С песней по жизни?

11.06.2015
98766.png
Не так давно было объявлено о запуске нового проекта – православного музыкального телевидения «МузСоюз». В программе канала – богослужебные песнопения, классическая музыка, выступления православных исполнителей. Мы решили спросить  священнослужителей и вообще людей, имеющих непосредственное отношение к музыке, нужно ли православным отдельное «музыкальное» пространство в эфире, каких исполнителей можно назвать православными и мешает ли спасению «легкая» музыка.


3456.jpg

Игумен Силуан (Туманов), председатель издательского совета Санкт-Петербургской епархии, автор церковной музыки:

– Мне сложно сказать, какие песни имеют глубокий смысл, а какие нет. Часто бывает, что «цепляет» за душу что-то совсем простое, типа «Валенок» Руслановой. Думаю, если после песни есть желание что-то менять в своей жизни, значит, есть в ней что-то духовное.

Но это зависит от многих факторов, и у каждого они будут своими.

Мне нравится слушать православных певиц. Даже оперные арии в их исполнении наполняются объемом, теплотой звучания. Хотя прямой связи нет, конечно.

В свое время отец Серафим Роуз интересно писал о музыке. Признавая высокое значение Баха, например, он говорил, что на определенном духовном этапе музыка вообще перестает играть значение в жизни человека. Но пока человек не достиг высот духа, она может помогать в том, чтобы будить душу. Не давать застаиваться в самолюбовании. Он, конечно, имел в виду строгую классику – Баха, Моцарта.

Но мне кажется, что у каждого человека своя музыка. И спасение души вообще не зависит от того, что мы слушаем. Или не слушаем.

Классика сегодня – это осколки уходящего отношения к жизни, когда профессионализм и внимание к деталям были важны и ценились. Можно её спокойно игнорировать. Но при правильном использовании она становится костылем, помогающим идти по жизни. Главное, чтобы была иерархия ценностей и походы в театр не заменяли Всенощные и т.п.

А по поводу «Музсоюза». Лично мне то, что он предлагает, не интересно. Духовные произведения я предпочитаю, за редким исключением, слушать в храме. А Погудина, скажем, никак слушать не хочу – сахарный сироп. А что там за классику предлагают, еще вопрос.

Но в принципе музыкальный канал, который может включить православный человек и не услышать попсы и т.п., – это хорошо. Но это не мой канал.

 

1_1.jpg

Протоиерей Михаил Прокопенко, клирик московского храма Живоначальной Троицы в Хорошеве:

– Прежде всего, вопрос в том, какие люди станут аудиторией такого канала. Думаю, организаторы этот вопрос для себя выяснили, может быть, проводили соответствующие опросы… При взгляде со стороны возникает мысль, что переключаться на подобный телеканал  зрители будут, скорее, на волне неофитского интереса. Не уверен, что людей, укоренившихся в Церкви, заинтересует такое субкультурное явление. Согласитесь, первый раз попробовать земляничного варенья – это хорошо и приятно, но питаться им на протяжении года уже утомительно.

Впрочем, если православный музыкальный канал нацелен именно на волну приходящих в Церковь людей, у него будет стабильная в своей численности аудитория: хотя нельзя сказать, что волна эта в настоящий момент чрезвычайно многочисленна, однако она постоянна и, надеюсь, не оскудеет никогда.

Еще вопрос: когда и где будут смотреть этот телеканал? Насколько я могу судить, в основном музыкальные телеканалы смотрят не дома, а в общественных местах, например, в кафе. Причем показываемые там на экранах музыкальные и фэшн-каналы зачастую пускают с приглушенным звуком или вовсе без него. Понадобятся усилия, чтобы как-то переломить эту тенденцию.

По мнению некоторых, трансляция богослужебных песнопений в теле- и радиоэфире может граничить с профанацией…

– Почему бы им не звучать в эфире? Когда-то могла показаться профанацией запись церковных песнопений на грампластинки, однако, в конце концов, это стало интересным  и полезным средством проповеди, особенно когда всякая другая проповедь была затруднена. Пусть звучат, но возлагать на это какие-то серьезные надежды на это я бы, наверное, поостерегся.

Кроме того, нужно сказать: как это ни прискорбно, число по-настоящему шедевральных вещей и исполнений даже всем известных произведений церковных композиторов и распевов настолько ограничено, что любой канал, который, например, возьмется крутить в эфире богослужебные песнопения, будет обречен на очень жесткую ротацию. В конечном счете, мы будем обречены слушать одно и то же по многу раз, если с этой волны не слезать.

По-настоящему хороших исполнений действительно не так-то и много. Одно дело – исполнение песнопений обычным хором за богослужением: храмовая атмосфера позволяет, говоря словами молитвы из рукоположения, оскудевающее восполнить и немощное уврачевать. А вот то, что записано на какой-либо носитель, да еще выпущено большим тиражом или звучит в эфире, должно быть поистине безупречно исполнено. К сожалению, очень немногие могут так. Если даже все ноты стоят на месте, далеко не у всякого регента хора имеется церковный вкус, как и понимание богослужения.

А если говорить не о богослужебных песнопениях, каких исполнителей, по Вашему мнению, можно было бы отнести к православным? И вообще справедливо ли такое деление в отношении музыкантов и певцов?

– Мне кажется, музыкант, поэт, живописец должен быть, в первую очередь, хорошим художником, то есть достоверно и с любовью описывать имеющуюся или чаемую действительность.

Это, конечно, мое личное мнение и вкус, но, например, христианским ли писателем является Стивен Кинг? Кто-то вспомнит его «ужастики» и скажет: конечно же, нет. Тем не менее, очень много моментов человеческого поведения в его работах описано настолько потрясающе верно, что в какой-то степени соприкасается с замечательными аскетическими наблюдениями древних отцов – например, о том, как какая-то страсть овладевает человеком. Или вот, например, отлученный от Церкви Лев Николаевич Толстой. Его неверно  называть православным, но некоторые его романы, например, «Война и мир», являются произведениями, отражающими целую вселенную вокруг нескольких человек. И читать эту книгу, конечно, не означает погрешить против собственной веры, против Православия. Если же говорить о том, кого мы называем «нашим всем» – Александре Сергеевиче Пушкине, можно, конечно отметить, что порой это был человек небезукоризненного нравственного поведения, что некоторые его ранние произведения прямо граничат с кощунством. Но поэтическое дарование Пушкина, чувство слова, чувство Отечества, чувство своего народа были настолько глубокими и яркими (на этих чувствах многие выучились жить), что называть его неправославным у меня язык не повернется. Это человек, который достоверно описывал реальную или – это тоже надо подчеркнуть – чаемую действительность.

Обобщая, можно сказать: надо лечиться не у православного врача, а у хорошего. И большое счастье, если хороший врач (счастье, прежде всего, для самого врача) окажется православным.

Если говорить о музыкальных вкусах, обязательно ли нужны произведения выверенные, строгие, классические по форме и глубокие по содержанию, или не так уж мешает следованию по пути спасения легкая приятная музыка без особенных глубин смысла?

– Думаю, если человек ограничивается чем-то одним, он погрешает – погрешает против самого разнообразия этого мира. Быть человеком одной книги – например, одной Библии – обычно заканчивается самым унылым сектантством. Если ты человек одного музыкального жанра, это, наверное, не позволит тебе ориентироваться даже в рамках этого жанра. Всепоглощающая серьезность в мире людей не так часто и встречается, а если она продолжается на протяжении, например, нескольких лет, то это, наверное, представляет интерес для психиатра.

Здесь можно вернуться к  словам, которые были сказаны о творчестве вообще: есть музыка хорошая, с талантом написанная, а есть музыка бесталанная. Должны ли люди слушать только что-то серьезное? В конце концов, и здоровый смех, и здоровое веселье, и украшение жизни какими-то приятными музыкальными мотивами, тем более, если они исполнены хорошо, помогают нам и серые будни перешагивать легко, не сделаться печальными, унылыми, злыми на всех.

Ведь нас не задевает некоторая декоративность древнего церковного искусства: орнаменты, какие-то жанровые сценки рядом с иконописными сюжетами – все это было  даже на самых древних христианских мозаиках и фресках. Сейчас это никого не смущает, а веселенький рисунок на обоях – он что, мешает кому-то быть православным? Или многоцветие красок, допустим, в цветнике перед монастырским корпусом – это противоречит той великой задаче, ради которой люди заперли себя в монастыре? Нет, конечно.

В конце концов, мы, наверное, обречены на этот всегдашний вопрос о вкусах – как говорят, на вкус и цвет все фломастеры разные.

 

346.jpg

Варвара Волкова, супруга священнослужителя, регент, преподаватель хора в «Школе духовного пения» при храме святой мученицы Татианы и в гимназии святителя Василия Великого:

Нужен ли православный музыкальный канал? Думаю, что нужен, почему бы и нет. Несомненно, такой канал найдет для себя аудиторию. Я считаю, что это здорово, когда в Церкви появляется что-то новое и находятся люди, готовые это делать.

А каких исполнителей небогослужебной музыки, на Ваш взгляд, можно  назвать православными? Нужна ли вообще такая градация?

– Этот вопрос заставляет меня задуматься. Какую музыку считать православной? Почему, например, группу «Ярилов зной» можно отнести к православной музыке, какую-то другую – нет? Какие критерии возникают при отборе музыки в эфир православного канала? Или может ли считаться православной только такая музыка, где упоминаются какие-то определенные слова: Бог, Ангел и т.п.? Я лично против такого отбора. Мне кажется, что музыка не должна быть легкой. Посредством музыки, несомненно, можно и нужно доносить до человека какие-то важные вещи. Когда я устаю, я не могу слушать классическую музыку – она заставляет напрягаться не только душу, но и ум. Сейчас очень много фоновой музыки. Ее так много, что мы вообще перестаем ее слышать и потихоньку разучиваемся что-то извлекать из нее. Это как книга.

Конечно, в минуты отдыха хочется чего-то более легкого, но все же не всегда. Поэтому я бы хотела услышать на канале умную, серьезную музыку, которая не только наводит на душу сладкую умилительную грусть, но воспитывает и дает пищу для размышления.

 

009.jpg

Алиса Апрелева, музыкальный терапевт, руководитель клинической практики студентов колледжа Berklee College of Music (Бостон, США), член Американской музыкально-терапевтической ассоциации, основатель образовательной инициативы «Музтерапевт.ру» (музыкальная терапия предполагает, в частности, контролируемое использование музыки в лечении, реабилитации, образовании и воспитании детей и взрослых, страдающих от соматических и психических заболеваний):

Думаю, для мирского человека полезна разная музыка в разном возрасте, разных жизненных и социальных ситуациях. 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика