При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Искатель забытых судеб

08.05.2018

78903.jpg

Не так давно появилось особое направление в краеведении, которое предполагает изучение церковной истории родной земли. С какими трудностями сталкиваются церковные краеведы, какие открытия ожидают тех, кто пытается по отрывочным сведениям, публикациям дореволюционных изданий, архивным документам восстановить и сохранить для потомков подробности истории приходов и монастырей, биографии священников? Что особенного в церковных исторических музеях? Об этом рассказал один из исследователей истории родного заволжского края Андрей Клушин – профессиональный историк, член Царицынского генеалогического общества и Русского географического общества, автор двух выпусков краеведческого издания «Историко-статистическое описание церквей и селений Царевского уезда Астраханской епархии» и биографического справочника священнослужителей «Забытые судьбы».

 

Андрей Александрович, как давно Вы занимаетесь изучением истории Заволжья?

– Могу сказать с точностью до дня: с 17 апреля 2012 года.

Как правило, интерес к чему-либо возникает не на пустом месте. Что Вас подвигло к такому глубокому изучению истории родного края?

– Я написал к этому времени книгу о своих корнях, которые имеют определенную значимость для русской культуры и литературы, и принес эту книгу в электронном виде в редакционно-издательский совет при Центральной библиотеке города Волжского. И вот там мне задали вопрос: «А нет ли в книге чего-нибудь краеведческого? Именно это способно увлечь читателя, и именно такого рода книги мы стараемся публиковать в первую очередь!» Краеведческого для нашего региона, к сожалению, там ничего не было. И я стал искать!

Три Ваших книги посвящены церковной истории в регионе. Почему Вам стала интересна эта тема?

– Для написания местной истории требуются документы и только документы. Однажды я получил от неизвестного мне тогда человека письмо. Он попросил меня высказать свое мнение насчет присланного им документа середины XIX века из Астраханского архива. Это было «Описание Николаевской церкви села Верхне-Ахтубинского». Я знал, что ценность этого документа огромна, я никогда про него не слышал, там было не только подробное описание истории церкви и села, но и предметов, библиотеки и т.д. Я понял, что это надо опубликовать, но сначала следует привести текст в читабельный вид. Я быстро его расшифровал, набрал в электронном виде и прокомментировал. Терминология документа для большинства будущих читателей незнакома, как, впрочем, на тот момент и для меня. Всему приходится учиться. Тем самым человеком оказался мой будущий творческий соавтор Игорь Будков.

В чем видите миссию краеведа, изучающего историю Церкви?

– В недавние времена богоборчества в нашей стране уничтожались традиционная история и культура, одним из оснований которых является духовная жизнь, которую для большинства населения представляла Церковь. Храм – это не только здание, но и центр культуры, служители Церкви следили за жизнью и опекали наших предков с самого рождения и учили их не только определению добра и зла и следованию добру, но и грамоте, были главными советниками в жизни. Но у нас по всему Заволжью разрушены или перестроены были практически все церкви, уничтожена сакральность как зданий храмов Божьих, так и людей, которые служили Богу. Трудно было людям привыкнуть, что вместо храма Божьего у них теперь там склад картофеля и пшеницы или клуб, где и танцевать-то как-то не по себе. А потом и вовсе храмы уничтожались «за ненадобностью». Миссия краеведа – не быть узким специалистом, а стараться разбираться во всех сферах жизни своих предков и их соседей. Поэтому и история Церкви и духовной жизни этой земли – очень непростой вопрос для занимающихся краеведением.

Что интересного для себя Вы обнаружили, узнавая биографии священников Заволжья во время работы над книгой «Забытые судьбы»?

– Интересного много: и судьбы священников, часто печальные, интересны, и те деяния, что их отличали. Но главное – это служение Богу и людям. Они шли в самые опасные места, боролись с чумой и холерой, занимались миссионерством не только в нашем крае, но и в Японии, например. А какие подходы к миссионерству! Какие баталии разворачивались среди священников нашего Царевского уезда на страницах «Астраханских епархиальных ведомостей»! Каждый из своего опыта судил и находил у своего оппонента недостатки, но недостатки ли это? Просто люди были разные, к каждому нужен был свой подход.

Да еще такое обилие сект… В нашем богатом крае многие видели подобие Америки, даже название появилось: Русская (или Поволжская) Юта (Юта – штат, где особенно распространена секта мормонов – прим.).

Вы участвуете в создании епархиального Музея истории Церкви. Для его экспозиции Вам даже удалось достать несколько уникальных артефактов, принадлежавших известным священнослужителям Заволжья в прошлом. Как Вы считаете, какова роль таких музеев?

– Когда людям говорят об истории, это воспринимается не более чем интересный рассказ, но когда рассказанное воплощается в предмет, который можно если не потрогать, то увидеть, рассказ как бы обретает подтверждение; это лучше запоминается. Увидеть книги наших священников, изданные в других регионах, которые подтверждают не местечковую значимость, а значимость для всей Церкви – это значит показать и значимость нашей истории для Церкви и страны. Вот такие предметы и нужны для музея.

Нужно и показывать копии интересных документов, которые есть в архивах. Как часто мы ходим в архивы и находим документы? Специалисты не спешат с этим делиться: ну, есть этот документ – и хорошо. Но для обычных людей такие исторические реликвии представляют интерес. Вот, например, у нас есть копия дореволюционного паспорта священномученика отца Петра Никотина, расстрелянного на Бутовском полигоне в 1937 году, а когда-то служившего в нашем крае. Потомки наших священников часто многого не знают о жизни своих предков, и для них такого рода документы – настоящее открытие.

Есть ли в нашей истории какие-то темы, события или личности, о которых нам мало что известно, но которые достойны упоминания?

– Самая интересная, на мой взгляд, тема – 1917 год через призму Православия. Этому, например, посвящены полемические материалы 1917 года на страницах церковного издания «Астраханские епархиальные ведомости». Ломка традиций была колоссальной, но здесь и основа последующих трагических событий.

А из личностей мне стали интересны наши священники, которые пошли добровольцами на фронт Первой мировой войны, их подвиги. Особенно меня поразила судьба священника Иустина Васильковского, который был не только на фронте священником, но и капельмейстером полкового оркестра; его расстреляли петлюровцы в Киеве в 1918 году.

Беседовал Александр САТИН

В основе материала –
публикация сайта Ахтубинской епархии 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓