской епархии священник Андрей Слиняков – о том, чем отличается «молодежка» от православного клуба знакомств, как создать на каждом приходе «пристань», к которой не будет боязно пристать невоцерковленным молодым людям, в каком тоне можно говорить с подростками и ребятами постарше. Он также поделился собственным опытом, что может спровоцировать пастырское «выгорание», и как с этим бороться.

О встрече мы договорились быстро и легко: пара сообщений, недолгая дорога в исторический район Архангельска Соломбалу, и мы уже за столом в трапезной Преображенского храма. Отец Андрей деловито расставил провизию и налил чай. Собеседник – мой ровесник, и познакомились мы до того, как он принял сан, поэтому общались откровенно и без заранее очерченного круга вопросов, полностью подчинив разговор одной задаче: без формальностей и красивостей описать жизнь епархиального молодежного отдела.

– У нас в отделе в основном люди 18-25 лет, студенты или недавно закончившие учебу либо службу в армии. Все они прихожане разных храмов, поэтому считаю главной задачей сделать так, чтобы им было интересно друг с другом, объединить. Когда молодой человек приходит в храм, видит там много бабушек и мало молодежи, ему кажется, что такая жизнь не для него. Цель молодежного отдела – помочь людям найти себя в Церкви, – начал разговор отец Андрей. – Люди разные, поэтому деятельности много. Это и гитарный клуб, и два молодежных хора, волонтерское объединение. Духовная, культурная и социальная составляющие есть. Кажется, есть всё для того, чтобы сформировать облик христианина в молодых людях, дать им возможность себя проявить.

Собеседник поделился со мной планом: он хочет добиться от настоятелей храмов, чтобы в каждом из них была молодежная группа:

– Пусть совсем небольшая, но она должна быть. Хорошо, если каждый приход сможет у себя создать уголок с микроатмосферкой для молодежи, чтобы человек знал, что он может прийти туда, и ему будут там рады. Мои собраться священники по-разному откликаются на такую просьбу-предложение. Кто-то с радостью, а кто-то воспринял в штыки, и я даже могу понять такую реакцию. У настоятеля, как правило, уже выстроена работа с епархиальными отделами, он всем что-то должен: кому-то отчеты, кому-то – чтобы в школу, в больницу и в тюрьму сходил, чтобы социальные проекты реализовывал, поэтому у настоятеля постоянно болит голова. А тут еще я со своими идеями. Но ведь моя задача – не требовать с батюшек работу, а помогать им, поддерживать в работе с молодежью.

Никто не плох, просто таланты разные

В церковной жизни очень многое зависит от личности священника, продолжаем мы с отцом Андреем разговор, и он отмечает, что у молодежи, примкнувшей к отделу, разные духовные наставники. В разных храмах по-разному говорят, и говорят о разном. Для кого-то больше важна обрядовая сторона, строгое соблюдение уставов и правил, где-то больше думают о доброделании, волонтерстве. Есть, к сожалению, и такие приходы, где священники совсем не уделяют внимание прихожанам.

– Никто не плох, просто у всех разные таланты и разные условия, – считает «главный» молодежный священник Архангельской епархии. – Одно из свойств Евангелий заключается в том, что они написаны четырьмя апостолами, поэтому каждое из них чуть отличается. Евангелист пропускает через себя Дух Божий и пишет свой особенный текст. А когда диавол что-то диктует, он говорит четко – там ничего личного быть не может. Через нас по-разному проходит Господь, у всех свои дарования, поэтому и священники разные. Институт духовничества как рождался? Человек узнавал, что где-то есть святой подвижник, хотел у него учиться, приезжал в монастырь и отдавал этому человеку свою волю: «Я хочу быть, как ты, научи меня». И старец начинал вести ученика. Я считаю, что правильно, когда человек находит «своего» священника и ходит к нему в храм. Плохо, если священник говорит то, что тебе нравится, и ты с ним, а потом он скажет что-то, что тебе не понравится, а ты уйдешь от него.

Контролирует ли отец Андрей духовную жизнь участников молодежного отдела? На этот вопрос он ответил, что каждый юноша и каждая девушка сами решают, когда и кому исповедоваться, как часто причащаться.

– Мы живем в такое время, когда молодежь будет с тобой общаться, только если ты считаешь ее равной себе и доверяешь ей, – говорит мой собеседник. – Духовная жизнь только в их руках! Людей нужно слышать, подсказывать и советовать, если тебя спрашивают. Священник должен в равном общении показывать, что он действительно лучше и выше, хотя бы в том, что, например, он прекрасно разбирается в богослужении и может этому научить. Когда выполняешь роль учителя, к тебе есть уважение, но ты не с указкой, это другое, доверительное учительство. Недопустимо «давить авторитетом» – надо приводить аргументы, призывать человека подумать, оставлять ему возможность для личного познания.

Как объяснить человеку, что такое находчивость? Можно сказать, что это способность находить наиболее удобные решения для разрешения ситуаций. А можно привести пример. Решил в советское время человек поступить в ветеринарное училище, там есть простенький экзамен. Человек начал готовиться, ему понравилось читать про блох – он изучил всю литературу по теме, вник во все подробности. Пришел на экзамен, тянет билет, а там вопрос про коров. Он начал отвечать, что корова – это крупный рогатый скот, одомашненный человеком, у которого бывают блохи, и далее всё про блох. Второй вопрос – про собак. Он рассказал, что это одомашненное человеком животное, которое иногда живет на улице, поэтому у нее бывают блохи. И стал дальше рассказывать про блох. Экзаменатор спросил про касаток. Касатки – дикие животные, которые обитают в океанах, у которых нет блох, но если бы они были…

Вот пример находчивости. В работе с молодежью важно давать толчок. Я могу сколько угодно говорить, что такое духовность и нравственность, но если не показываю пример, грош цена мне как священнику. То же самое в проповедях. Нужно не рассказывать про нравственность, а показывать ее.

scnokm6asns.jpg

Не клуб православных знакомств

Спрашиваю визави: все ли, кто пришел в отдел, там остаются? Или кто-то ушел? По каким причинам люди могут уйти? Отец Андрей ёмко отвечает:

– Наш главный враг – личная жизнь. Погружение в романтические отношения и семейную жизнь не позволяет человеку пребывать в молодежном «движе». Обновление в рядах епархиальной молодежки идет постоянно, и это нормально.

Одно время в воздухе витало убеждение, что вся работа отдела чуть ли не сводится к тому, чтобы молодые люди и девушки могли знакомиться и создавать семьи, просто православный клуб знакомств! – продолжает отец Андрей. – Это замечательно, но я считаю, что путь ко Христу у всех разный, жизнь не ограничивается поиском женихов или невест. Конечно же, когда кто-то уходит из нашего объединения, это расстраивает. Но радует, что еще никто не ушел, громко хлопнув дверью, разочаровавшись в церковной жизни. Конечно, есть люди, которые пребывают в духовном поиске, им пока сложно найти себя и свой путь, но это опять же нормально. Наша молодежь живая, меняющаяся, незашоренная, отчасти прогрессивная, ищущая. У нас активные люди, которым дома не сидится.

Поговорили мы с отцом Андреем и о том, что молодежному отделу не хватает собственного помещения:

– Нам нужно место в городе, которое будет только нашим, чтобы все знали, где собираться. Сейчас собираемся в Преображенском храме, но здесь, кроме молодежи, много всего: встречи, занятия, чаепития. А по-хорошему, наше место должно быть не при храме. Было бы хорошо, если бы нам выделили какой-нибудь подвальчик, мы бы его отремонтировали своими силами, навели бы красоту. Конечно, это должен быть центр города, чтобы всем было удобно добираться. Место для встреч должно быть нашим домом, ни от кого не зависящим. Молодежи надо уделять отдельное внимание – не все это понимают. Казалось бы, пришел человек к Богу, и хорошо, что еще надо-то? С другой стороны, в трудный период поиска и искушений можно свалиться и пропасть, поэтому нужен такой бережок, где помогут, согреют и подбодрят.

Пять начинаний

Глава епархиальной молодежки прекрасно понимает, что жизнь нельзя сводить к чаепитиям и разговорам, поэтому далее наш разговор, естественно, зашел о конкретных проектах отдела.

Например, «Благо в деревне». Об этом волонтерском проекте, который воплощаелся на деньги гранта Росмолодежи, отец Андрей отзывается так:

– Это в моем сердце. Практически все наши активисты были вовлечены в работу, но основная команда – двенадцать человек. Мы уже совершили поездки в Луковецкий, Холмогоры, Емецк – по несколько раз в каждое место. Приезжаем, разговариваем с местной молодежью, на каждую такую встречу приходят примерно по двадцать местных активных людей. Потом забираем обученных добровольцев, отвозим их в деревню и все вместе помогаем бабушкам, дедушкам, чистим территорию или находим другие возможности для добрых дел. Всего была запланирована 21 поездка.

Самое главное, что подобные поездки и встречи приносят пользу для Церкви: люди меняются. Первый раз молодые люди пришли, увидели меня в рясе, подумали: понятно, будет долго и нудно. А потом мы с ними общаемся, они делятся своими восторгами, им очень нравится, глаза людей меняются после наших встреч. Так эти люди изменяют отношение к Церкви. Можно долго говорить, а можно приехать и показать, что может молодежный отдел.

Второй проект, о котором мы поговорили, – это православный театр «Лествица» под управлением Елены Бускиной. Пандемия снизила активность этой культурной инициативы, посетовал отец Андрей, но в свое время было сделано многое, и это радует.

Также радует главу молодежки мужской хор «Вертоградье» и смешанный хор – оба коллектива поют за богослужениями. Регулярно собирается гитарный клуб.

Отец Андрей упомянул, что до пандемии молодежь активно участвовала в волонтерских выездах в детский дом в Цигломени, маймаксанский психоневрологический интернат, кризисный центр «Мамина пристань» и в другие социальные учреждения.

Отдельное начинание – совершение ночных «молодежных» литургий. Название очень условно, за ним скрывается лишь то, что на богослужении поет молодежный хор, и в алтаре тоже помогают представители молодежки. Проходит эта служба не так часто, обычно в ночь с пятницы на субботу. Разумеется, молиться за этой литургией могут люди любых возрастов – никаких ограничений нет.

p7aur_wrdac.jpg

Быть хорошим винтиком

Сейчас молодежь – это группа риска, продолжаем мы разговор с отцом Андреем. В мире слишком много шума, который заставляет плыть по течению. Нет времени задуматься о Вечности: постоянный поток информации, ролики по шесть секунд, тексты по одному предложению, пролистываем дальше. Почему это плохо?

– Потому что человеку больше не нужен Христос – Его не уместить в шесть секунд, Он смысл жизни. А весь этот шум позволяет человеку заглушить внутреннюю потребность в высоком. Молодежь в этом живет, – сетует мой собеседник.

Некоторые священники врываются в молодежный мир, ведут блоги, становятся тиктокерами. Отец Андрей даже подписан на некоторых из них, но сам этим заниматься не готов:

– Пытался сам, но не смог. У меня возникло чувство, что я как бы рекламирую Христа, а Он не нуждается в рекламе. Может быть, я предаю Господа? Здесь очень тонкая грань. Нужно показать человеку Истину, но она непереводима на этот язык, она при переводе теряется. Христос, на мой взгляд, не умещается ни в шесть секунд, ни в минуту. Конечно, двадцать лет назад про интернет говорили, что это ужас, что это бесовское и мешает спасению. Но сейчас наше священноначалие говорит, что нельзя упускать поле интернета для проповеди. Молодые люди не делят реальность на виртуальную и реальную, грань стирается, поэтому нельзя туда не идти. Но пока что мы только учимся.

8zonofsr1ww.jpg

Молодежный отдел для самого отца Андрея – школа личностного роста. Сейчас он говорит: «Я счастлив трудиться на этом месте!» Но так было не всегда. За годы работы бывало всякое.

– В свое время накрыло жесткое разочарование. Когда я только был назначен возглавить «молодежку», думал, что сейчас всем покажу, как надо работать, все на меня посмотрят, поймут, что я молодец, и будут такими же, как я. Это было связано с гордостью – я был уверен, что всё могу. За год я «выгорел», люди чуть отошли, потом почти все вернулись. У меня была паника, я был недоволен собой и своей работой, недоволен людьми. Потом успокоился, начал искать способы взаимодействия. Сейчас понимаю, что менять человека – не моя задача. Нет задачи сделать из нехристианина христианина, или из неактивного человека – активного. Невозможно это. Это дело Бога. Мы можем быть лишь маленьким винтиком в огромной системе приведения человека к Богу, но мы не машина, которая приводит человека. Так не работает. Наша задача – быть хорошим винтиком, хорошо выполнять свою задачу. Задача – сделать так, чтобы в каждом храме было что-то сделано для молодых людей, чтобы в каждом храме было хотя бы маленькое молодежное объединение. Пусть оно будет, чтобы люди могли прийти и что-то поделать. В этом плане не ставлю задачей увеличение численности православной молодежи в Архангельске. Это не мое! Меняет сердца людей только Господь Бог – это один из уроков, который я извлек на своем послушании. По слову Серафима Саровского, спаси себя, и тысячи вокруг тебя спасутся. Просто делай свою работу.

Всё стало налаживаться, когда начала убиваться гордыня. Случилось не то что бы внутреннее перерождение, но пришло осознание, что Бог не требует горы свернуть. Я смог переключиться с мысли, что я молодец, на молитву «Боже, помоги мне, научи меня». Шла незримая внутренняя беседа с Богом на протяжении долгого времени. Когда я с таким настроем подошел к работе, потихоньку что-то стало получаться, – поделился отец Андрей своим рецептом от «выгорания».

Беседовал Марк ПОЛОСКОВ

Фото пресс-службы Архангельской епархии
и епархиального молодежного отдела

Публикация «Вестника Архангельской митрополии»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика