RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Деревенская миссия

12.12.2017

IMG_1058.JPG

Поговорим об опыте просвещения и воцерковления в деревне. Господь приводит нас к Себе разными путями-дорогами. О тех, кто в храме бывает на каждой службе, начиная с первого нашего богослужения, умолчу – с ними священник постоянно, в общей церковной молитве, в Таинствах, в общении в храме и в быту. Но большая часть деревенских (как и городских) жителей, и взрослых, и детей, в храме не бывает, хотя многие крещены. Понятно, что сам по себе факт крещения не делает человека православным, если он не присоединяется к жизни Святой Соборной и Апостольской Церкви. В деревне же особенно выражен фактор ложного стыда: стесняются люди ходить в храм, боятся сплетен, пересудов. Как же быть?

 

Дети и праздники

Начиная служить, слышал от некоторых взрослых (в том числе и учителей): «все это хорошо, правильно, но мы уже не изменимся, слишком старые; а вот дети – да, их можно заинтересовать».

Так и начинали мы с детей как с более восприимчивых ко всему новому, любопытных, не обращающих внимания на «взрослые» трудности жизни. Сейчас уже всем понятен принцип: умеешь играть в футбол – начинай с детьми гонять в футбол после уроков. Ну, не в футбол, так в волейбол и т.п. Я умел рисовать, поэтому стал с ними рисовать. Мне это разрешали даже не только после, но и во время уроков, так как учителя рисования в нашей школе не было. 

IMG_6487.JPG

Те, с кем я начинал это рисование, уже давно «разлетелись» из нашей округи: отслужили в армии, работают, семьи имеют, некоторые и своих детей. Они, за редким исключением, настоящими, постоянными прихожанами не стали, но при встрече не проходят мимо, а, с улыбкой здороваясь, делятся новостями из своей новой, взрослой жизни. Спрашиваешь – там, где сейчас живут, в церкви бывают и деток своих окрестили…

Важное, плотное и регулярное соприкосновение с детьми и их родителями началось и продолжалось на наших приходских праздниках. Силами прихода мы устраивали праздники для детей и взрослых на Рождество, на Пасху, на Троицу (последние не всегда получались – летом дел больно много).  Все празднования были разные, но все – радостные. На один из последних собралось человек девяносто – мы сами не ожидали такого наплыва гостей! Подарков – без них какой же праздник? – слава Богу, всем хватило.

P6170066.JPG

На каждый праздник, который мы устраивали в нашем ДК, помимо традиционных стихов, игр, хороводов, всегда старались как «гвоздь программы» поставить маленькую пьеску или разыграть сценку, посвященную празднику. Практически сразу стало ясно, что готовые сценарии, во-первых, весьма сложны – как по смыслу, так и по тексту, а во-вторых, требуют большого «актерского состава». Приход наш маленький, ролей получалось больше, чем участников. Опять же, трудно собирать исполнителей ролей на репетиции, когда их много, живут в разных деревнях, да еще когда они на каникулах.

Поэтому решили ставить пьесы и сценки собственного сочинения, сделанные, так сказать, на «местном материале». Пригодился мой небольшой сценический опыт: в 1980-е годы я некоторое время подвизался в кукольном театре «Деревянная лошадь». Сами писали сценарии, сами делали кукол, сами играли…

Вполне естественно, что первые постановки были кукольными. На марионетки мы не замахивались, а сделали простейшие тростевые куклы (на одной трости – голова из папье-маше, расписанная гуашью или акриловыми красками; костюмы сшили из ненужных лоскутков). Ширмой служила портьера, музыкальное сопровождение – простой проигрыватель, включаемый в нужный момент. Когда выезжали «на гастроли» в другие деревни, играли вообще без ширмы – получалось не хуже.

Хорошо на праздниках проходили викторины с небольшими призами для тех, кто правильно ответил. Поначалу таковых почти и не было, подсказывать приходилось, вопросы «наводящие» задавать, но и это мало помогало: никто не мог сказать, сколько лет назад родился Спаситель, не знал никто, что такое «вертеп», «ладан», «смирна», кто такие волхвы… Не знали ни о разбойниках, распятых со Христом, ни о Пасхе, ни почему воскресенье называется именно так, а не иначе… Вопросы из года в год, из праздника в праздник старались не усложнять, а повторять прежние – потихоньку дело сдвинулось! И взрослые участвовали с не меньшим интересом, чем их чада.

 

Праздничные традиции на службе миссионера

На святках можно поколядовать. К колядкам и хождениям по деревне с «козой» и «медведем» отношусь сдержанно, но не отрицаю. Неизменным успехом пользовалась «коза», которая в нужный момент падала навзничь и блеяла: «Чтобы коза вста-а-а-ла, надо кусок са-а-а-ла!» Хозяева, чтобы ее реанимировать, сразу бросались к холодильнику за салом или, на худой конец, за колбасой!

IMG_7113.JPG

Какой в этом смысл? Одиноким, особенно пожилым, людям приветить ряженых – в радость! А радости в их жизни не так уж много. Главное в колядовании – знать, к кому можно зайти без боязни потревожить или помешать, плюс умеренность и деликатность в импровизированных шутках.

На масленицу нетрудно испечь блины, организовать самовар (пусть и электрический) и угостить ими всех желающих в Доме культуры или в церковной сторожке. И вообще простая трапеза, чаепитие на таких общих церковных, но проводимых вне стен церкви праздниках укрепляют, цементируют небольшой деревенский приход.

Пасха – благодатный праздников праздник. К полуночи собирается много нецерковной молодежи, в храм заходят даже те, кто в течение всего года избегал этого, свечи ставят… После пасхальной заутрени, перед началом крестного хода, обычно образуется небольшая пауза, я всегда использую ее, обращаясь именно к тем, кто приходит в храм раз в году. Торжественность момента и праздничная благодать способствуют тому, что в храме тихо, и даже не привыкшие к церковному пространству люди слушают внимательно. Последние годы нетрезвых людей на Пасху не бывает (поначалу были).

На Троицу после праздничной службы шли крестным ходом с пением тропаря, кондака и молитвы «Царю Небесный» по всему Озерцу. Первый раз, помню, из-за забора спрашивают: «Ой, а что это? Свадьба?» А некоторые из тех, кого немногочисленный наш ход заставал на улице за делами, старались скорее спрятаться… Кто-то фотографировал, но очень редко кто присоединялся. Вот в такой обстановке начинали.

 

Календарные встречи

Нельзя пренебрегать также памятными днями светского календаря. Всегда и сам старался, и прихожан приобщал к активному участию в их праздновании. Не имея особых вокальных данных, мы собирались в доме культуры и своими силами делали концерты, пели, читали стихи и на День Победы 9 мая, и 22 июня – в День памяти и скорби, и в День защитника Отечества, День России, День матери, и в День села, День пожилого человека… Отягощенные телесными недугами, зачастую одинокие, пожилые люди делаются тяжелы на подъем. Тут надо и силы прихода использовать, и суметь подбодрить тех, кто приуныл, и транспорт организовать, чтобы из отдаленных деревень народ в Озерец привезти, в общем, «шевелиться» надо! Наша прихожанка и бессменная певчая Тамара много лет руководила клубом, это очень помогало. Мы сами пели, как умели, читали со сцены стихи и прозу, кто мог – танцевал.

IMG_8304.JPG

Не забыть, как на первый День Победы, в котором я принимал участие, во время молитвы у братского захоронения о поминовении погибших воинов малыши-школьники, пришедшие поздравить ветеранов, пытались креститься левой рукой и слева направо…


Просвещение вместе с образованием

Особое место занимают «школьные» праздники: День знаний, «Последний звонок», выпускной вечер. Присутствуя на этих торжествах, священник не только может обратиться к «школьному народу» с поздравлением и напутствием, но и сам ощущает радость, пробуждающуюся в сердце от соприкосновения с детством.

IMG_8676.JPG

Появление священника в школе помогает просвещению не только детей, но и взрослых: учителей, родителей. Отношение к пастырю поначалу может быть настороженным, но потом быстро находятся точки соприкосновения, ведь школа – особое место, где надо соблюдать дисциплину, уважать старших и помогать младшим, не только отвечать на уроках, но и быть ответственным за свои слова и поступки. Своего рода храм…

Выступить на родительском собрании, поиграть с детьми на «продленке», увлечь ребят мастер-классом – все это доступно деревенскому священнику. Даже уроки светской этики (если выбрана таковая), могут стать поводом поговорить «о вечном».

Есть успешный опыт проведения экскурсий учеников под руководством учителя (воспитателя) в храм. Мы приглашали посетить наш храм гостей и из соседних школ. Многие благодаря этому впервые переступили порог храма. А сколько нового ребята узнали о предназначении храма, его устройстве, о священнических облачениях, евхаристических сосудах и разной утвари, о том, как пользоваться кадилом и куда кладут ладан… На последней экскурсии было человек сорок так называемых трудных подростков из райцентра, поначалу шумели, выходили-заходили, а потом слушали уже в полной тишине – «зацепило»!

Дети на экскурсии в храме.JPG

После окончания учебного года большинство детей остаются в летнем лагере: трудятся, играют, обязательно организуется «настоящий» поход с палаткой и костром – это тоже благоприятное время для общения священника с ребятами.

Из опыта замечу, что если родители не тяготеют к храму, то и дети их постоянными прихожанами не становятся, несмотря ни на какие усилия, прилагаемые к их просвещению. Их поглощает мiр.

 

Книжное царство и собственное СМИ

Наша деревенская библиотека тоже стала «площадкой просвещения». Мы снабдили ее массой книг как для новоначальных, так и для воцерковленных жителей округи. В библиотеке, благодаря усердию наших прихожан, в число которых входит и библиотекарь, удалось организовать встречи «Женского православного клуба»: темы встреч объявлялись заранее, к чаю приносили кто что мог.

Довольно продолжительное время мы делали «Троицкий листок», однополосное издание на формате А4. Выходящий один-два раза в месяц и прикрепленный кнопками на стене на магазине, он сразу привлекал внимание и сообщал об азах Православия, о смысле предстоящего церковного праздника или многодневного поста, о жизни прихода. Было сделано без малого 100 выпусков. Старались мы, конечно, не для «галочки», но должен признать: видимый результат минимальный. Возможно, для деревни эта форма просвещения малоэффективна.

 

«Зачем вам это нужно?»

Во время служения на сельском приходе священник нечасто, но все же сталкивается с совершенно нецерковными людьми, желающими принять крещение, обвенчаться; иногда они приглашают освятить жилище или «колесницу».

Беседы, раскрывающие суть предстоящего Таинства – крещения, венчания, елеосвящения – я стал проводить с самого начала служения, с открытия временного храма в деревенской больнице, тогда они еще не были обязательными. Крещения и, особенно, венчания редки в нашей глуши, поэтому время для бесед о вере, о Боге находится всегда и без труда. Взрослые люди после этих доверительных бесед должны понимать смысл происходящего, а восприемники (при крещении младенцев) – еще и свою ответственность. Первый и основной вопрос, на который нужно постараться получить ответ: «Зачем вам это нужно?» Ответ определяет дальнейший ход беседы. Затем приглашаю готовящегося ко крещению приходить на службы, не дожидаясь совершения Таинства. После первой встречи дарю обычно две-три брошюры из ряда «Как подготовиться к Таинству Крещения», «Пояснения к Таинствам Исповеди и Святого Причащения», «В помощь кающимся», «Азы Православия», после прочтения которых, во вторую встречу, диалог становится оживленнее. Не всегда сразу или вскоре после бесед совершал то или иное Таинство – иногда считал за лучшее и вовсе повременить, особенно если сталкивался со слишком «простым» подходом: «Сколько стоит? Я плачу, а вы должны!»

Считаю своим долгом перед исповедью оглашенного произнести краткое слово о разрушающей силе и многообразии греха, стараюсь сказать также и о любви Бога к нам, грешным. Оглашение стараюсь совершить в субботу вечером, до службы, а крещение и миропомазание – в воскресенье утром перед литургией; тогда новокрещенный остается в храме, впервые молится и причащается вместе со всеми. Однако так организовать все удается далеко не всегда.

То же касается и Таинства венчания. Типичная ситуация: муж и жена в храм не ходят, но просят повенчать их. В этом случае беседу нужно провести обязательно, помочь супругам воцерковиться, найти дорогу к храму.

На требы в деревне приглашают тоже редко, но часто случается, что люди, в храм не ходящие, просят освятить жилище. Если люди малознакомые, стараюсь пообщаться с ними до совершения чина освящения, и как оказывается, не напрасно. Однажды в конце моего рассказа о смысле чина освящения дома, хозяева после недолгого молчания спросили: «А как же домовой? С ним-то что станет?» Пришлось их огорчить и освящение дома отложить, так как расставаться с домовым они не хотели.  После совершения чина гостеприимные хозяева всегда (исключений не бывало!) предлагают попить чаю; этим благоприятным поводом тоже пользуюсь для беседы. Глядишь – вскоре после этого человек в храме появился! Слава Богу!

Бывая в домах по приглашению, беседой, пусть даже самой краткой, пастырю пренебрегать нельзя. В деревне много одиноких, пожилых, хворых, часто они вообще лишены возможности пообщаться с кем-либо. В таких случаях слово священника особенно значимо.

Чаще всего с совершенно невоцерковленными взрослыми людьми приходится сталкиваться на «проводах» – так называет в деревне отпевание. По окончании молитв обращаюсь ко всем присутствующим с кратким ободряющим словом. Соприкосновение со смертью, с таинством перехода в вечность, как правило, позволяет даже совершенно нецерковным людям «оттаять» и задуматься о собственной вечной участи.

 

Не «ссыльное» служение

Подводя итог, во-первых, отмечу, что какими-то особенными результатами от всех описанных способов просвещения (их наверняка может быть и больше) похвастаться не могу, но: священника в нашей округе не боятся; креститься левой рукой и слева направо перестали; поначалу на службах бывало три-пять человек (кружечек для запивки после  Причастия сначала было, как сейчас помню, семь, и то на воскресной службе не все пригождались), на сегодня причащаются двадцать-тридцать в воскресенья и праздники, а в будни – десять-пятнадцать человек; на День Победы в 2005 году собралась горстка ветеранов и тех, кто их поздравлял, а в 2017-м – более 60 человек, и тихо было во время молитвы, хоть и на улице молились. В храме продолжают появляться люди, впервые переступающие его порог. Многие остаются. Детей стало больше, даже подумываем о выделении «дежурного» – взрослого, который «организовывал» бы их во время службы, занимался с ними и не давал младенцам баловаться.

IMG_9901.JPG

А во-вторых и в-главных, священник имеет возможность свидетельствовать о свете Христовом всей своей жизнью: внешним видом, поведением, словами, делами. Как в песне поется, «на деревне не скрыться, не спрятаться…». Убежден, деревенский пастырь должен любить деревню, любить без лицеприятия всех людей, живущих в границах его прихода, любить деревенскую жизнь… Он должен искренне обрадоваться, когда глухим ноябрьским вечером раздастся звонок телефона, батюшку попросят приехать за десять (или 20, 30…) километров причастить умирающего, и он, оставив свои планы, уедет по слякоти во тьму, наполненную густым мокрым снегом, залепляющим лобовое стекло его потрепанной колесницы, моля Бога о том, чтобы не опоздать. Тогда имеет смысл говорить том, что наличие действующего храма в деревне – фактор позитивный, цементирующий, возрождающий.

Напротив, «ссыльный» священник не сплотит вокруг Христа даже небольшую общинку: если нет любви, то что можно передать другим? Митрополит Саратовский Лонгин, недавно отвечая на разные вопросы, сказал: «Посмотрите все эти "исповеди" бывших батюшек: …самая главная проблема обычно – почему его, беднягу, коварнейшим и жесточайшим образом отправили служить в деревню. Это конец жизни, трагедия. Надо срочно все бросать и писать жалобы в интернет о самодурах-архиереях…»

Опять же, покаянный настрой пусть и немногочисленных прихожан, перемена их образа жизни, устойчивое желание бывать на службах и участвовать в Таинствах не остается без внимания, не проходит для остальных жителей бесследно. И вместо насмешек типа «вот ты ходишь в церковь, ну, и легче тебе стало?» или «опять в церковь пошел (пошла) – наверное, сильно грешен, никак не отмолить грехов», праздный зритель, снова и снова видя в окно идущего в храм соседа, задумывается: «А может, все это правда? А что они там делают? Пойду, сам посмотрю!»

DSCF6389.JPG

Говорю это не для красного словца, так как вижу, что Господь и после двенадцати лет служения приводит в храм все новых и новых чад Своих. Верю, что и будет приводить, а как же иначе! Просто не бывает таких важных, онтологических перемен за месяц-другой! Сначала душа должна ожить, насытиться, напитаться Христом, а уж потом видимые глазом перемены проявятся.

 Иными словами, от того, как пастырь будет жить, зависят и результаты его просветительских трудов.

 

Кризис сельской жизни

Сейчас ситуация в деревне критическая: рабочих мест нет, и молодежь бежит из русской деревни в поисках «красивой» жизни, и не обязательно в Москву, хотя чаще всего туда. Потом, если они возвращаются, то уже выжатые, как лимон. Выросшие в деревне дети, становясь юношами и девушками, не хотят здесь оставаться, не хотят здесь жить. Чтобы жизнь в деревне продолжалась, в ней надо жить. Не только «доживать свой век» людям пенсионерам, а людям молодым, любящим ее – деревню! – связывать с ней свою жизнь, свои планы! Хотелось бы не только чтобы дети наши не уезжали, но чтобы и те, кто любят жизнь вне города, приезжали и жили здесь. В нашей школе сейчас семнадцать учеников. Одна многодетная семья уже купила дом в райцентре – это минус четыре ребенка, вторая тоже собирается уезжать – еще минус три (основной причиной отъезда становится отсутствие работы и как следствие – унизительная нищета, причем это не пьяницы!).

Арифметика простая. Если некого станет учить и закроется школа, это еще и минус четырнадцать рабочих мест. Тогда будущее в нашей округе светлым не окажется: детей учить негде будет, значит и рожать их здесь (или приезжать с ними сюда) уже никто не станет. Любить на расстоянии? А кто же будет трудиться, возрождать всё из разрухи, пахать, сажать, косить, полоть, доить, навоз вывозить? Кто, наконец, будет наполнять молитвой восстанавливаемые в деревнях храмы? Кого тогда просвещать? 

Протоиерей Алексий НОВИКОВ,
настоятель Свято-Троицкого храма д. Озерец
(Торопецкий район Тверской области)

Приход деревни Озерец продолжает восстановление храма и с благодарностью примет любую помощь. Денежные переводы можно посылать на карту Сбербанка: 4276 6300 1794 1462 или Почтой России по адресу: 172892, Тверская область, Торопецкий район, почтовое отделение (п/о) Выдры, деревня Юханово. Новиков Алексий Николаевич, священник, настоятель Свято-Троицкого храма д. Озерец благочиния Торопецкого района Ржевской епархии.

Сообщайте ваши имена – на приходе будут о вас молиться!

Телефоны: +7 (48268) 25-182; +7 (910) 930-20-03; +7 (911) 359-36-11.

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓