Пустыня «постхристианской» реальности

05.07.2019

5765876867545.png

Сегодня в «мейнстримовом» информационно-медийном пространстве как бы по умолчанию предполагается, что мы все живем в «постхристианском», «постцерковном» мире – не в том смысле, что христианства, веры нет – просто вера вынесена куда-то очень далеко, в факультативную часть жизни. Как Библия, которая очень красиво смотрится на книжной полочке, но вот открыть и почитать ее современному человеку, а тем более следовать изложенным в Евангелии заповедям и призвать к этому других, – это уже странно, это моветон, и вообще, что за мракобесие! Потому с таким болезненным недовольством воспринимаются прорывающиеся в общий информационный поток слова священнослужителей, напоминающих о каких-нибудь еще недавно считавшихся общепринятыми нравственных установках, потому так сложно говорить с современным человеком о том, что находится вне матрицы привычных представлений «постхристианства»… Но почему же созданная, вроде бы, во имя блага и комфорта человека, эта реальность все более расчеловечивается? О современном нам мире и том, который всегда более актуален, чем современность, размышляют священник и ученый.

 

Из дневника священника

«…Просыпаюсь утром. И, казалось бы, дефрагментированный ночным покоем мозг воспринимает всё происходящее спокойно. Информационный поток постепенно заполняет освободившееся пространство ума, создавая утреннее настроение. Иногда оно благостное и доброе, иногда совсем наоборот. Воспоминание вчерашнего дня, заботы о сегодняшнем, наказы, приказы, болезни и заботы. Салат с компотом в голове. После утренних молитв еду на службу, настраиваю себя – «Вниду в дом Твой, поклонюся ко Храму Святому Твоему…».

…Почему-то служу сегодня – будто восхожу на Голгофу, и лишь приобщившись к Пречистым Телу и Крови Христовым, ощущаю, что «отпустило». «Благодарю Тебя Милосердный Господи, что принял меня погибающего».

И именно в этот момент благодарность, бесконечная благодарность Милостивому Христу. За то, что взыскал меня и помиловал. И именно   в этот момент ты понимаешь, что здесь реальность, здесь смысл, здесь истина и источник всего, Источник бытия. «Пьющий воду, которую Я дам ему, не будет жаждать никогда», – проносится в голове интерпретация евангельских слов….

…Размышление по дороге домой. Ежели там, на литургии, в храме, среди молящихся – истинная жизнь, то что здесь? Среди машин, пробок, магазинов, компьютеров, социальных сетей. Среди фейков, селфи, статусов, картинок и «умных цитат». Как увязать ту правду, которую я только что переживал, стоя у Божественного престола, с тем, куда я возвращаюсь сейчас?

С огромным внутренним усилием пытаюсь осознать и примирить ту мысль, что вся совокупность происходящих в моей жизни событий и есть моя литургия, моё служение Богу, мой путь. «Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси…».

 

Жить в пустыне реальности

…И как же?

Этот вопрос, полагаем, задает себе каждый думающий христианин. А каждый христианин, в первую очередь, – думающий человек.

Давно пора осознать, что мы живем в мире, который – иной. Самое смешное, что это наш с вами мир.

Если вы помните фильм «Матрица», вышедший двадцать лет назад, то должны вспомнить и слова Морфеуса, обращенные к Нео: «Добро пожаловать в пустыню реальности». Прошло столько лет со времени выхода фильма, а слова стали еще актуальнее. Полагаю, выходя из храма после Литургии, каждый христианин эти слова вполне может сказать. И будет прав…

По мысли современного греческого философа Христоса Яннараса, Евхаристия является способом существования по-евангельски, и действительно, проживая каждый раз евангельскую историю от Рождества до Вознесения, мы проживаем целую жизнь, обретая ее смысл.

Заканчивается литургия. Мы расходимся по своим собственным жизням. Уходим в пустыню реальности. Что нас там ждет каждый раз?

Первое, чем отличается наш мир, – чудовищным обилием иллюзий, так, что сразу вспоминаются слова Артура Кларка о том, что на высших ступенях развития технология подобна магии. И так же пуста, представляя собой попытки человека воздействовать на природу и собственную человечность с помощью ритуала («Господа не призваша…»?).

Если вспомнить дедушку Канта, который говорил, что мир по своей сути не постижим (ноумен), а нам доступны только явления (феномен), то окажется, что существенная часть мира – внешнего, или нашего, внутреннего, представляет собой искусственно созданные явления, не имеющие выраженной связи с реальностью созданного Богом мира. Иллюзии.

Мы перестали ощущать свою связь с «вот-бытием», для нас актуальнее становится «там-бытие» и, дополню немного Хайдеггера, «нет-бытие». А ведь в глубокой древности человек был мерой вещей, имеется в виду, объектов реальности, до которых мог дотянуться. Не стоит, конечно, идеализировать прошлое, но, например, в патриархальный период библейской истории мир был гораздо более человекосообразным. А ведь человек создан по образу и подобию Божию…

…Подобное положение вещей порождает две вещи: чудовищную безответственность по отношению к своей жизни и жизням других людей…и – чудовищную усталость.

В созданной человеком пустыне человеку места нет. Вы задумывались когда-нибудь, что около трети взрослых жителей развитых стран нуждаются в психиатрической помощи?

Очень злую шутку с человечеством (да простят меня сейчас свободолюбцы) сыграла Всеобщая декларация прав человека. В 1948 году она стала реакцией на две мировых войны, подчеркивая ценность человеческой жизни. Но прошло немного времени, и развитие международного права привело к полной противоположности основополагающих идей Декларации – к дегуманизации. Нарастание свободы привело к выходу человека из своей собственной сущности. Впрочем, это неудивительно. Первородный грех, как болезнь, тут же начинает разъедать человека, как только в его жизни не остается места Христу, Врачу душ и телес. Парадоксальным образом секуляризации человеческой жизни способствует то положение вещей, которое определяется международным правом, ставшим ответом на ужасы XX века. Странная вещь история… Если это не история спасения человека Богом.

Жить в толерантном, постхристианском мире сложно. Он очень комфортен, но очень бесчеловечен. Сравнения напрашиваются следующие, обыденные и простые: деревенский уютный дом, где топится русская печь и пекутся домашние пироги, где рады каждому зашедшему в гости…и – большой офис крупной компании, бетон и стекло в стиле хай-тек. Добрая деревенская бабушка и закованный в одежду известных брендов топ-менеджер. Теплые диалектизмы, скажем, поселка Тумботино, речь, как музыка – и жалкий волапюк пустых презентаций. Полагаем, достаточно.

…Звонят колокола церквей, призывая из пустыни реальности, из мира иллюзий к настоящей жизни. …Мы снова проживем до глубины души таинство подлинной истории. Таинство подлинной жизни. Жизни со Христом. Оставив на время тот мир, который нуждается в Нем, сам того не подозревая.

Протоиерей Андрей ФИЛАТОВ
Павел ФИЛАТОВ, историк

В основе материала –
публикация сайта Выксунской епархии

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика