Храм «Кулич и Пасха» повидал немало чудес

06.05.2013 Храм «Кулич и Пасха» повидал немало чудес

 Петербургский храм, именуемый в народе «Кулич и Пасха», повидал немало чудес. Видно, положено ему всех удивлять. Круглая церковь-кулич с колокольней в виде пирамидальной пасхи получила настолько точное название, что мало кто помнит настоящее имя храма — Святой Живоначальной Троицы. Находится храм прямо у станции метро «Пролетарская», действует уже более двух столетий, был закрыт в советское время всего на десять лет. Сегодняшние чудеса храма — две чудотворные иконы: Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» и колпинский образ святителя Николая.

Под боком у гиганта

В XIX веке место будущего храма находилось в десяти верстах от Петербурга, на территории села Александровское, во владениях генерал-прокурора князя Александра Алексеевича Вяземского. На постройку церкви сановник получил большую сумму денег от императрицы Екатерины II, что удостоверяют сохранившиеся на фасаде здания памятные таблички.

Князь Вяземский доверил строительство знакомому архитектору Николаю Львову, поделился с ним своими идеями, и в 1787 году на свет появился необыкновенный проект. Заказчик служил в юстиции, поэтому круглая церковь напоминала о «храме правосудия», а устойчивая пирамида колокольни — непоколебимость добродетелей. В народе же новый ансамбль сразу стал называться «Кулич и Пасха» по образу блюд пасхального стола, хорошо знакомых каждому прихожанину.

С момента открытия Троицкий храм стал духовной опорой в жизни простых рабочих. Он находится рядом с большим Обуховским заводом, который в советские годы назывался «Большевик». Промышленный гигант в какой-то момент загреб красавицу-церковь в свои руки. В 1938 году Троицкий храм передали заводу под клуб и библиотеку. В таком статусе здание пережило военные годы. Но в 1946 году в церкви вновь разрешили проводить богослужения.

Возвращенный храм был абсолютно пустым. Все дореволюционные иконы и утварь бесследно исчезли, и целый год его приводили в порядок. Люди несли все, что сохранили у себя в домах. Так попали в Троицкую церковь две чудотворные иконы.

Колпинский образ

Этот образ святителя Николая прославился еще в петровские времена. Для строительства Петербурга лес с Синявинских болот сплавляли по Неве. Рабочие на болотах жили в землянках, и в поселении началась эпидемия. Как гласит предание, одному из рабочих явился во сне Николай Чудотворец и сказал, что надо отслужить молебен и обойти с иконой все землянки. После исполнения наказа болезнь отступила.

Чудесный образ святого Николая передали в церковь города Колпино, где она находилась до революционных лет, а после закрытия храма была потеряна. На этот раз святитель явился женщине по имени Олимпиада и сказал ей, где найти исчезнувший чудотворный образ: у Ижорского завода в мусорной куче. Исполнив волю святого, Олимпиада нашла икону и стала оберегать ее, а после открытия церкви «Кулич и Пасха» передала святыню туда. С тех пор и до самой смерти благочестивая прихожанка во время богослужений стояла в храме у иконы святителя Николая.

Освященные грошики

Вторая святыня храма «Кулич и Пасха» более известна. Икона Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» (с грошиками) является одним из списков известного образа Богородицы. История этого списка начинается с его загадочного появления. Икону нашли на берегу Невы, она попала в купеческую семью и передавалась по наследству. После чудесного избавления от гибели в бурных водах Ладоги потомок купеческого рода отдал свою Спасительницу в часовню при Стекольном заводе. Летом 1888 года в это здание ударила молния. Часовня сильно обгорела, но лик Скорбященской Божией Матери просветлел, а на поверхность иконы прилипли грошики из стоявшей перед ней чаши для пожертвований. Отмечают, что лежали там и золотые, и серебряные монеты, но украсили Царицу Небесную только простенькие медные грошики бедноты.

Большевики часовню при Стекольном заводе закрыли, а икону сохранили прихожане. В 1947 году на торжественном освящении Троицкой церкви в дар храму ее передал митрополит Григорий.

 Записи всех чудес, происшедших по молитвам у иконы, собраны и изданы книжкой еще до революции. Но убедиться в ее дивных свойствах можно и сейчас, свидетельств хватает: от исцеления больных до удачного поступления в институт. Нередко именно к этой святыне стремятся приезжающие в Петербург современные паломники.

Называть этот образ Божией Матери Санкт-Петербургским предложил нынешний настоятель храма «Кулич и Пасха» протоиерей Виктор Голубев. Через митрополита Владимира передавал он Патриарху просьбу дать особое название иконе с монетками: «Ведь есть в Тихвине Тихвинская Божия Матерь, в Казани — Казанская, в Смоленске — Смоленская, а у нас явилась Санкт-Петербургская», на что Патриарх ответил, что такое именование будет справедливо.

Покаяние активиста

Протоиерей Виктор Голубев рассказывает, что его приход всегда был многолюдным. В советские годы церковь была одной из немногих действующих. На большие праздники люди заполняли весь церковный сад, потому что внутри здания места не хватало. Правда, после крестного хода немногие оставались на ночную службу. И сейчас храм во время богослужений полон. А это самое главное в жизни прихода, считает настоятель, ведь совместная молитва — первейшее из всех приходских дел. Отец Виктор хорошо помнит, что не так давно для участия в любой церковной службе требовалась смелость настоящих исповедников веры.

 Руководство соседствующего с храмом завода «Большевик» строго относилось к внутреннему облику своих работников. За посещение церкви человека порицали на собраниях, за венчание — могли уволить. Христиан отслеживал специально назначенный человек — активист по натуре, любящий общественную работу, организовывающий районные выборы. Но когда власть сменилась, этот общественник вдруг начал воцерковляться.

— Прихожане стали мне говорить, — вспоминает протоиерей Виктор Голубев, — отец настоятель, что же Вы его пускаете, он же столько горя принес людям. Я поразился: «Но ведь он пришел в Церковь! Господь всех принимает! Если бы Иуда покаялся, Он бы и его принял...» Но все равно остались недовольные. И я этому бывшему общественному активисту сказал: «Владимир Иванович, приходи в алтарь».

Он действительно был верующим, исповедовался, причащался. Со временем на заводе многое изменилось, он оттуда ушел, жил за городом. В 2002 году приехал в храм на Троицу. Жарища была. Я его встретил, говорю: «Что-то ты плохо выглядишь». А он отвечает, что жена и дочь не пускали, 60 километров ехать до храма, но он отпросился: праздник ведь престольный! Он исповедовался, причастился, пошли мы крестным ходом, возвращаемся, а Владимир Иванович умер. Прямо в церкви. Я в следующее воскресенье вышел к народу: «Вот вы мне говорили, что его в храм нельзя пускать. Дай Бог каждому умереть так: после исповеди и причастия, в храме!» Он ведь искренне каялся. Помогал нам школу строить...

Пасхальная радость

Школу при церкви решили построить после того, как в годы гласности и перестройки директора окрестных учебных заведений стали просить прислать к ним священника. Сначала настоятель отправлял к ним клириков храма, а потом решил, что пусть лучше люди сами приходят учиться Закону Божию. Сейчас в школе занимаются не только дети, но и взрослые, которые не хотят отставать от своих чад. Есть группы для маленьких, которые приходят вместе с родителями, отведено время для молодежи и для взрослых прихожан. Несколько бывших учеников воскресной школы поступило в семинарию.

В ближайших планах настоятеля пристройка к школе, разрешение на это уже получено. Следить за храмом-памятником архитектуры — немалая забота, правда, сегодня это делать гораздо легче, чем раньше: — Я всю жизнь ходил в церковь и крест никогда не снимал, — вспоминает отец Виктор. — Все знали, что я верующий, я не скрывал. Поэтому, когда меня в армию взяли, задумались: куда такого «попа»? И отправили в стройбат. Мы три дома построили в городе. Я тогда думал, что же получается, Господь послал меня в армию, а какая же это армия! А спустя много лет нам администрация дала средства на косметический ремонт храма. Когда строители стали красить, я смотрю, они прямо по грязи кисточкой возят! «Что же вы делаете? — говорю им, — надо же прежде промывать!» Они думали, поп ничего не понимает в строительстве. Так пригодился мне армейский опыт. Я вызвал бригадира и заставил сделать правильно, чтобы не отвалилось все через год-два. Покрасили в итоге прилично. А на остатки денег мы и колокольню подновили!

В пирамидальной колокольне на первом этаже располагается трапезная. Из нее узкая винтовая лестница ведет в небольшой кабинет настоятеля. Протоиерей Виктор Голубев, прослуживший на этом месте почти 40 лет, радуется, что церковь-кулич и пасху-колокольню не разрушили в безбожные годы, что теперь люди могут свободно посещать храм. С легкостью вспоминает исторические вехи, сердечно рассказывает о старожилах церкви. И улыбается так тепло, что видно — в его удивительном храме каждое воскресенье Праздников Праздник и Торжество Торжеств.

Материал был опубликован в издании «Вода Живая»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓