RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Молитва в абсолютной тишине

16.04.2018

YcckK7iJZ5Q-2-768x568.jpg

При волгоградском храме Иоанна Предтечи уже четырнадцатый год действует община глухонемых. Она объединяет порядка 70 человек, абсолютно лишенных слуха, в общине состоят целыми семьями в несколько поколений. Как поют в храме не слышащие музыку люди, как сохраняется тайна исповеди, если она ведется на языке жестов, почему те, кому из-за диагноза бывает трудно найти даже низкооплачиваемую работу, снимают кино, а также о других успехах и трудностях православных глухонемых рассказал руководитель и духовный наставник общины иерей Георгий Гурчиани.

 

Отец Георгий, как случилось, что Вы возглавили общину?

­­– В Царицынском православном университете преподобного Сергия Радонежского, будучи студентом-первокурсником, я увидел, как общаются глухонемые, заинтересовался языком жестов. Как-то раз попал к ним на урок в воскресной школе, выучил несколько элементарных фраз, научился приветствовать их, потянулся душой к этому – помогать глухонемым инвалидам. За пять лет постоянного общения с ними освоил жестовую речь.

Потом вышло так, что из-за отсутствия пастыря община стала распадаться. И когда меня рукоположили в священный сан, по благодати Божией, стал возвращать людей обратно. Потом и много новых пришло; глухонемые воцерковляются, тянутся к Богу.

Богослужение для глухонемых происходит отдельно от других прихожан? Ведь они не слышат песнопений…

– Нет. Божественная литургия совершается для всех одновременно, просто мы переводим ее на жестовую речь. Членам общины отведено определенное место в храме, чтобы никто не испытывал дискомфорта, ведь если кто-то попросит глухого подвинуться, а он не увидит или не поймет обращающегося к нему, возникнет недопонимание… На жестах мы с глухонемыми поем Отче наш, Символ веры, Святый Боже, Херувимскую.

А как удается сохранить тайну исповеди? Она происходит где-то в отдельном помещении, чтобы другие не могли случайно «подсмотреть» перечисление чужих грехов?

– У нас в храме есть придел, и туда по одному заходят для исповеди члены общины глухонемых. Остальные в это время стоят в очереди в основном помещении храма. Кто-то исповедуется на жестах, кому-то легче грехи написать на листке бумаги. Но здесь тоже есть свои сложности, потому что глухие, можно сказать, отчуждены от этого мира и иногда не понимают некоторых моментов, связанных с грехами.

Вы лично переводите все богослужения или обращаетесь за помощью к специалистам?

– Могу сам перевести, еще у меня есть незаменимая помощница, прекрасная сурдопереводчица Надежда Геннадьевна Смирнова. Она сама очень добрый, глубоко верующий человек, хорошо ориентируется в богословской теме, везде нас сопровождает. Прежде чем перевести глухонемым, она все проповеди, всю информацию пропускает через свое сердце. Еще у нее есть бесценный дар: Надежда, можно сказать, единственный человек в нашей митрополии, который может с ходу переводить церковнославянские тексты на жестовый язык.

В общине состоят целыми семьями. Как инвалиды по слуху решаются на создание семьи?

– Решаются с Божьей помощью. У нас в основном все люди семейные, у многих по двое-трое детей, у некоторых уже внуки есть. По большей части все страхи связаны с финансовыми вопросами. Глухонемым тяжело устроиться порой даже просто двор мести или полы мыть. Когда узнают диагноз, отказывают в работе, никто не хочет с ними возиться: обычному работнику проще объяснить, что от него требуется. Приходится наставлять, объяснять, что кроме нас и окружающего мира есть еще Бог, который заботится и печется о людях, а инвалидам помогает особенным образом. Даже если тяжело и трудно, Бог откроет какие-нибудь дороги, возможности, никто с голоду у нас не умирает.

Чем зарабатывают на жизнь члены общины?

– Есть ребята, которые подрабатывают фотографией, – снимают крестины. Они же начали снимать фильмы для глухонемых. Самостоятельно освоили мастерство режиссуры и сделали художественный фильм на языке жестов. Первый показ прошел в 2016 году, на него пришло более ста человек. Сборы вложили в производство очередной картины. Их особо никто не спонсирует, все делают сами, в качестве актеров привлекают знакомых и родственников. 

Один парень из нашей общины учится на юриста, чтобы потом защищать права глухонемых.

Чем еще живет община, кроме участия в церковных богослужениях?

– Мы вместе отмечаем православные праздники, ездим в паломничества – на источники, по храмам. Бывает, приходится поддерживать подопечных во время судебных процессов: я еду вместе с ними, наставляю, ободряю присутствием, молитвой, чтобы они чувствовали, что не одиноки. Бывает, дела проигрывают, но не отчаиваются, когда видят, что батюшка рядом.

Удается совмещать свои непосредственные обязанности в храме со служением в общине?

– Да, для меня это даже в радость. В воскресенье после обеда вместо того, чтобы отдохнуть с семьей, собираю всех в воскресной школе (она действует в Царицынском православном университете при Свято-Духовском мужском монастыре), и моя супруга мне помогает. Сначала мы обедаем в монастырской трапезной, затем изучаем Закон Божий, узнаем о жизни святых, говорим о смысле православных Таинств, о необходимости следовать заповедям.

Еще приходится наставлять, чтоб не отчаивались, не унывали, не роптали на Бога из-за своего физического недостатка. Во всем приходится искать плюсы, и я говорю глухонемым: «Много людей сквернословят, обманывают устами, слышат много всяких гадостей, а у вас душа намного чище, чем у большинства обычных людей». И это на самом деле так, они как дети все воспринимают: и общаются, и радуются, и благодарят Бога за все.

Беседовала Екатерина ЛАНДИНА

Публикация пресс-службы Волгоградской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓