Позвони мне, ради Бога!

22.11.2022

1659581347_img_2119.jpg

Когда-то язык колокольного звона понимали все – богатые и бедные, начальствующие и крестьяне, грустные и веселые, внимательные и не очень… С колокольни раздавался звон, и слышавшие его люди узнавали, что происходит, какая церковная служба их ждёт – обыденная или праздничная, венчальная или прощальная… Колокола были вестниками времени. Потом их заставили замолчать. Семь десятилетий исторического безмолвия стёрли из человеческой памяти понимание этого звонкого языка, чей голос проникал прямо в душу.

 

Оживить в нашем сердце

Уже четверть века Сибирский центр колокольного искусства, действующий при храме Михаила Архангела в Новосибирске, восстанавливает утерянные традиции. Здесь, в первой в Сибири одноимённой школе, готовят звонарей для храмов. Созданный центром Музей колокольного звона, собрал уникальную коллекцию колоколов и осуществляет удивительный проект «Вернём колоколу голос». Он задуман для того, чтобы собрать вместе исчезнувшие и забытые голоса сибирских колоколов.

«Возрождение России невозможно без возрождения русского духа. Как разбудить его, каким инструментом? Колокол во все времена подходил для этого лучше всего. Надеемся, что эти возрождённые голоса помогут всем нам стать частью истории нашей Родины, оживить её в нашем сердце и просто оживить её», – не сомневается энтузиаст, истинный знаток своего дела Алексей Талашкин, заместитель руководителя центра колокольного искусства и руководитель проекта.

Известно более сотни мест, где в нашей стране занимались колокольным литьем до революции. Многие из вылитых там и дошедших до сегодняшних дней старинных колоколов утратили способность «говорить». Безголосые, разбитые, покалеченные, они нашли покой в церковных хранилищах, государственных музеях и частных коллекциях. Со временем появилась идея сделать копии колоколов, воссоздать их форму, размер, химический состав, чтобы отлить братьев-близнецов, способных звонить. Так родился проект «Вернём колоколу голос». Он стартовал летом 2018 года, завершился в ноябре 2019-го. Фонд президентских грантов выделил на исследования грант. Алексей Талашкин с группой исследователей ездили по Сибири, искали артефакты. География четырёх экспедиций – от Тюмени до Иркутска, от Новосибирска до Бийска. Работа, приостановленная пандемией, ещё ведётся…

Необыкновенный колокол из Черепаново

О колоколах Алексей Талашкин знает так много, что готов говорить бесконечно. В каждом скрыта тайна. Очень хочется её разгадать! К примеру, к одному из самых уникальных экспонатов коллекции музея кампанолог (а он один из трёх работающих в Новосибирской области таких редких специалистов в области колокольного звона) относит колокол, привезённый в регион из Черепаново.

Дело было так: черепановский звонарь Митрофан, учившейся в уже упомянутой школе колокольного звона, однажды поведал Алексею, что в храме Сибирских святых в райцентре хранится старинный колокол. Приехав туда, Талашкин был потрясён находкой. Колокол действительно необыкновенный, хотя и надколотый, а значит, замолчавший, потому что ремонту такие не подлежат. Гость из времен Пушкина – 1817 года – он теперь самый старый в музее. У него необыкновенная форма «головы», большие «уши», острое «плечо». Редкий и необыкновенно изящный декор: лента тонких лепестков и короткая надпись «ROKU 1817». Она, а также интернет и помогли найти в маленьком белорусском городке Заболоть родных братьев этого «латынянина» и даже определить мастера литья – Андриуса Влодковского.

Слово Алексею Талашкину: «Мы связались с Заболотью, порадовались их находке. А через некоторое время пришло письмо из Прибалтики, от учёного Гинтауса Зеленаса. Он рассказал следующее: «…Могу подтвердить, что ваш колокол на самом деле отлил Андрей Влодковский, который работал между 1799-1830 гг. в Ружане (теперь Ружаны есть и в Белоруссии, и в Польше). Ваш колокол попал в Сибирь во время Первой мировой войны, когда все колокола из Литвы, Белоруссии, Латвии и Польши были вывезены в глубину России, чтобы не попали в немецкие руки и из них не были изготовлены патроны».

Раньше ни одного такого в Сибири найдено не было. Как он попал в Черепаново? Городок родился из посёлка на пути строившейся железной дороги. Здесь есть необычный привокзальный храм, носящий имя святителя Алексия Московского, построенный более сотни лет назад и не имеющий архитектурных аналогов. В советское время в районном центре сумели построить первый в Новосибирской области православный храм во имя Всех сибирских святых. Теперь тут мужской монастырь, в нём и сохранился колокол.

Наиболее правдоподобная версия звучит так: Первая мировая, эвакуация. Со всех захваченных территорий немцы активно забирают колокола и переправляют их на военные нужды. По приказу военных властей в 1914 году проведена массовая эвакуация имущества белорусских церквей в Центральную Россию. Колокола, иконы, метрические книги – всё подлежало эвакуации. Первоначально планировалось, что когда война окончится, имущество вернётся на места. Однако революция 1917 года не дала осуществиться задуманному. Множество колоколов было перевезено в Москву и Петроград, а оттуда, видимо, могли разойтись ещё дальше – в Сибирь.

Такова историческая версия. В остальном один из самых удивительных колоколов музея продолжает молчаливо хранить свою тайну.

А не так давно из монастыря в Черепаново музею передали ещё два старинных колокола. Их предстоит изучать и разгадывать.

Слышишь? Он настоящий…

Алексей Талашкин убеждён, что звонить в колокол может каждый, а стать настоящим церковным звонарём по силам только верующему человеку. Учиться звонить – как постигать искусство молитвы, приобретать духовный опыт. Звон – это высказывание, через которое человек внутренне открывается.

Колокол может выразить то, что мы не в силах сделать словом или мыслью. Он пронизывает своим звуком мир, сразу проникает в глубины души и «связывает» человека с небом. Поэтому современные звонари, которых очень мало, нередко так стремятся приблизиться к голосам старинных сибирских колоколов, к той утраченной звонарской и колокололитейной культуре. Это помогает глубже понять утраченное, войти в то состояние, которое было до катастрофы, случившейся с нашей Родиной в прошлом веке. Русская традиция колокольного звона особенная. На Руси колокола подбирали по благозвучию. У них свой особенной путь, как и у России – своя культура, собственный способ звона.

Мы живём в эпоху постмодернизма. Во время торжества искусственных заменителей и эрзацкультуры. Мы впустили в свои дома искусственные цветы (такие красивые и не вянут), а в отношения – ни к чему не обязывающую лёгкость и «пробность». Мы почти избавились от настоящего, но всё чаще понимаем, что очень нуждаемся в нём. Даже колокольный звон кое-где стал электронным. Тенденция распространяется, но…

Если внутри человека будет мертво, то электронные звонари за несколько лет вытеснят настоящих. Технически они звонят лучше, чем люди. Могут быстро и без проблем исполнить любой требующийся здесь и сейчас звон. Но если самый неумелый звонарь вкладывает в своё дело сердце, разум, память, любовь, ответственность, его звон будет лучше самого искусного электронного.

Колокол – это голос Церкви. Когда человек его слышит, душа его меняется.

 

Елена ВОЛИКОВА

Фото автора

Публикация издания «Живоносный Источник»
(Новосибирская митрополия)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика