«Жить просто, без коварства и без лукавства»

27.08.2021

546787564352.jpg

Темп жизни современного мира редко дает нам возможность остановиться и задуматься, посмотреть на себя «со стороны», обратить внимание не на повседневные дела и задачи, а на «единое на потребу». Беседуя с клириком Липецкой епархии протоиереем Василием Хрипуновым, большую часть из 75 лет своей жизни служащего на небольших сельских приходах, удалось познакомиться со взглядом далекого от нынешней суеты человека на окружающий мир и внутрь себя.

 

Отец Василий, расскажите, пожалуйста, как получилось, что выбрали в жизни духовную стезю?

– Родители мои были самыми обычными. Отец, Иван Дмитриевич, работал шофером, мама, Анна Ивановна, была домохозяйкой. Мы жили почти в пятидесяти километрах от Воронежа, в селе Пчельники. Храма в то время не было даже в районном центре – самый близкий находился в Воронеже.

Я возрастал, окончил семь классов средней школы, а десятилетку – уже в другом селе. Потом пошел на производство, был учеником электрика. Отслужив в армии, поступил на вечернее отделение в техникум. Работал электриком высшего разряда на чугунолитейном заводе «Центролит».

Скажите, а крестик носили? Ведь в советские годы это было не принято…

– Да, без креста ходил. Когда работал на «Центролите», жил неподалеку в рабочем поселке. Однажды ко мне подошел один верующий человек. «Василий, – говорит, – сходи в храм, причастись, в грехах покайся». Вот так он сказал, а я и понятия не имел, что это значит… А к тому времени мне было уже 33 года. Но я послушался, пришел в храм, в грехах покаялся, причастился. Потом начал ходить по выходным и чаще, в свободное от работы время.

В какой храм?

В Липецке тогда было два действующих храма – Преображенский и Христорождественский, на улице Арктической. Туда и ходил.

Вокруг меня были люди верующие, они посоветовали: «Василий, поступай учиться в духовную семинарию». Ну, думаю, если мне так говорят, то и пойду. Мне стало очень интересно, что там есть, в этом духовном заведении. Я достал программу для поступающих, уяснил, что нужно учить, какие молитвы…

Мы знаем, что у Господа случайностей не бывает, все промыслительно…

– Да. Приезжал я тогда на службы и за духовным советом к батюшке отцу Иоанну Скопинцеву, который в те годы служил в селе Калиновка Становлянского района (он ныне почил о Господе). А потом довелось мне встретиться со схиархимандритом Макарием (Болотовым), который в то время еще отцом Власием был. Спросил у него, в какую мне семинарию поступать. Батюшка направил в Одесскую. Я собрал документы и во время отпуска поехал сдавать экзамены. Был тогда 1980 год.

Я, правда, плохо читал по-славянски, думал, что не примут. Но меня утешили: «Успокойтесь и не волнуйтесь, здесь разные есть абитуриенты». К тому времени мне было 34 года, а по условиям семинарии поступать можно было до 35 лет. И, видно, в приемной комиссии рассудили: «Если сейчас не примем, потом уже по годам не подойдет».

Меня зачислили, я начал заниматься. Надо сказать, учился прилежно. Я там был старше всех. Кто помоложе, те после занятий уходили куда-нибудь развеяться – погулять, по городу походить. А я большей частью, можно сказать, «сидел за партой». На трапезу схожу, в храм по распорядку, ходил и на могилку к преподобному Кукше Одесскому. А все остальное время – в классе сидел и штудировал предметы. И, кстати сказать, благодаря этому успевал лучше молодых. По милости Божией окончил семинарию без троек, рукоположился.

Кто вас рукополагал?

– Владыка Сергий (Петров), митрополит Одесский, ныне покойный, Царствие ему Небесное! Одно время, с 1961-го по 1963 год, он был епископом Воронежским и Липецким.

Во диакона меня рукоположили 15 января 1984 года, в день памяти преподобного Серафима Саровского, а во священники – 12 февраля того же года, в праздник Cобора трех вселенских святителей. Сорокоуст после хиротонии проходил в Одессе, в монастыре. После окончания семинарии мне дали предписание ехать в Воронежско-Липецкую епархию, откуда я и прибыл. Направили в Вознесенский храм села Бурдино Тербунского района Липецкой области.

Расскажите немного о вашей матушке, о детях.

– С будущей женой мы познакомились в Одессе. Супруга, Анна Георгиевна, родом из Молдавии, из верующей семьи. Брат у нее священник, а отец на клиросе пел. Он и сейчас ходит на клирос, помогает как псаломщик. И мама ее, теперь уже покойница, тоже в храм часто ходила. В 1984 году у нас родилась дочь Ангелина. А сынок – в 1987 году. Имя у него необычное, Мартирий, т.к. родился в день памяти трех святых Мартириев. Теперь у нас уже внуки.

И вот вы оказались в Тербунском районе, дали Вам храмик… В то непростое, безбожное время за счет чего жили?

– Как-то обходились и практически не имели нужды; я ведь и требы служил. У священников тогда была определенная ставка – оклад 180 рублей.

Батюшка, а кто был для вас примером священнического служения? Кого назовете своими учителями, наставниками?

– Отца Иоанна Скопинцева и схиархимандрита Макария (Болотова), которых я уже упоминал, а также протоиерея Владимира Баязова из Преображенского храма Липецка.

Что было особенного в тех священнослужителях? Чему бы осоветовали учиться у них молодым?

– Прежнее духовенство более степенное было. У молодых сейчас привычка: побыстрее отслужил и уехал… Судить, конечно, не можем, но у них как-то всё получается намного стремительнее. Раньше весь смысл жизни был – подготовка к службе и служение, и чтобы служба шла дольше и благопристойней: больше собрать людей, поисповедовать, причастить. И вот от этого были радость и праздник. А сейчас у молодежи как будто появились другие «главные дела»…

 Хотя в прежнее время все, что касалось Церкви, было, так сказать, «зажато», но, мне думается, было подуховнее. Сейчас все открыто, но какое-то расслабление есть в людях. Это, правда, наблюдается и во времени в целом. Казалось бы, сейчас много людей в храм приходят, а вот выйдут – сразу какие-то разговоры неподобные начинаются, суды-пересуды, свободное поведение…

img_1428_1.jpg

Страх Божий уходит…

– Да. Настрой какой-то иной. Сейчас ведь электронный век наступил, и это нас всех взбудоражило: телефоны мобильные, компьютеры, телевизоры многоканальные... Раньше люди трудились на земле, а теперь даже те, кто имеет дачу, не трудятся там, а отдают свое время интернету. И вот детишки уже в телефон играют. Им говоришь: «Бросьте, бросьте», – а они как будто и не слышат, втянулись.

Для молодёжи это стало естественным образом времяпровождения.

– Да. В церковь они приходят, но после техники электронной снова наступает расхолаживание, отвлечение… Наверное, это так повсеместно, к сожалению. Мир изменился.

Мы видим, что вера и семейные ценности сегодня оскудевают…

– Влияет на человека то, что его окружает. Для молодежи – развлечения всевозможные, соблазны. Вольный образ жизни, который негативно действует на их ум. У людей нет сосредоточенности, и формируется это состояние с самого малого возраста.

Взять наше детство – оно было совсем другое, с иным настроем. Современная система школьного образования такая, что детей просто мучают. Раньше в первом классе писали палочки и крючочки, а сейчас надо, чтобы ребенок приходил туда готовым писать и читать. С малышей требуют больше и больше, загружают, забивают им голову… Уже и экзамены теперь начали сдавать после начальной школы! Система подавляет, дети становятся забитыми.

В прежние времена в школу отправлялись в том, кто что соберет: мне покойная тетя шила штанишки, рубашку и сумку. А сейчас детям надо приобрести портфель, специальную школьную форму и прочее, прочее… Все есть, казалось бы, а нет жизни, одно напряжение.

Если мы в нашем детстве шалили, то хотя бы придерживались правил. Отец наказывал, если за столом сидишь и засмеешься… Была строгость. А сейчас детям многое разрешают, но при этом «разбивают» их личность и психику. Наши дети были еще поспокойнее, а вот внуки имеют уже совсем другой настрой. Многие ленятся трудиться – все надо им подать, к сожалению…

Батюшка, храм, где вы сейчас служите, «готовым» достался или восстанавливаете?

– Село Урицкое, где я служу, раньше называлось Царево, но в революцию переименовали. По указу я стал настоятелем храма великомученика Димитрия Солунского с 2001 года. Но конкретно и постоянно начал служить с 2003 года, потому что до этого времени меня еще в Елец вызывали на помощь – тогда мало служителей было. Примерно с полгода служил в елецком соборе, затем в Казанском храме.

Сейчас в Урицком восстанавливаем старую колокольню – только она одна от храма и осталась. Первоначально служили в молельном доме, а теперь уже перешли в саму колокольню.

Бог нам помогает. Крупного у нас нет благотворителя, чтоб деньги давал, но с помощью населения, с пенсий потихоньку пожертвования нам приносят. Иной раз не ждешь, а кто-то заедет и хоть немножко на строительство даст. Появляется эта копейка – выходим из трудного положения.

На приходе есть воскресная школа?

– К сожалению, нет. Я хожу в сельскую школу к ученикам, беседую с ними, рассказываю о Боге, о Церкви, о жизни. Стараюсь заложить в них правильную основу: рассказать о появлении мира, людей, вселенной, о причинах зла. Вкратце стараюсь преподнести, чтобы дети имели об этом представление.

Батюшка, а что вы считаете в служении священническом первичным, что для вас самое главное?

– Каждым раз переживаешь, конечно, как отслужить, чтобы никакого не было по службе запинания... За людей тоже переживаю. У прихожан – свои проблемы и попечения: дела семейные и прочее, прочее… Рассказывают, спрашивают духовного совета. Молюсь о них, что-то объясняю, отвечаю на их вопросы. Все это очень близко через меня проходит – и служба, и люди…

Конечно, теперь уже устаю. Когда был помоложе, то легче переносилось, а сейчас уже года – чувствуешь и усталость. Переживаю за службу и за людей…

Батюшка, как вы поступаете, если жизненная ситуация начинает казаться безвыходной?

– Я такого никогда не ощущал. Случались, конечно, разные жизненные накладки и обстоятельства, и по служению в том числе, но тяжести разрешались с Божьей помощью. Господь Бог нам всем помогает, выводит из затруднительных положений…

Были примеры, которые хорошо запомнились. Когда я учился в Духовной академии в Сергиевом Посаде (1985-1992 гг.), произошел такой случай: не успел я подготовиться к одному из экзаменов, а на сессию ехать надо. Захожу в аудиторию, а преподаватель был строгий. «Как это будет, – рассуждаю про себя, – каким образом Бог поможет выйти мне из этого положения?» Думал-думал… И вдруг происходит невероятное: открывается дверь, заходит другой преподаватель и вызывает моего экзаменатора к телефону. Тот вышел, а на его место пришел другой, которому мне удалось экзамен сдать... Часто мы даже не можем представить, каким образом Бог нам поможет и выведет из затруднительной ситуации.

Таких примеров в жизни каждого, если приглядеться, немало. Просто надо научиться замечать, как Бог помогает, выводит из всевозможных трудных обстоятельств. Думаешь уже, что безвыходное положение… Смотришь – а все вдруг по-другому развернулось, Господь все управил.

Батюшка, какую добродетель вы считаете главной, к чему надо стремиться всем нам?

– Благие дела. Сейчас можно делать много доброго: вокруг нас малоимущие и нищие, люди, у которых вообще нет средств на жизнь, пусть они в общепринятом представлении даже малообразованные, «отсталые»… Материальная помощь – это тоже хорошо. Просит человек (пусть даже из цыган) – надо ему помочь, хотя бы дать какой-то продукт, вывести его из тяжелого вынужденного состояния. Наставить духовно тоже хорошо, смотря кому что нужно...

Бывают разные случаи. Есть у меня знакомый тракторист. Пашет, всем в селе угождает, безотказный человек, но вот как запьет – это всё. Однажды вижу: женщина ведет его под руки, но не в силах довести до дома метров триста-пятьсот. Пришлось вызывать машину, просить отвезти домой. Пьянка губит, но мы не должны отказывать в милосердии… Просто надо помогать людям, когда в помощи они нуждаются.

Батюшка, а какие черты в людях считаете наиболее пагубными?

– Не приемлю высокомерия, лжи, лицемерия, лести. Неприятно становится, если видишь, что кто-то постоянно рвется себя показать и где-то поставить.

А есть ли у вас любимая молитва, к которой вы прибегаете особенно часто? И что советуете своим прихожанам?

– «Отче наш» мы должны постоянно читать, «Богородице Дево, радуйся!», молитву Ангелу-Хранителю. «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного» или «…нас, грешных» – такую короткую молитву стараться творить постоянно, думая о Боге, о Вечности. Кажется, в голове у нас это есть, но… надо стараться не потерять, удерживать постоянно: «Господи, помилуй меня, грешного»…

Вот как моя мама покойная рассказывала. Один человек едет на лошади пахать. У него спрашивают: «Как ты молишься?» – «Да я и не молюсь». А сам лошадь погоняет и говорит: «Но! Поехали. Господи, помилуй!» Значит, такой была молитва его, как «Господи, благослови». Призывал Господа перед всяким делом.

Батюшка, все мы смертные, всем придется перед Богом отвечать. Что скажете Господу на сугубом суде, на что потратили силы, таланты свои?

– Что там скажешь? Только и остается: «Господи, буди милостив мне, грешному. Мало что я сделал, а много согрешал. Не порази меня, Господи, за все мои беззакония, за все мои грехи». Как мытарь говорил, буду просить милости Божией и больше ничего. Мы все тут что-то делаем, думаем о чем-то, пытаемся не лениться, а в конечном итоге все это… Остается просить милости Божией – какие там оправдания…

Батюшка, можете ли вы сказать, что прожили интересную жизнь?

– Да, жизнь интересна. Вспоминаю, конечно, свои ошибки, греховную молодость и думаю: если бы снова жизнь начать, то можно было бы поступать по-другому. Вот об этом сожалею. Но милость Божия с нами, Господь нас всех долго терпит и милует. А если бы раньше все знать по Богу, можно было по-другому прожить. Но Бог каждого из нас в свое время приводит к Себе, по-разному и разными путями.

Батюшка, какое бы вы дали напутствие нынешним христианам?

– Дай Бог, чтобы все люди хоть немножечко осознали свою греховность, чтобы покаялись, просили милости Божией и постарались исправиться. Я и на службе об этом говорю, на проповеди, что возрастать надо духовно всем нам, стараться меньше согрешать, совершенствоваться, святости уподобляться, как Бог свят. Выбросить из сердца зло и месть, у кого они есть. Жить просто, без коварства и без лукавства. И чтобы люди пришли ко спасению, вразумились. Чтобы хотя бы перед смертью покаялись, исправились, хоть какую-то частичку благодати получили бы, хоть при конце жизни. Чтобы над нами была милость Божия.

Публикация редакции отдела СМИ
Липецкой епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика