Ниночка

15.01.2022

50-2.jpg

Нина Фомина – одна из четырех представительниц среднего медицинского персонала в нашей стране, удостоенных звания «Серафимовская сестра милосердия». Так называлась одна из двух номинаций прошедшего в прошлом году первого конкурса «Серафимовский врач». Что значит быть медсестрой по призванию, какие соображения возобладали, когда пришла пора выбирать профессию, как помогает вера в работе и почему многие пациенты просят нарисовать перед операцией на груди крест, рассказала Н. Фомина, которую и в больнице, и в семье обычно называют Ниночкой.

 

Помогать

Нина Фомина работает операционной медицинской сестрой операционного блока ГБУЗ НО «Специализированная кардиохирургическая клиническая больница имени академика А.Б. Королёва». Вот и вся информация, которая была у меня на момент встречи с героиней этого материала. Хотя нет, из нашего с ней телефонного разговора я знала еще, что у нее заразительный смех и очень приятный голос – легкий, совсем молодой, даже детский.

– Сколько вам лет, Нина Андреевна? – спросила я.

– Двадцать семь, – ответила она и, немного смущаясь, добавила, – называйте меня просто Ниной.

Договариваясь о месте встречи, Нина сказала, что в отпуске, а потому нам не удастся увидеть ее на рабочем месте. Хотя через полчаса перезвонила и радостным голосом сообщила, что ее попросили выйти на работу на один день.

– Чему вы так радуетесь? – спросила я.

– Я очень люблю свою работу и не могу без нее долго! – ответила Нина.

50-3.jpg

Долго – это семь дней. Ровно столько Нина пробыла в отпуске. Взяла его с 1 сентября, чтобы отвести сына Арсения в первый класс. Мальчик не обижается, что мама много времени на работе проводит, – привык. Ему было девять месяцев, когда Нина, оставив ребенка на попечение своего отца, вышла на работу.

– Потому что я не могу без работы, – повторяет она. Между двумя операциями у нее есть время, и мы сидим на скамеечке на первом этаже кардиоцентра. По понятным причинам в свою рабочую зону – оперблок – Нина пригласить не может. Улыбаясь, вспоминает, как первый раз оказалась в этих стенах. Новичков, которые приходят устраиваться на работу, всегда сразу ведут в операционную, посмотреть на их стрессоустойчивость.

– Я пришла, встала у изголовья операционного стола и стала наблюдать, мне сразу понравилось, – говорит моя героиня.

Возвращаясь к разговору о сыне, она признается, что была счастлива, когда родители помогали ей с ребенком. Не потому, что ей от этого было легче, а потому, что ребенок рос в любви и в осознании, что все вокруг друг друга любят и друг о друге заботятся. «Любовь» и «помощь» – пожалуй, самые часто повторяемые слова медсестры Фоминой. И это неудивительно, ведь она из тех счастливых людей, у кого никогда не было метаний: есть Бог или нет. Нина выросла с осознанием, что все в мире дается Богом, что на все Его воля и что прежде чем попросить у Него о чем-то, нужно самому что-то отдать.

– Мама с папой всегда говорили, что нужно помогать людям, быть милосердными, – вспоминает серафимовская медсестра. – Надо не только, чтобы тебе что-то дали, а в первую очередь, чтобы ты дала.

51-11-scaled.jpg

Родители Нины – учителя. Мама – математик, папа ведет предмет «Технология» и работает завхозом в школе. Когда Нине пришло время выбирать профессию, она руководствовалась принципом «быть полезной людям».

Счастливый человек

После школы Нина оказалась в медицинском колледже родного города Арзамаса. Училась с удовольствием, получила сразу два диплома: «сестринское дело» и «операционное дело». По окончании получила предложение о работе в нижегородском кардиоцентре. Понимая все сложности переезда в большой город, девятнадцатилетняя девушка не задумывалась ни минуты.

51-2-scaled.jpg

– Я всегда мечтала о работе, связанной с хирургией, – улыбается Нина. – Считаю, что хирургия – это высшая степень помощи. Потому что таблетку по назначению врача может любой дать, а быть операционной сестрой не все смогут. А насчет трудностей я особо не переживала, ведь это то, что дано Богом. Он мне дал такую возможность: переехать в большой город, получить хорошую работу. В арзамасской больнице нет таких возможностей, как в нашем кардиоцентре. Сняла в Нижнем Новгороде комнату с другими девочками. Конечно, условия были не самые лучшие, но я со всем смирялась, это трудности, которые надо преодолевать. Я преодолела. 

Уже потом родители помогли купить Нине сначала квартиру, а потом полдома недалеко от работы. Теперь она совершенно счастливый человек: есть любимая работа, любимая семья, любимый дом с небольшим участком земли. Для нее важно, чтобы и огурчики свои были, и помидоры, и картошечка. «Есть земля – в доме будет все!» – уверена Нина. Думая о своем будущем, она хотела бы стать сама хирургом, но возможности учиться пока нет. Кроме того, она понимает, что хирург – это особый уклад жизни.

– Я женщина и должна быть в доме, – говорит Нина. – Создавать уют, домашний очаг. А посмотрю на наших хирургов – они вообще дома не бывают. Утром уходят и во сколько придут, не знают. По ночам их постоянно вызывают. А я дома должна быть с мужем, детьми. Хотя и мне иногда приходится выходить на работу во внеурочное время. Бывает, ночью звонят, просят приехать. Если кто-то нуждается в моей помощи, я должна помочь, ночь это или день.

Новая жизнь

В ночь на 17 марта 2020 года Нина тоже работала. Этот день, точнее, ночь, войдет не только в ее личную историю, но и в историю кардиохирургической клинической больницы имени академика Королева: в Нижегородской области впервые была проведена успешная пересадка сердца. Вспоминая об этом, Нина оговаривается: «Ой, я сейчас начну плакать! До сих пор переживаю, как вспомню. Это был верх искусства! И я это видела, в этом участвовала!»

Первый пациент – 40-летний мужчина. Сердце его было в таком состоянии, что речь шла о жизни и смерти: ему было трудно не то что ходить – дышать. В операции, которая длилась около шести часов, было задействовано примерно двадцать человек, в том числе Нина Фомина.

– Операция шла в несколько этапов, – рассказывает Нина. – Сначала забирали донорское сердце, в это время мы уже готовили в операционной больного. Когда сердце привезли, начали изымать старое. Сейчас этот человек ездит на велосипеде, работает. Он живет!

Она помнит многих «своих» больных, хотя и общалась с ними совсем недолго – на протяжении операции. И если хирурга пациент знает и помнит, то тех, кто ему помогал, часто даже не видит. На вопрос, не обидно ли, что конкретно ее работа всегда остается в тени, Нина машет руками: «Да вы что! Какая обида! Я считаю, что отдаю душу, а Там все видно, Там все потом вернется».

Крестик на груди

«Скальпель. Зажим. Пинцет». Благодаря фильмам о хирургах именно так выглядело в моем представлении общение врача с медсестрой во время операции. Оказывается, можно работать без слов, если у тебя медсестра – профессионал.

– Надо думать наперед хирурга, понимать, что он сейчас будет делать, – делится опытом Нина Фомина. – Мы уже без слов работаем, поэтому процесс операции сокращается. Когда новенький, врачу приходится говорить: подайте то, подайте это. Мне уже ничего говорить не надо. В операционной самое главное – сохранять спокойствие. У хирургов иногда что-то не получается, всякие бывают ситуации. Надо быть спокойной, не расслабляться. А в экстренных случаях нужна незамедлительная реакция.

Бывают и такие операции, когда Нине приходится больных «заговаривать». Делаются они под местной анестезией, то есть пациент находится в сознании, и, чтобы его отвлечь, медсестра просит рассказать о семье, о жизни. Нине это всегда удается. Видя, с какой любовью и интересом молодая женщина ведет разговор, люди на операционном столе рассказывают чуть ли не всю свою жизнь.

50-4-scaled.jpg

– Многие больные просят перед операцией нарисовать на груди крестик, – продолжает Нина. – Мы же все обрабатываем, все с шеи снимаем, в том числе крест. А вот поясок «Живый в помощи» никогда не снимаем. Больной и так переживает, если ему скажешь «снимай!», может давление подняться, нам же от этого хуже будет.

Общаясь с Ниной, ловлю себя на мысли, что невольно любуюсь этой молодой женщиной. Без косметики, в медицинской шапочке, закрывающей волосы, она прекрасна в своей искренности и желании сделать мир добрее. «Как вас называют на работе и дома?» – спросила я ее в конце разговора. И совершенно не удивилась ответу: «Ниночка».

Оксана МОСКВИНА

Фото Алексея Козориза
и из личного архива Нины Фоминой

Публикация журнала «Моя Надежда»
(Нижегородская митрополия)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика