Душа моя при тебе…

23.05.2020

09809789687.jpg

Творения великих художников Виктора и Аполлинария Васнецовых знают, пожалуй, все. «Три богатыря», «Аленушка», «Иван-царевич на сером волке» и другие былинные и сказочные сюжеты, а также, конечно, храмовая роспись, созданная рукой Виктора Михайловича, пейзажи и книжные иллюстрации на историческую тему авторства Аполлинария Михайловича навсегда вошли в число сокровищ русской культуры. Но увидеть за художниками людей, узнать об отношениях между братьями (которых, на самом деле, было пять), их переживаниях и трудах, убеждениях и вере, помогут произведения совсем другого жанра – эпистолярного. Давайте в преддверии Дня славянской письменности и культуры попробуем узнать, чем делились друг с другом братья в письмах, которыми они обменивались на протяжении всей жизни…

 

Нехорошо читать чужие письма. Никогда не сделаю это без разрешения, даже случайно, «через плечо». Но ещё в детстве поняла: есть письма, которые не только можно, но и нужно очень внимательно читать. Случилось это в тринадцать лет, когда после чтения всего собрания сочинений А.П. Чехова одолела и его письма, напечатанные в последнем томе. Наверное, тогда я не всё сумела понять, но осознала главное: надо тянуться до нравственного и духовного уровня творческого человека.

Те же чувства испытала при чтении писем братьев Васнецовых. В разных изданиях их частично публиковали и раньше. Авторы-составители книги «Душа моя при тебе…» Р.Я. Лаптева и Т.В. Малышева собрали их, выстроили по хронологии, дополнили воспоминаниями, примечаниями, письмами к людям из их круга общения. Читая новую книгу, постепенно погружаешься в жизнь большой семьи Васнецовых, в атмосферу жизни всей страны. Мы видим, как в течение почти 40 лет меняются и Россия, и сами авторы писем. Хорошо, что Римма Яковлевна и Татьяна Васильевна предварили каждую главу небольшими пояснениями, на что следует обратить внимание при чтении писем. Чему может научить нас жизнь шестерых братьев Васнецовых: Николая, Виктора, Петра, Аполлинария, Аркадия и Александра? Подчёркиваю: интересны письма как знаменитых художников Виктора и Аполлинария Васнецовых, так и других братьев. Конечно, мы не станем великими художниками, зато сможем хотя бы немного изменить себя к лучшему.

Виктор, Аполлинарий и Пётр рано покинули Вятку. Николай, Аркадий и Александр всю жизнь прожили на вятской земле, но любовь к родному краю, особенно к селу Рябово, у братьев общая. И это чувство тесно переплетается с любовью ко всей России, ко всему русскому. Так и хочется после чтения писем повторить вслед за Пушкиным: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!» Стоит вспомнить непреходящий интерес Виктора Васнецова к русской старине, который проявился и через его картины по мотивам русских былин и сказок, и через русский стиль в его архитектурных проектах: это церковь в Абрамцеве, собственный дом в Москве, здание Третьяковской галереи. Аполлинарий Васнецов уже после смерти брата воскликнул: «Как он был самобытен, насколько он был проникнут русской душой!». Сам Аполлинарий Михайлович был бесконечно влюблён в русскую природу. Эта любовь чувствуется в каждом его пейзаже. А в исторических пейзажах перед зрителями предстаёт археологически достоверный образ старой Москвы. Аркадий Михайлович Васнецов, учитель и общественный деятель, изготавливал мебель, выдержанную в русском стиле.

3b85d75806d2.jpg

Даже в самые трудные годы художники Васнецовы не стремились покинуть свою страну. Наоборот, выехав за границу по делам, они томились, тосковали по Родине. Заграничные путешествия были им в тягость. Виктор Михайлович так писал жене: «Ещё предстоит Неаполь. Ох, скоро ли его осмотрю? В Палермо, вероятно, не поеду: и денег не хватит, и устал. Путешествовать – тяжёлая обязанность». Когда Аполлинарий Михайлович описывает Аркадию место, где он поселился в Париже, то (вы не поверите!) вспоминает Вятку: «Если за центр Парижа принять то, где ты живёшь, то выйдет, что я жил бы примерно у Макарья или в Красном». Настроение Аполлинария хорошо почувствовал Виктор Васнецов: «По письмам, он живёт не очень весело, даже, кажется, скучает: видно, кто «за границей не живал, тот не знает, что такое Родина», если он не пень».

Зато поездка в Вятку, в Рябово или в Мухино вызывает у Васнецовых почти детский восторг, правда, смешанный порой с щемящей болью: Рябово уже не то, что в детстве. Родное вятское село вспоминают все братья. Письмо Аполлинария Васнецова к Николаю Хохрякову в 1925 году: «Всё больше живёшь в прошлом… Очень уж невесело настоящее: всё вспоминаешь, как светло и легко жилось прежде! Вспоминаю Раковку, Красное, Сумароки; далее – как я учился в духовном училище, а больше всё вспоминаешь своё милое, дорогое Рябово. Как было хорошо! Если так в раю, то лучше не надо. И как я этого не знал, когда жил в нём и проводил детские годы». Александр Михайлович пишет в 1912 году: «Ведь всего, что тогда было, уже давно нет, а между тем в воспоминании всё так живо, свежо, ясно. Кажется, сто́ит только захотеть – и всё будет, сто́ит только взять лошадей, поехать – и всё прежнее явится до мельчайших подробностей».

И вот, наконец, Виктор с Аркадием в мае 1914 года «взяли лошадей» и съездили в Рябово. Вот почему в последующих письмах В.М. Васнецова так много строк посвящено малой родине: «Там всё грустно и печально, всё перестроено, даже план села изменился. Только наш дом да церковь остались… Было всё-таки трогательно, особенно на могилах папаши и мамаши. Сохранились в огороде липа и рябина, я срезал на память ветки». В Предтеченской церкви служили панихиду по родителям. Храм тоже состарился: «В церкви закоптело как-то внутри, и наш любимый иконостас в холодной церкви линяет, и даже живопись лупится – так жалко и грустно». Виктор Михайлович пообещал «помочь средствами для сохранения живописи» и слово своё сдержал, даже благодарность получил от рябовского священника Аркадия Овчинникова.

А как отделить любовь к Родине от любви к русскому языку?! Слиты воедино, не разделить. Вот и все письма Васнецовых, написанные хорошим литературным языком, пересыпаны пословицами и поговорками, строчками из народных песен. И даже вятские словечки не забыты: одворица («У меня на одворице такой сад, что вовсе не стоит ехать на дачу», – сообщал Аркадий); больно [очень] («Больно уж хорошо хвалишь ты моё пение», – писал Александр Виктору); буди [наверное] («Приостановлю мастерскую, а потом, буди, опять можно будет её восстановить», – слова Аркадия). Посмотрите, как с грустью, но образно и поэтично описывает угасание молодости Александр Михайлович: «Живёшь и не веришь, что переживаешь молодости конец, всё думаешь – юности начало. До сих пор продолжают цвести на душе весенние цветы. Но скоро сгубит их неожиданный холод зрелых лет. Скоро настанет суровая зима, которая так нежелательна, зима с сединой на голове».

*

Братья Васнецовы, с детства привыкшие работать, всю жизнь оставались великими тружениками. Каждый из них занимался сельскими работами с удовольствием, а Пётр Михайлович делал это профессионально. Николай Васнецов, будучи заведующим народным училищем в Шурме, насадил большой сад, о чём с гордостью рассказал инспектору его брат Александр Михайлович, оставшийся работать учителем в этом селе. Для него жизнь в Шурме без его любимой живности была бы неинтересной: «В Москву не поеду… Ну куда я дену кур, гусей? С собой не возьмёшь, а без них скучно».

Учительствовали в вятских сёлах все Васнецовы, кроме Виктора. Особенно подробно преподавательская работа описана в письмах Александра.

Александр Михайлович любил школу и учеников: «Учительская деятельность благотворно подействовала на мою жизнь и мою душу, которая нашла то, что искала – школьную деятельность при хороших, неиспорченных ребятах» (1883 год); «Класс у меня нетрудный, четвёртый, где, если не ленился предыдущие два года, с учениками очень легко заниматься. А многие из них доказывают, что те два года не без дела прошли, что очень приятно. Приятно сознавать, что труд не бесследно пропал, что работал не среди пней, а среди толковых учеников. Хотя есть и такие, что ума отпущено в меру – до обеда, толковой речи – на два слова, а шалостей – на весь день» (1891); «Что касается учительства, так про него скажу: деятельность честная, святая, которой можно отдаться душой и сердцем, задавшись целью сделать благое дело, просветить душу тёмную, неразумную, вложить в неё искру Божию и человеческую, дать силу и возможность воспринять лучи света и разума» (1892).

800px-Apollimariy_Vasnetsov_Rodina_1886.jpg

Вместе со своими учениками Александр Михайлович с воодушевлением готовился к Рождеству и Новому году: «Я весь класс декорирую ёлками, искристым снегом (ватой), что, думаю, при вечернем освещении выйдет красиво. Ученики разыграют басню «Квартет». Один малыш прочтёт «Маленький мужичок» Некрасова, и самого его наряжу в большие сапоги и рукавицы».

И всё же Александр Васнецов, особенно после женитьбы, рвался в Вятку, где, как ему казалось, ждёт жизнь безбедная и счастливая. Действительность оказалась жестокой. Вот почему он постоянно вспоминал своё житьё-бытьё в селе как подарок судьбы, который не смог оценить до конца: акцизную деятельность «невозможно равнять с учительством – это святое дело. К этому я ещё добавлю, что там – жизнь, а здесь – мертвечина». В итоге оказалось, что лучше, чем в сельской школе, Александру Михайловичу нигде и не было: «Мои мечты – не воздушные замки, а учительство в тихом сёлышке или деревеньке при уютной квартирке, огород, хозяйство, лес, река, грибы, рыба, ягоды. Ох, пожил бы я ещё! Страшно манит меня сельская жизнь!»

Больше двадцати лет с огромной отдачей работал на благо города Вятки Аркадий Михайлович Васнецов. Он гордился, что несколько раз большинством голосов избирался в Думу, а из числа депутатов в члены управы был избран единогласно. «Значит, город мне доверяет», – писал он Виктору. Из-за долгой болезни городского головы его обязанности тянул Васнецов. За эти годы им для Вятки было сделано очень много: водопровод, электричество, телефон. Аркадий Михайлович сообщал брату: «У нас, например, абонентам плата за телефон – 30 рублей, тогда как в других местах – 75 рублей, и между тем городу – доход. Так что барыши идут не в карманы разных компаний, а городу для разных нужд. В этом отношении Вятка опередила большие города, даже, например, Лондон, Париж и другие. Вот куда пошло!» Параллельно с этой деятельностью была и общественная: он активный член Вятской учёной архивной комиссии, один из основателей Вятского художественного музея.

Только в зачёт ему всё это не пошло: в ноябре 1919 года Аркадий Михайлович был арестован. От сильного потрясения у него случился в тюрьме приступ «падучей болезни», которая преследовала его до конца жизни, когда немощным стариком остался он на грошовой пенсии.

*

Всех братьев Васнецовых отличало стремление к творчеству. Старший Николай в свободное от учительства время собирал материал для книги о вятских говорах, младший Александр – народные песни, которые вошли в сборник «Песни северо-восточной России». Аркадий написал книгу «Русский школьник» для чтения в народной школе. Но его главной любовью была работа с деревом, он был великолепным краснодеревщиком. Сделанная им мебель (буфеты, шкафы, столы и стулья) до сих пор украшает дома-музеи Виктора Васнецова в Москве и Мамонтовых в Абрамцево.

Именно творчеству все Васнецовы готовы были отдаваться без остатка, поэтому не любили тратить драгоценное время на пустые разговоры и развлечения. «И то мне некоторые говорят, отчего это я ни в какие клубы не хожу, ни в карты не играю, ни по гостям не хожу», – писал Аркадий Виктору.

А гениальные художники Виктор и Аполлинарий Васнецовы – это истинные творцы. Виктора Михайловича ещё при жизни называли народным художником: репродукции его картин «Алёнушка», «Богатыри» украшали почти каждый дом в России. Когда стоишь в мастерской Виктора Васнецова перед его картинами со сказочными сюжетами или в Третьяковской галерее перед «Богатырями», понимаешь, что в эти полотна вложен не только великий талант, но и великий труд. Их размах, их масштаб поражают.

Viktor_Vasnetsov_-_Bogatyri_-_Google_Art_Project-1.jpg

Что уж говорить о росписи православных храмов, особенно Владимирского собора в Киеве! Виктор Михайлович, конечно, был вдохновлён работой, по окончании которой воскликнул: «Собор всё-таки прекрасно вышел!». Но физически он уставал неимоверно, это был по-настоящему титанический труд: «До сих пор были всё цветки, а вот теперь начинается работа. Высота до верха купола – 20 саженей, величина головы "Христа" – три аршина и три вершка. Не правда ли – не особенно миниатюрно! Много нужно силы духовной и физической. Устаю изрядно». Роспись храмов можно назвать настоящим подвигом художника во славу Божию.

Религиозность Виктора Васнецова была не показной, а истинной. Она была у художника в крови: он сын и внук вятских священников. Отсюда знание религиозной литературы, которая прекрасно преподавалась в Вятской семинарии. Отсюда и преклонение перед старорусскими иконами, которые Виктор Михайлович собирал всю жизнь. Отсюда духовная радость при встрече Рождества, Пасхи, других церковных праздников.

В письмах братьев постоянно читаем о Боге, о посещении церкви, о значении Таинств и православного образования. Вот Александр Михайлович готовится к новоселью: «В среду приглашу знакомого батюшку Николая Орлова (товарища нашего Николая) отслужить молебен». Аркадий Михайлович в свою книгу «Русский школьник» включил не только детские художественные произведения, но и молитвы: «В самом начале первой части есть молитвы. Они для того в начало поставлены, что к молитвам простой народ относится с благоговением».

Конечно, как и многие верующие, Васнецовы в трудные минуты жизни просят в письмах о милости Божией для себя, для родных, для своей страны. Аполлинарий обращается к больному Аркадию: «На помощь в такие минуты приходит религия. Сходи в церковь, помолись. Бог всегда поможет и пошлёт утешение душе больной». Виктор Михайлович пишет сыну Михаилу в 1923 году: «Вся наша жизнь в руках Божиих, живём мы только Его милосердием; только бы помогал Господь не нарушать Его воли! Помоги, Господи!.. Я счастлив, что ты ищешь и обращаешься к первоисточнику жизни и помощи – ко Христу и Его Евангелию. Прочти 18 главу Луки, это для нас писано: молиться и не унывать».

Главное, обращаясь к Богу, все братья не уставали благодарить Всевышнего. Аполлинарий Михайлович писал: «Благодарю Бога за то, что помог быть художником, не попусту провёл жизнь на земле». Виктор Михайлович: «Есть у нас с тобой болезнь неизлечимая – старость. Но будем благодарить Бога, что он допустил нас дожить до старости! Наши родители не были бы нам в тягость, а потому и нам не следует думать, что мы тяготим нашу семью… Будем благодарить Господа за то, что Он нам посылает испытание и утешение».

5660397.jpg

Васнецовы жили по Божиим законам, их объединяли христианское отношение к ближнему и трогательная любовь друг к другу. Знаменитые Виктор и Аполлинарий Васнецовы помогали другим братьям материально. Постоянно высылали деньги на покупку дома Аркадию и Александру, на лечение Николаю и Петру, вдове и сиротам Николая.

*

Хочется привести хотя бы несколько примеров, как Васнецовы переживали, когда чувствовали несправедливость по отношению к одному из братьев. Аркадий Михайлович обижается за своего великого брата Виктора: «И прославился же ты на весь свет, между тем Россия как будто ничего не чувствует. По крайней мере, наша Вятка, родина-то твоя, хоть чем-нибудь выразила бы свою признательность к вятичу. Так, например, наш "Вятский край" хотя бы что-нибудь сказал о твоей деятельности. Так нет». А вот как сам Виктор Михайлович, всегда спокойный, мечет стрелы и молнии в тех, кто никак не может поддержать в Вятке художественный музей, созданный Арк.М. Васнецовым и С.А. Лобовиковым: «Не везёт вятчанам на музеи. Алабин положил начало великолепному городскому музею, но мудрые вятчане всё свели на нет, и пыли не осталось! Теперь то же самое. Нашлись добрые люди, пожертвовали ценные картины, начал составляться прекрасный художественный музей-галерея, а им, слепородам, и горя мало! Люди за картины большие деньги платят, чтобы устроить галерею, а им даром дают – они и рыло воротят».

Побеспокоились братья о хороших памятниках на могиле родителей: Виктор дал деньги, Аркадий в 1899 году установил: «Ездил в Рябово ставить памятники, которые были сделаны в Екатеринбурге. В общем памятники (мраморные) вышли хороши… Когда я поставил их, то почувствовал себя удовлетворённым, что наконец-то исполнил свой долг родным. Теперь уж ихние могилы не будут топтать ногами». Беспокоились братья и о бабушке Ольге Александровне Васнецовой. Правда, чаще всего о ней вспоминал Александр: «Почему-то сегодня пришло желание съездить к бабушке, не потому, что это составляло бы удовольствие, напротив, вся поездка будет лишена его; а просто родственный долг заставляет посетить старушку. Она-то уж будет очень рада и довольна». Жаль, что не знаем, съездил ли Александр в Мухино, последний приют Ольги Александровны, смог ли увидеть бабушку накануне её смерти. О.А. Васнецова умерла 1 августа 1894 года. Александр словно предчувствовал скорое приближение её кончины.

Даже о своих дальних родственницах, сёстрах Лубниных, живших в Рябово, все братья постоянно справлялись. Виктор Михайлович «милым старушкам Егоровнам» часто передавал сердечный поклон. Вот уж радовались Мария Егоровна и Мариамна Егоровна!

Братья Васнецовы очень любили своих жён и детей, ценили, берегли их, скучали в разлуке. А жёны, в свою очередь, во всём и всегда поддерживали мужей. Чтобы убедиться в этом, стоит прочитать письма Виктора Михайловича к супруге Александре Владимировне и её ответы. Аполлинарий и Александр не женились долго. Со всех сторон слышались советы, как найти избранницу. И вот в 1897 году сначала венчался Александр: «Наконец я стал семьянином, а не одинокий, бездомный бобыль. Но мало того, что я избавился от одиночества, я нашёл счастье». Ещё и Аполлинарию расписывал, как прекрасна семейная жизнь. Как только узнал, что последний из братьев сочетался браком в 1902 году, сразу ему написал: «Поздравляем тебя с вступлением в новую жизнь и от чистого сердца желаем исполнения всех надежд, всех благ, каких ты сам ждёшь от семейной жизни».

С годами всё больше в письмах жалоб, тревоги, горечи: рушится устоявшаяся, привычная жизнь в стране, старость и болезни приходят – родные и близкие уходят…

Книга «Душа моя при тебе…» будет представлена общественности по окончании карантинных мероприятий в связи с эпидемией коронавируса.

Наталья БАЖЕНОВА

Публикация газеты «Вятский епархиальный вестник»

 

 


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика