Приходские Папы Карло

20.07.2017

E794E5XCXk.jpg

Ежедневно на богослужениях возносятся молитвы о «строителях и благоукрасителях храма сего». В это емкое понятие входят и те, кто возводил стены, и те, кто жертвовал на строительство, и те, кто расписывал стены и своды. В число благоукрасителей входят также те, чьими руками создаются резные узоры иконостасов и киотов. В какой-то степени такого мастера можно назвать «Папой Карло», побывавшие под его резцом деревянный чурбачок или доска словно бы оживают: расцветают цветы, вьются травы, висят виноградные гроздья. Впрочем, мастеров резьбы по дереву сейчас очень мало, ведь обычно заказчику оказывается быстрей и дешевле доверить такую работу  автоматическому станку, чем живому человек, который создаст уникальное творение. Приютом для золотых рук стала созданная шесть лет назад при Крестовоздвиженском храме Рязани мастерская. С работающими там резчиками Вадимиром Дувановым и Александром Есениным побеседовала Светлана Заверуха.

 

Честно говоря, когда я представляла себе мастеров до встречи, я почему-то ожидала увидеть грозных и недоступных  мужей с окладистыми бородами. Но меня ждали очень добродушные и веселые, простые и искренние в общении Владимир и Александр. Их разделяет 25-летняя разница в возрасте (65 и 40 лет соответственно), но это никак не сказывается на том, что их связывает, – любви к своему делу, профессионализме и душевности, с которой они работают над деревом. Да, и еще: они оба пришли к этому не сразу. Александр – токарь-станочник по образованию, заинтересовался резьбой по дереву в 27 лет. Тогда же он нашел известного преподавателя Зимина, у которого после работы обучался старинному ремеслу. В какой-то момент он познакомился с Владимиром, который также разделил его увлечение резьбой. Оба досконально изучили учебник А.Ф. Афанасьева «Резьба по дереву» и стали применять теорию на практике. Владимир  с тех пор, как ушел на пенсию, полностью посвятил себя резьбе по дереву.

Как оказались на приходе Крестовоздвиженского храма? Просто. В 2010 году предложили свои работы настоятелю отцу Александру, который  предоставил им помещение и благословил на работу для храма. «Труд этот интересный, но кропотливый, − говорит Владимир. – Мастеров ручной работы сейчас мало. Многие переходят на автоматические станки с числовым программным управлением. Мы вручную работаем с липой, мягкой и податливой древесиной».

– А с чего все начинается? – поинтересовалась я у Александра.

– С того, что отец Александр приносит обмерочный чертеж с габаритами. Мы со столярами делаем эскиз, подгоняем под размеры. Ну, а после одобрения начинаем придумывать, как сделать эту красоту уже из дерева и объемной. Тут-то и нужны знания и умения художника, скульптора и резчика, − делится он.

IDUqrFJfjfQ.jpg

– А было такое, чтобы ваш эскиз не утвердили или забраковали? – допытываюсь я.

− Пока нет. Тут главное, чтобы все было выдержано в православном стиле. Разрешается использовать в украшении лист и ветви винограда, лилии и такой вариант орнамента, как акантовый лист.

– А какими инструментами вы пользуетесь?

– Инструменты резчика по дереву разнообразны по форме и назначению. Резаки выполняют основную и самую тонкую работу. Ножи-косяки нужны для прорезки длинных прямых линий и для обработки боковых стенок пазов. Также используются различные стамески для зачистки и выравнивания поверхностей, штихеля, ложечные ножи, гейсмусы и другие инструменты. Почти все стамески мы изготавливаем сами.

EqvdXVNdRQE.jpg

– Скажите, трудно приступать к такому масштабному проекту, как отделка храма?

– Мы, честно говоря, уже привыкли к тому, что именно в самом начале работы что-нибудь, да происходит. То Владимир заболеет надолго, то руки себе покалечим – лукавый не спит, нам Божье дело начать не дает.

На вопрос о том, занимаются ли они чем-то еще, кроме иконостасов и киотов, Владимир рассказал мне о скульптурах, и даже показал заготовки из пластилина. «Это работа штучная, поэтому интересная», − делятся мастера. С пластилиновой модели делается копия в дереве при помощи метода контактной иглы», − рассказывает Владимир. Одна из таких скульптур стала подарком несколько лет назад тогда еще митрополиту Рязанскому Павлу, ныне Патриаршему экзарху всея Беларуси.

qxIT8eMIHI8.jpg

– А какие чувства вы испытываете при виде своей работы, когда находитесь в храме? – спрашиваю я у Владимира, ожидая слов, может быть, об удовлетворенности результатами труда или чем-то подобном.

– Смотришь и видишь свои неточности. Вот и все. Я всегда сравниваю свои работы с работами профессионалов. Важно правильно оценить свою работу, увидеть и уметь исправить ошибки, – услышала я в ответ.

– Можете сказать, что работа при храме – это промысел Божий, и вы здесь не просто так? Ведь, как мы знаем, на искусстве состояния не заработаешь…

– Конечно, я соглашусь с вами, – говорит Александр и доверительно рассказывает, что на какое-то время оставлял этот труд, занимался мебелью и даже работал дальнобойщиком, но вновь вернулся в мастерскую при храме.

– Вы делаете заказы только для этого прихода?

– Наш храм всегда в приоритете, конечно. Но мы находим время и для других желающих. Будем только рады, если люди не перестанут ценить красоту в дереве, ведь в наши дни такие работы не ценятся, как раньше.

– Я знаю, что у резчиков есть свои афоризмы. Какие ваши любимые, Александр?

– «Резьба резьбе – рознь». «Хороший заказчик всегда проходит мимо или приходит не вовремя». «Даже у самого плохого резчика бывают минуты просветления». «Чем больше режешь, тем больше стружек».

– А у вас, Владимир?

– А мне нравится вот этот: «когда без души и не профессионально – это халтура, когда с душой, но не профессионально – это хобби, когда профессионально, но без души – это ремесло, а когда и с душой и профессионально − это уже искусство».

В основе материала – статья
 газеты Крестовоздвиженского храма «Всем миром»

Цитируется по публикации сайта Рязанской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика