Зачем человеку личность?

24.05.2019

86870.jpg

Почему «нормальные», удобные для окружающих дети – это вовсе не норма, когда человеку нужен психолог, и в чем отличие православной психологии от классической, а также о том, существует ли «православный тип личности», зашла речь в разговоре с рязанским психологом, куклотерапевтом, преподавателем Рязанской православной духовной семинарии Еленой Алексеевной Орловой.

 

Нормальный подросток ненормален

Елена Алексеевна, скажите, сейчас вообще есть здоровые дети, с точки зрения психолога?

– Что значит «здоровые»?

Нормальные, ровные, комфортные, приятные, к которым нет претензий ни у родителей, ни у учителей...

– Удобные?

Да, удобные.

– Это дети с задержкой психического развития. Удобный ребенок, особенно подросток, – это не норма. «Нормальный подросток ненормален» – наша профессиональная аксиома.

То есть ребенок априори должен быть неудобным?

– Ребенок приходит к нам, чтобы сделать нас лучше. Это девиз моей работы, и я всегда говорю об этом родителям. Если мы столкнулись с проблемой, значит, она обоюдно полезна. Ребенок своей проблемой указывает на то, что до сегодняшнего дня мы что-то делали не так и пора меняться, прежде всего, самим взрослым. Ведь очень редко родитель успевает за развитием своего ребенка. Детство – очень динамичный этап нашей жизни. В каждом возрасте четыре периода, несколько фаз, кризисы, у каждого кризиса свое содержание. Психология развития – это целая наука.

    

Ремонт или настройка?

Елена Алексеевна, психолог как профессия существует в нашей стране давно, и все же многие не совсем понимают, в каких ситуациях можно обращаться к психологам. Врачи лечат болезни, а что делают психологи?

– Родителей могут беспокоить гиперактивность, неусидчивость ребенка, задержка речи, непослушание, капризы, плаксивость, его заниженная самооценка. У более старших детей иногда возникают трудности с обучением, проблемы в общении со сверстниками. В этих и подобных случаях психолог консультирует, проводит диагностику, проводит специальные занятия с использованием различных методик. Это может быть развитие познавательных процессов – памяти, мышления, в том числе творческого мышления, воображения; развитие мотивации к учебе, корректировка детско-родительских отношений, взаимоотношений со сверстниками – с использованием самых разных методик, от выполнения серии заданий до игротерапевтических практик, сказкотерапии, куклотерапии. Очень во многих аспектах может помочь психолог.

Можно ли сравнить ситуацию с музыкальным инструментом: повреждены клавиши, струны –нужен ремонт, то есть врач, а если все струны на месте, а правильного звука нет, нужен настройщик – психолог?

– Да, но «настройщик» бывает нужен и после «ремонта». Психолог может работать с ребенком и в более серьезных ситуациях, если нужно лечение, параллельно с врачом, и в менее сложных ситуациях, когда можно помочь справиться с проблемой только психологическими методами.

4463.jpg

«Норма», с точки зрения психолога, – это очень широкое понятие. Есть так называемая «высокая норма», есть «низкая норма». Особое детство – это детство «с поломками», большей частью на генетическом уровне. Это детки-аутисты, их сейчас очень много, детки с умственной отсталостью, с детской шизофренией. Им требуется особенно активная помощь как врачей, так и психологов, дефектологов, логопедов, но в первую очередь, конечно, родителей.

Есть и другие проблемы, попадающие в поле зрения психолога. Здесь речь, скорее, не о «поломках», а о недоразвитии – когда у детей, чаще в результате родовой травмы, мозг развивается «по особой траектории». Это детки чрезмерно подвижные, неусидчивые, им трудно сконцентрировать внимание, трудно воспринимать информацию. Без дополнительной помощи со стороны родителей и специалистов они не в состоянии выполнять требования учителя, соблюдать дисциплину, включиться в учебный процесс, самостоятельно организовывать свою деятельность.

Как ни странно, но к психологам часто попадают и совершенно здоровые изначально дети. К большим проблемам в поведении, в формировании личности могут привести серьезные ошибки семейного воспитания, проблемы во взаимоотношениях родителей. Для сегодняшнего дня очень характерна чадоцентрическая система воспитания, а нормальную семью – где папа главный, мама слышит папу, дети не сомневаются в том, что родители правы и каждый, осознавая ответственность перед семьей, занят своим делом – встретишь редко. Хотя именно в этой, нормальной, семье любые возрастные детские кризисы протекают сглаженно, наиболее естественно и наиболее продуктивно. Ребенок просто выходит на новую ступень развития.

 

Без сюсюканья!

А с какими ошибками родителей чаще всего приходится сталкиваться?

– Диапазон нормы – огромный. Самое главное – понимать, где порог возможностей ребенка. Если он развивается, нам надо знать, в каком возрасте какие изменения в развитии ребенка мы должны ожидать.

8067.jpg

Мы сами можем оберегать его от нежелательных изменений, это правильнее, чем задерживать его развитие. Например, «сюсюкаем», когда ребенок начинает говорить. Нам умилительно произносить «тиси» вместо «часы», «будись амам каську» вместо «давай-ка поедим кашу!» – мы все резко «глупеем». Вместо того чтобы создать нормальную речевую среду, мы задерживаем речевое развитие ребенка. А это, если вовремя не принять меры, вполне может привести к задержке психического развития. Ведь речь – важнейшее новообразование раннего возраста, которое к трем годам жизни малыша выводит развитие его мышления, всех психических процессов на качественно новый уровень. Интеллектуальная активность позволяет ребенку стать полноценным коммуникатором в среде взрослых и сверстников: начать полноценно играть, сочинять сказки, рассказывать на заданную тему, осваивать правила внешнего мира. Да много чего еще нужно освоить малышу в период дошкольного детства!

Или нам очень сложно научить ребенка алгоритмам, легче сделать за него: надеть колготки, завязать шнурки, собрать портфель. Не можем добиться выполнения правил, потому что формулируем их как запреты, не объясняя, что это нормы безопасности. И мы опять задерживаем развитие ребенка, потому что правила – это та самая ограничительная защита, благодаря которой ребенок чувствует себя уверенно в любой обстановке.

В последнее время как никогда актуальна тема детских неврозов. Доклады о них звучат на многих конференциях. Сегодня неврозы возникают даже на первом году жизни.

 

Главный метод православной психологии

Как может возникнуть невроз на первом году жизни? Малыша же буквально с рук не спускают и родители, и бабушки. Или это как раз о том, «до чего техника дошла» – когда вместо маминых рук ребенок весь день лежит в теплой, подогреваемой электричеством коробочке?

– Да, замена мамы на гаджеты – одна из причин. Кроме того, многие ранние детские неврозы исходят из нежелания рожать этого ребенка. Часто приходится работать с проблемами невротических проявлений у людей, которых мамы не хотели рожать. Оба – и мама, и ребенок – потом переживают серьезную психологическую травму...

3423.jpg

Но ведь можно примириться? Господь милостив, осознать, покаяться...

– Вы сейчас сказали о главном методе православной психологии – о прощении. Это лучший выход из любой проблемы. Обидчика простить за нанесенную обиду, у Бога попросить прощения за свою обиду, за свой грех.

Мы подошли к православной психологии?

– Получается так. Кстати, несколько лет назад на Рождественских чтениях зашел разговор, нужен ли психолог на приходе, и для чего он нужен. Священники тогда высказались конкретно: что-то делаем мы, а что-то мы поручаем делать специалистам – социальным работникам, психологам, врачам, санитаркам, юристам... На приходе собирается актив, выделяется время, когда специалисты консультируют прихожан.

Многие психологи работают в православной социальной сети «Елицы», создают свои видеоролики, консультируют на приходах. Особая сфера профессиональной практики – кризисная психология. Важность оказаться рядом с женщиной в момент выбора, сделать ли аборт, невозможно переоценить! Страшное напряжение переживают женщины, аборт уже сделавшие, когда начинают это осознавать. Особая помощь нужна родителям, когда ребенок погибает. Это далеко не полный перечень ситуаций, с которыми работают православные кризисные психологи.

Православный психолог всегда ощущает присутствие Бога в своей работе. Любая новая встреча пронизана верой в Его внимание ко всему, что происходит между двумя людьми, один из которых специалист-психолог: «Господи, вразуми, помоги быть полезной и в этот раз!»

 

Тело и душа. И дух

Елена Алексеевна, православная психология сегодня – одно из направлений науки или профессиональное объединение психологов на основе конфессиональной принадлежности и образа мыслей?

– Безусловно, это системная целостность направления развития психологической мысли теории и практики.

Для меня православная психология впервые зазвучала как наука в 1995 году, когда Виктор Иванович Слободчиков издал первый том «Психологии человека». Тогда у меня всё соединилось – и секулярная, классическая психология, которую преподают в советских вузах, и православная психология, которая видит человека трехсоставным в единстве его тела души и духа.

О том, что человек представляет собой не только тело и душу, но и Дух, Отцы Церкви говорили ещё в V веке. В XX веке об этом писал советский ученый-хирург Войно-Ясенецкий – причисленный к лику святых архиепископ Крымский Лука.

Есть тело. Есть душа – то что исследует обычная, классическая психология. Всё остальное относится к духу, в том числе личность, индивидуальность и универсальность. С тех пор я никогда не преподавала психологию иначе, чем «по Слободчикову», наука психология для меня стала многомерной: у горизонтального взаимодействия тела, сил души – разума и чувств и воли – проявилось системообразующая и смыслообразующая вертикаль духа. Теперь для меня очевидно преимущество православной практики, которая позволяет глубже и детальнее проникнуть в суть проблемы и более четко сформулировать задачу консультанта.

75967.jpg

 

Когда человек становится личностью

Корректно ли применительно к классической психологии применять термин «православный тип личности?

– По остроумному замечанию Виктора Ивановича, у понятия «личность» было неправильное начало, ведь вокруг него не первый век ведется много споров. Во времена А.С. Пушкина это вообще было бранным словом, потом был период в истории отечественной психологии, когда, наоборот, личностью называли только положительный персонаж. Сейчас православные психологи утверждают, что именно личность удерживает человеческое в человеке. Личностным смыслом и содержанием наполняются наши взаимоотношения, позиция человека среди людей.

Вопрос сегодняшнего дня: когда человек становится личностью? Ведь понятие «человек» значительно шире понятия «личность». В этом году на Рождественских чтениях, например, был доклад «Личность как данность и заданность», который сделала Н.Г. Храмова. Очень доходчиво она проследила эволюцию личности в человеке от индивидуальности новорожденного до Евхаристического человека – человека Благодарящего.

Понятно, что такие термины не свойственны классической секулярной психологии. Наверное, и сама формулировка «православный тип личности» для светской психологии неприемлема. А для нас все логично: православный тип личности имеет место быть, как наряду с ним вполне возможен и неправославный тип личности, тип личности педагога или тип личности преступника, то есть тип взаимоотношений в мире людей с включением своей социальной роли.

Беседовала Ирина МАТВЕЕВА

В основе материала – публикации
рязанской православной газеты «Благовест»

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓