«Господь посылает в помощь и неверующих»

29.12.2021

11_1_0.jpg

О взрослении в вере в атеистической стране, о том, как в восстановлении церкви помог секретарь райкома КПСС и какое изменение в жизни будущего главы района повлекло за собой случайное посещение храма, а также каким принципом героя повести «Как закалялась сталь» стоит руководствоваться каждому христианину, рассказал в интервью протоиерей Александр Адоньев, настоятель Никольского храма поселка Добринка в Липецкой области, благочинному храмов Добринского церковного округа Липецкой епархии.

 

Мама исцелилась и прожила до 92 лет

Отец Александр, из каких традиций вашей семьи формировалась ваше личное отношение к Богу?

– Первые годы жизни я провел в селе Раково Курской области. Маму звали Ольга Андреевна, она работала фельдшером. Мне не было еще пяти лет, как вдруг она заболела тяжелой болезнью. Врачи не могли определить причину, мама слегла, и ей дали сразу первую группу инвалидности. Семья наша была верующая, иконы у нас были. Помню, я был около мамы, а тут дедушка пришел, все уже хлопочут – значит, мама умрет… И единственное я тогда просил: «Господи, оставь мне мамочку!»

Вдруг Господь послал священника. Он был в соседнем селе – отец Иаков (я его сейчас поминаю). Папа Дмитрий Павлович повез маму к нему. Батюшка начал читать определенные молитвы, и буквально после трех-четырех таких посещений храма мама стала выздоравливать. Когда через год она поехала, чтобы с нее сняли первую группу инвалидности, никто не верил. Но Господь совершил такое чудо. Мама прожила 92 года, скончалась в постриге – схимонахиней Ольгой. Папа прожил 87 лет, а лет за десять до смерти принял постриг с именем Иоасаф.

Я был единственным ребенком у родителей и очень благодарен им за то, что они всегда приучали меня творить добро. Говорили: «Если дал какое-то слово, пообещал – чего бы это ни стоило, надо обещание выполнить». И сами стремились хотя бы на йоту исполнять те заповеди, которые дал Господь.

Вскоре мы переехали в Липецк. Каждое воскресенье всей семьей шли в храм, утром и вечером вместе становились на молитву. Родители заложили во мне это правило, при этом дали понять, что молитва – это упорный труд.

На Пасху сквозь комсомольские патрули

Что помните из тех походов в церковь?

– Прежде всего красоту богослужений, молитвенность. Мне посчастливилось, что тогда сложился определенный детский коллектив. У меня есть друг тех времен протоиерей Михаил Дронов – сейчас он служит в Германии. Его папа протоиерей Александр (Царствие ему Небесное!) служил в храме села Двуречки. Часто мы всей детворой на его машине ездили туда, участвовали в богослужении – пономарили, читали на клиросе. В Липецке чаще всего посещали Рождественский храм на Соколе.

Помню, Пасхальным утром шли пешком, всей гурьбой со службы домой. В то время прийти на Пасхальную службу было непросто, препятствовали комсомольцы. Но, тем не менее, мы не боялись, и они относились к нам даже с каким-то уважением.

Со «скорой помощи» – в семинарию

Куда направились после школы?

– Я хотел сразу поступать в семинарию, но родители сказали: «Получи вначале светское образование, потому что оно всегда будет нужно и поможет тебе в дальнейшем». В то время у меня был духовник архимандрит Власий, в схиме Макарий (Болотов), который также благословил получить светское образование. Поэтому я поступил в медицинский техникум в Липецке, после окончания которого три года проработал на «скорой помощи», вначале в кардиологической бригаде, а позже в реанимационной.

Затем по рекомендации отца Николая – будущего владыки схимитрополита Никона (Васина) – митрополит Ювеналий (Тарасов) дал мне благословение поступать в Одесскую духовную семинарию. Это было в 1978 году. После двух месяцев обучения в семинарии меня перевели на второй курс, потому что, еще работая на «скорой помощи», параллельно я изучал то, что входит в семинарскую программу. Также после нескольких месяцев обучения ректор протоиерей Александр Кравченко назначил меня заведующим семинарской библиотекой, чем я занимался в течение всех лет обучения. Впоследствии также исполнял послушание уставщика в семинарском храме в течение двух с половиной лет.

Семинарию окончил с отличием и после собеседования с архиепископом Александром (Тимофеевым), ректором Московской духовной академии, без экзаменов поступил туда, учился три года. На третьем курсе женился, был рукоположен в сан диакона на Успение Пресвятой Богородицы в 1983 году. Наконец, окончив Академию, вернулся в свою епархию.

Митрополит Мефодий (Немцов) благословил меня на приход Казанского храма города Ельца, где я служил пять лет. На Сретение Господне в 1989 году владыка Мефодий рукоположил меня в сан иерея. Затем два года я служил в Георгиевском храме города Данкова. После этого содействием владыки Никона был направлен восстанавливать Михаило-Архангельский храм в селе Демшинка, где служил четырнадцать лет. В 2000 году владыка Мефодий благословил начинать строительство Никольского храма в Добринке, а в 2004 году уже владыкой Никоном я был переведен настоятелем в этот храм, который строим и по сей день.

За помощью в райком

Батюшка, что помогало и помогает в таком огромном деле?

– Первым делом, благословение, которое мы берем на всякое дело, и, естественно, молитва. А Господь посылает в помощь людей, иногда даже неверующих, но которые могут измениться.

Помню, когда я приехал в Демшинку, думал, с чего же начать восстанавливать храм. Помолился и решил: «Поеду к Олегу Петровичу Королеву» (он тогда был первым секретарем райкома). Приехал, говорю:

– Олег Петрович, люди начинают восстанавливать храм, надо какую-то помощь оказать.

– А что ты ко мне пришел?

– Вы слуга народа, и я слуга народа, посредник между Богом и человеком. А народ просит нас восстановить храм, который был когда-то разрушен.

– Первый раз слышу такое.

Ну как слуга народа может не помочь?.. Олег Петрович позвонил при мне председателю колхоза Валерию Васильевичу Тонких и сказал: «Пришел ко мне батюшка (не назвал меня «попом»), он приедет к тебе, помоги. Я знаю, у тебя есть пять тонн железа, отдай ему».

Недолго думая, я приехал и сразу забрал железо. С тех пор мы познакомились с Валерием Васильевичем, который долгое время после этого был главой Добринского района.

 

Перед тем, как его выбрали, была такая история. Владимир Иванович Юрин – мой знакомый, верующий человек, директор Плавицкого спиртзавода – привез в Демшинский храм Валерия Васильевича и говорит мне:

– Завтра выборы, благослови его, может, его выберут…

Я глянул на него и говорю:

– Благословить-то благословлю, но он же некрещеный.

Валерий Васильевич говорит:

– Откуда ты знаешь?.. Да, у меня родители коммунисты, я некрещеный.

Я отвечаю:

– Сейчас покрестим, и, Господь даст, будешь главой.

Тут же нашли ему крестных, окрестили. Я говорю под конец:

– А ты Бога все-таки не забывай…

Смотрю, через три дня Валерий Васильевич приезжает в храм, а я уже и забыл про него. Заходит, говорит:

– А где мне свечки поставить?

– Вон там. А что такое?

Поставил он свечи и говорит:

– Я теперь глава района, надо храм восстанавливать.

И действительно, на протяжении всего времени, когда Валерий Васильевич Тонких был главой, он оказывал нам огромную помощь в восстановлении храма в Демшинке, строительстве храма в Добринке, устроении воскресной школы. Несколько раз в год предоставлял средства для паломнических поездок детей в Санкт-Петербург, Москву, Оптину пустынь, Псков и другие места. Специально выделил автобус, который возил людей до нашего храма.

Чудо каждый день

Отец Александр, каких принципов вы придерживаетесь в жизни как священник? Как общаетесь с паствой своего прихода?

– Господь определил для нас две основные заповеди – возлюбить Бога и ближнего, но если их соблюдать, то и все другие заповеди будут исполняться.

А лучшая проповедь – сама жизнь. Священник в области знания должен быть «на голову выше» прихожанина, чтобы уметь говорить с человеком, разрешать какие-то вопросы, связанные с разными видами деятельности, например, с образованием, музыкой и так далее. Поэтому приходится все время читать, совершенствоваться. Каждый день мы должны что-то новое открывать для себя в мире.

Глядя на каждого прихожанина, я стремлюсь понять, чем можно помочь этому человеку. Как сделать так, чтобы каждый день для него начинался с радостью, словами «слава Богу за все!». Ведь каждый день происходит для нас чудо – оно в том, что мы живем, двигаемся. Жизнь – секунда, а может, и того меньше. Человек может лечь и не проснуться. Поэтому у меня такое правило: надо сделать в нашей жизни так, как когда-то Островский говорил, «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы», за бесцельно прожитый день. Если я прихожу на службу, то думаю, что это последняя моя служба. Ее надо отслужить так, чтобы остался след и для меня, и для прихожан, потому что молитвенный настрой в храме зависит от того, как священник совершает свое служение.

Сейчас в Добринском церковном округе по всем направления проводится интереснейшая работа… Целенаправленно ли Вы проводите полусветские мероприятия, такие как День семьи, например?

– Во-первых, мы делаем это, чтобы люди узнали больше о Православии, об истинной Церкви. Не так, как было в советское время – что-то услышали, а разобраться, хорошо это или плохо, не хотели. В каждом обществе, в каждой семье есть и хорошие черты, и недостатки. А мы стремимся показать, что есть хорошее в церковной жизни. На подобные мероприятия нужны определенные затраты. Но они того стоят, чтобы люди узнавали о Боге, становились лучше. Если так будет, значит, не зря потрачены труд и время.

Божья опека

Спасибо, батюшка. Что Вы делаете, когда заходите в тупик?

– Я надеюсь. Всегда прошу Господа вразумить меня, как некогда вразумил премудрого Соломона. Прошу, чтобы Господь, Всевидец, если я прав, открыл это людям; чтобы Он Сам все управил и сделал то, что будет на пользу не только мне, но и всем остальным. А если я виноват, прошу прощения. И после молитвы обычно через несколько дней вопросы решаются. Однажды я думал: для иконостаса нужно несколько икон, где взять деньги? Смотрю – приходит один председатель и говорит: «Батюшка, пиши прошение – я тебе 30 тысяч дам». Вот такие случаи бывают…

Божья опека… Какую добродетель в людях цените выше других, и какой грех считаете наиболее аморальным?

– Я думаю, что добродетель прощения. Если мы будем учиться прощать другого, то и нас Господь простит. А грех… Сам грех – это отсутствие морали. Нельзя говорить, что этот грех маленький, а этот – большой. Потому что маленький грех может развиться и привести к большим последствиям.

Что вы скажете Богу на сугубом суде: на что потратили силы, таланты, волю – все, что Он дал Вам вместе с жизнью?

– Скажу молитвой мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному». Надеюсь, что Он будет судить по Своему милосердию, а не по тем деяниям, по которым оценивает человек. «Вот, он один храм построил, второй, еще что-то сделал», – а может за это время он кого-то словом убил… И что тогда толку от всех дел?..

Батюшка, можете ли Вы сказать, что прожили до сего дня интересную жизнь?

– Конечно. Бог даст, может, и еще будет интересней, потому что каждый день открываешь что-то новое. Жизнь священника, особенно благочинного – очень насыщенная, тем более, когда тебе доверили один храм восстановить, второй – построить, и быть, так сказать, помощником правящего архиерея в какой-то части епархии, представлять здесь лицо Церкви.

 

Беседовала редакция Отдела СМИ
Липецкой епархии

Публикация сайта Липецкой митрополии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика