Приходские курьезы

25.11.2019

00654645-9.jpg

Многие считают, что история – это скучно, а архивные документы скупы на эмоции и подробности. На самом же деле на их страницах разворачиваются удивительные истории, которые рассказывают о трудностях и лишениях, радостях и тревогах, поразительных случаях, а подчас и юмористических ситуациях в жизни православных приходов, показывая, что люди во все времена, даже в чопорные XVIII – XIX столетия, были людьми. Посмотрим, какие приходские истории разворачивались на территории современного Донбасса.

 

Как создать приход?
Переселить в эту местность православных

В 1770-х годах на территории нынешней Горловки появляется первая православная община. Сюда пришли первые поселенцы и основали в местности у реки Лугань село Государев Байрак. Это были православные валахи (молдаване), которые указом Екатерины II были переселены в эти места. Соответственно, в скором времени, всего 30 с лишним лет спустя, здесь возник православный храм.

Строить церковь, как и жить в неосвоенной местности, было очень и очень трудно. Даже не потому что в те далекие времена не было электричества, центрального водопровода и газового отопления. О таких благах тогда никто даже и не слышал. До того, как возделать участки земли и собрать урожай, многие семьи успели умереть от голода. Оставшиеся в живых засеяли поля, собрали урожай, поехали его продавать – и столкнулись с разбойниками. Те положили в Байракском лесу поперек дороги жердь, так что никто не смел ехать дальше, пока не заплатит откуп бандитам или не отдаст всего, что вез (Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии. Том 2. Бахмутский уезд. – Екатеринослав, 1886. – С. 29, 34).

 1_546798909-7868.png

Вознесенский храм поселка Байрак

Неудивительно поэтому, что Вознесенскую церковь бедные валахи строили своими силами больше тридцати лет. Когда она была почти готова, в Государев Байрак был направлен служить священник. Но вокруг были и другие села, которые оставались без духовника. Там тоже царили нищета и разбой, причем, как выясняется из исторических документов, еще больше, чем в самом Байраке.

 

Не хочу служить в том храме

Так, в соседнем Хорошем Яру, словно в насмешку над названием этого поселка, даже убили священника. Это произошло в 1769 году. С тех пор в селе некому было служить, сообщает епископ Екатеринославский Феодосий (Макаревский) в «Материалах для историко-статистического описания Екатеринославской епархии» (Вып. 2, Екатеринослав, 1880. – С. 43-47, 57-64). Вначале туда ходил пешком священник из села Черкасского, но когда он совсем состарился и стал «слаб здоровьем», в Хороший Яр решили направить священника недостроенного храма села Государев Байрак.

Как ни трудно было выживать в Байраке, священник Феодор Друзиякин наотрез отказался переводиться в Хороший Яр по причине ужасающих условий, в которых ему бы пришлось жить и нести свое служение. В прошении в Екатеринославскую духовную консисторию от 29 сентября 1792 года он пишет:

«Как же я в селе Государевом Байраке издавна обзавелся жительством и экономиею, и церковь во оном со всем строением окончена и уже дозволено оную освятить, при коей с околичными дворов имеется более двух сот, в селе же Хорошем только 70 дворов, и находится разстоянием от Байрака в 65 верстах, и потому переходить мне в оное, лишаясь экономии и всего, крайне неспособно, а села Черкасского, к которому Хорошее принадлежит приходом, священнику по малости в своем приходе дворов и по близкому, состоящему в пяти только верстах разстоянию, исправится удобнее: того ради Екатеринославскую духовную Консисторию покорно прошу, в разсуждении прописанных резонов, оставить меня по прежнему в селе Государевом Байраке» (тот же источник).

 

Кляуза сельского писаря

В этом же прошении байракский священник сообщает о происках земского исправника и сельского писаря, которые решили сочинить на него кляузу в консисторию якобы от имени жителей села:

«Что же касается до просьбы, поданной от Байракских прихожан о нежелании якобы их меня, – то прошу о подлинности оной другому какому-либо, кроме Бахмутскаго, благочинному изследовать, ибо сочинена она и подписана заочно от прихожан, по злобе и наущению земскаго исправника, самим сельским писарем Лукьяном Ивановым и старшиною».

К сожалению, история умалчивает о том, чем закончилась эта история, удовлетворила ли духовная консистория просьбу священника. Забегая вперед, скажем, что спустя год байракская церковь была освящена.

 

Антиминс забыли

Резолюцию об освящении храма в Байраке подписал епископ Екатеринославский Амвросий 20 июля 1792 года. Он благословил «в слободе Государевом Байраке освятить новоустроенную Свято-Вознесенскую церковь и выдать для сего новый освященный антиминс» (там же). 21 августа 1792 года из консистории в Бахмутское духовное правление был отправлен указ об этом.

В скором времени епископ Екатеринославский Амвросий умирает, на его место поставляется временно управляющий Екатеринославской епархией епископ Феодосийский Иов. Спустя почти год после выданной резолюции – 30 марта 1793 года – Бахмутский протоиерей Петр Расевский решил робко сообщить в Консисторию о том, что освятить храм благословили, а выдать антиминс забыли. Наконец, 5 мая 1793 года, освященный антиминс для Вознесенского храма в Государевом Байраке был выдан.

 2_354348954305.jpg

На графическом листе С.Г. Садчикова конца XIX века
изображен Троицкий собор Бахмута

Вдумываясь в эти даты, поневоле приходишь к выводу, что расстояния между храмами в те времена были очень большими, а почтовые лошади – медленными.

Байракский храм после выдачи антиминса был освящен бахмутским протоиереем Петром Расевским и собором священников только 15 октября 1793 года. С того времени бедные валахи смогли, наконец, посещать богослужение в селе, где они жили. Первых прихожан у храма было порядка 700 жителей, а спустя столетие община выросла до 4000 человек.

 

 

Где взять храм? Построить или… привезти

1711 год – печальная страница истории. Города-крепости на юге, побережье Азовского моря, Азов и Таганрог, отданы туркам. Начались частые набеги турок и татар на города и села Донецкого края. Бахмут – город солеваров – превратился в мощную крепость. Туда решено было перевезти Троицкую церковь из сданного мусульманам Таганрога, где она больше не была нужна. Деревянный храм переехал в новооснованную город-крепость Бахмут со всей утварью и принадлежностями («Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии». – Екатеринослав, 1880 год. – с. 2).

В 1795 году образовался православный приход в слободе Железной (нынешнем поселке Новгородское города Торецка). Туда был направлен священник и спешно начали думать, как устроить храм. Строительство – дело нелегкое, поэтому жители слободы Железной купили в слободе того же уезда Епифановке готовое, по записанным сведениям, «прочное и крепкое» церковное здание и… перевезли его в свою слободу. Привезенную церковь освятили во имя святого Архистратига Божия Михаила (там же).

 3_678798090037.jpg

Старинное фото Покровского храма в Зайцево

Подобным образом возник и первый Покровский храм в Зайцево (нынешнего города Горловки). Стараниями местного активиста – зажиточного крестьянина Никиты Девятилова – деревянный храм купили в слободе Маяки Славянского уезда, и перевезли на новое место. Церковь преодолела расстояние примерно в восемьдесят километров. Тем не менее, перевезти храм с места на место оказалось легче, чем возвести новый. Позднее на месте деревянного храма построили каменную церковь.

Никита Девятилов не только помог открыть православный приход в Зайцево, но и построил за свой счет немало домов для бедных в этой слободе. В память о благотворителе часть этого горловского поселка названа Никитовкой.

 

Как в Бахмуте прихожане церковь делили

А вот в Бахмуте прихожане… не могли поделить церковь. В 1794 году большая часть их – по роду деятельности солевары – переселилась в слободу Покровскую на реке Горелый Пень, где им были предоставлены земли. Свое название эта река, берущая начало у нынешнего города Соледар, получила из-за того, что здесь проходила граница между поселениями запорожских и донских казаков. Межу своих земель они отмечали вместо верстовых столбов горелыми пнями.

Переселяясь на эти приграничные земли, солевары испросили разрешения у церковного начальства забрать деревянный Николаевский храм с собой. Меньшая же часть прихожан, оставшаяся в Бахмуте, – в обще сложности 51 двор – лишилась и храма, и духовенства, которое тоже уехало в новую слободу (на месте разрушенной при советской власти Николаевской церкви в селе Покровском в наше время начали строить храм прп. Иоанна, затворника Святогорского).

4_ASH0153.jpg 

Николаевский храм Бахмута

«Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии» красноречиво описывают бедственное положение бахмутчан, оставшихся без церкви. До ближайшего Троицкого храма было далеко, а зимой и в весеннее половодье и вовсе проехать невозможно. По этой причине жители даной части Бахмута не только редко причащались Святых Христовых Таин, но даже не могли должным образом похоронить умерших, которые в ожидании отпевания много дней оставались без погребения. Горю прихожан посочувствовали местные купцы. Они выделили на строительство храма материал (крепкие большие камни для фундамента и дубовые бревна для стен) и полторы тысячи рублей. Главным меценатом строительства стал бахмутский купец Родион Никитович Криворотов. Всего спустя три года, в 1797 году, на месте прежней была возведена новая Николаевская церковь.

 

Половодье помогло возведению нового храма

Сегодня трудно представить, чтобы разлив реки стал препятствием для молитвы. Но еще в конце XVIII века далеко не везде были мосты и дороги. Жители села Новоэкономическое, бывшие прихожанами церкви в соседнем селе Гродовка, могли попасть в храм только летом и осенью. Устав жить без церковных Таинств, они в 1799 году купили в Бахмуте готовый деревянный храм за 600 рублей и установили его в селе. Так в Новоэкономическом появилась церковь Рождества Пресвятой Богородицы.

Жители правого берега реки Бахмут по этой же причине не могли попасть в храм. «Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии» пишут: они «в слышании церковного служения претерпевают великую нужду, а паче во время полых в Бахмуте вод, в каковое время вовсе не бывает через реку Бахмут перехода, сияж водополь случается каждого года в пост святыя четыредесятницы, то в принесении по долгу христианскому покаяния бывает неудобность». К тому времени – в начале XVIII века – в городе существовала только Троицкая соборная церковь. Очевидно, когда река не разливалась, жители правого берега ходили на молитву туда. В итоге на правом берегу решили основать Покровскую церковь.

 

Почти библейская история
создания и гибели одного храма

История Покровского храма Бахмута может показаться странной и необъяснимой для тех, кто смотрит на нее поверхностным или светским взглядом. Для тех же, кто умеет разглядеть в любом событии его духовную сторону, она очень и очень поучительна.

Деревянная церковь в честь Покрова Богородицы была построена и освящена в 1732 году. Однако меньше чем за 50 лет, в 1781 году, она «как в основании своем, так и в стенах повредилась и видимо клонилась к падению». А в 1787 году, едва только священник вышел из храма после заутрени, вспыхнула и до основания сгорела. На этом несчастья прихожан не кончились. Большинство из них были солеварами. И надо же было такому случиться, что именно в этот момент вышел указ о закрытии соляных заводов. Люди спешно стали покидать обжитые места, жить и строить новый храм им было не за что. Как будто бы кто-то гнал из этого места его жителей.

 5_56576879.jpg

Покровская арка в Бахмуте

Что же произошло с храмом и людьми на самом деле? «Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии» (с. 3) за 1880 год пишут:

«По делу оказалось и выяснилось: Покровская церковь в г. Бахмуте построена и освящена 1732 года сентября 30-го дня коштом приходских людей, но преимущественно усердием, трудами и жертвами бывшаго при той церкви протоиерея Иоанна Лукьянова, церковныя утвари и сосуды, священныя облачения, иконы и книги исключительно – дар и приношение онаго протоиерея, в 1767 году, оный протоиерей, пред кончиною своею, будучи еще в твердом разсудке и при зрелой памяти, духовною бумагою завещал – из состоящей на речке Ближних Ступках о двух камнях его собственной мельницы половинную часть, со всем строением, в вечное владение оной Покровской церкви, а другую половинную часть отдал в потомственное владение той же церкви священнику Симеону Башинскому; 27 генваря 1769 года, во время неприятельскаго на Бахмут нападения, прописанной мельницы амбар неприятелями разрушен и сожжен; но священник Башинский от соловара Петра Погребняка, за состоявшие на нем в долгу церковные деньги 10 руб., взял рубленный амбар вместе с сеном, в количестве ста копен, и находившуюся при церкви школьную избу с сенцами, и из всего того строения возобновил оную мельницу и присвоил себе».

Перед нами два примера священников. Один из них основал свое дело – мельницу – и на эти средства построил храм и снабдил его утварью, что тогда, как и сейчас, стоило немалых средств. Редкий случай в то время, когда священник сам построил храм и был его меценатом. Второй же, несмотря на завещание покойного священника – устроителя церкви о мельнице, половина которой передана в вечное владение храму, присвоил ее всю себе, отобрав у прихода имущество. Более того, жертвуемые на храм деньги он отдавал прихожанам в долг и жестоко взыскивал просроченные долги, отнимая имущество у людей. О масштабах «банковской» деятельности на приходе далее пишут «Материалы»:

 «Денег церковных числилось по книгам 350 рублей, а в наличии (когда сгорел храм и велось расследование – прим.) было менее 50 рублей, так как староста раздал церковныя деньги в долг прихожанам».

Ростовщичество, как мы знаем, считалось грехом еще с ветхозаветных времен. «Если брат твой обеднеет и придет в упадок у тебя, то поддержи его, пришлец ли он, или поселенец, чтоб он жил с тобою; не бери от него роста и прибыли и бойся Бога твоего; чтоб жил брат твой с тобою; серебра твоего не отдавай ему в рост и хлеба твоего не отдавай ему для [получения] прибыли. Я Господь, Бог ваш», – говорит книга Левит (25:35-38).

Наши благочестивые предки боялись даже копейку, лежащую во дворе церкви, поднять и присвоить себе – отнять у Бога принадлежащее Его храму. Здесь же имело место хищение всей церковной собственности без остатка. Даже последний завет умершего не стал для этого препятствием.

 6_zlatoust.jpg

Храм святителя Иоанна Златоуста г. Артемовск

Кто-то, возможно, объяснит обветшание храма естественными причинами – мол, такие священник и староста жалели средств на храм, стремясь только взять, а не дать, и потому не следили за строением должным образом. Но в Писании мы читаем: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23:38; Лк. 13:35). Эти слова сказал Тот, Кто выгнал менял и ростовщиков из Храма Божия. По причине беззаконий народа такая же участь постигла и первый Иерусалимский Храм, о котором пророки предсказывали, что он станет местом запустения.

Впрочем, эта история заканчивается оптимистично: в 1795 году новый священник – протоиерей Петр Расевский – освятил на том месте новый деревянный храм, построенный из 400 дубов, а жители вернулись на соляные промыслы. Покровская церковь стала вторым по значимости храмом Бахмута (наряду с Троицким собором). Настоятелем в ней стал сын священника Симеона Андрей Башинский. При храме впоследствии даже была учреждена семинария.

Покровская церковь простояла до 1930-х годов, когда была разрушена большевиками. Сегодня о прежнем храме напоминает лишь сохранившаяся входная арка. Она признана архитектурным памятником города. На месте Покровской церкви возведен новый деревянный храм – во имя святителя Иоанна Златоуста.

 

Как обошли запрет хоронить при церкви

Странный запрет государственных властей обсуждали в Бахмуте в 1778 году. Вместо погребения на святом месте теперь предписывалось хоронить умерших за чертой города, на выгоне, где раньше пасли скот. Никто не хотел ни себе, ни своим родным и близким такой участи – быть погребенным вдали от храма.

 7_20181220114617.jpg

Всехсвятский храм в Бахмуте

В 1785 году член Бахмутского городового магистрата (управления) Иван Резников и купец Парфен Гаврилов «начали убеждать и склонять всех граждан бахмутских общими совокупными силами устроить на городском общественном кладбище деревянную церковь во имя Всех Святых». Построив храм на самом кладбище, жители Бахмута смогли обойти запрет хоронить умерших возле церквей.

 

От частых ударов молнии в храм
иконостас пришел в негодность

В 1791 году священник, диакон, псаломщик и прихожане бахмутского храма Рождества Богородицы прислали в духовное правление прошение о сооружении нового иконостаса. В нем говорилось, что прежний иконостас пришел в негодность: его деревянные украшения откололись и краски осыпались «особливо от громовых прошлых 1788 и 1789 годов двух раз ударов». Изготовив новый иконостас, первый, поврежденный молниями… продали в строящийся храм, а вырученные средства употребили на украшение церкви Рождества Богородицы.

Впрочем, она простояла недолго. В 1798 году деревянная церковь настолько обветшала, что благочинный обратился к правящему архиерею епископу Гавриилу с письменной просьбой «в вышеписанной Рождество-Богородицкой церкви упразднить священнослужение, дабы падением народа не подавила». Началось строительство нового деревянного храма. Он был освящен в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Сегодня в память об этой церкви, разрушенной большевиками, в Бахмуте построен Благовещенский храм на новом месте.

 

Как жители Бахмута
из татарского плена святыню спасли

1769 год – время последнего набега крымских татар на город-крепость Бахмут. Отряд крымского хана Калчи-Гирея осадил город, разорил близлежащие села и увел из них в плен 800 человек. Казаки, зимовавшие в крепости, нанесли поражение вражескому войску.

В захваченном татарском обозе командир казацкого отряда Ефим Дмитриевич Кутейников обнаружил список Казанской иконы Божией Матери греческого письма. Ее лик был потемневшим от времени. Неизвестно, зачем татары возили старинную икону в обозе. Возможно, захватив православный образ в числе прочих трофеев в одном из монастырей, они подумали, что тоже могут надеяться на помощь православной святыни – как видим из исхода сражения, напрасно.

8_565676879.jpg 

Макет Бахмутской крепости с храмами

Кутейников поместил икону в Троицкий собор на почетное место слева от царских врат. За этот вклад он был награжден шпагой, эфес которой украшали драгоценные камни, и земельным участком в окрестностях Бахмута (А. Курочка «История села Покровского»).

Вскоре наступил мир с татарами, и жители Бахмута, наконец, зажили относительно спокойной жизнью.

 

Про то, как чумак нашел клад
и построил храм

К бахмутским солеварням вел широкий чумацкий путь. Соль покупали или обменивали на другие товары – всюду она была в большой цене. Однажды, возвращаясь домой, чумаки (то есть торговцы-перевозчики) остановились на ночлег. Рядом расположились казаки. Познакомились, завели беседу. Среди чумаков был выходец из здешних мест, житель села Луганское Бахмутского уезда Иван Бурдун. Он рассказал собеседникам, ради чего пошел чумаковать: была у него большая мечта заработать денег и построить новый храм в родном селе, а то прежний, Николаевский, совсем обветшал.

Один пожилой казак, самый старший из всех, спросил Бурдуна, откуда он. И предложил ему больше не чумаковать, после чего отозвал в сторонку и поведал, что в молодости был не казаком, а разбойником и участвовал в грабежах обозов. Один клад с золотом он спрятал на родине Бурдуна – под плахой, на роднике. Денег хватит для того, чтобы построить храм.

По возвращении домой Бурдун выполнил совет старого казака: собрал людей, они пошли в местность Камплычку и очистили родник. Нашли и плаху. Ночью Иван взял троих родственников с ломами, они пришли к роднику. Мужчины подняли тяжеленную плаху, и Бурдун увидел горшок с золотом.

 9_ASH0004.jpg

Покровский храм села Луганское

Богатства хватило, чтобы построить церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы – самую большую в Донецком крае. Она уступила первенство лишь построенным недавно Спасо-Преображенскому кафедральному собору Донецка, Георгиевскому собору в Макеевке и Богоявленскому кафедральному собору в Горловке. Но и сейчас Покровская церковь в Луганском остается самым большим дореволюционным храмом этих мест – ее высота вместе с крестом составляет 36 метров. До высоты 18 метров церковь выложена из сланца. Строительство ее закончилось в 1898 году.

На церкви до сих пор сохранился первоначальный деревянный купол. Храм был построен народными мастерами-умельцами настолько искусно, что со дня своего основания и до 2000-х годов не нуждался ни в каком ремонте. Ремонтные работы в храме впервые были проведены лишь в 2006–2008 годах.

Эта удивительная история – не легенда. В храме до прихода советской власти хранился горшок, в котором нашли клад. Старожилы села его хорошо помнят. Основателю храма посвящена роспись с изображением всей семьи Бурдуна на стене церкви с левой стороны. После грандиозного строительства самого большого в крае храма в горшочке Ивана Бурдуна оставалось еще достаточно денег. Он употребил их умело и из простого крестьянина стал богатым купцом.

 

Из-за неурожая исчезла церковно-приходская школа

Урожай – дело серьезное и сегодня, что говорить об экономике того времени? Фактически это была вторая «валюта» в селе, если не первая… Из-за того, что в огородах как-то раз ничего не уродилось, в селе Святогоровка нынешнего Добропольского района перестала существовать церковно-приходская школа. Впервые она появилась на Успенском приходе в 1882 году и содержалась за счет крестьян, которые учили там своих детей и обеспечивали школу всем необходимым. В том числе часть их пожертвований шла на оплату труда учителя (Екатеринославские епархиальные ведомости. Отдел официальный.-№ 6, 1886, 164).

 10_466878980909.jpg

Успенский храм в Святогоровке

В документах 1884 года упоминается имя одного из первых учителей святогоровской школы. Им был Яков Феодосьев. В 1885 году его на этом посту сменил Константин Домовский. Учителем он пробыл только один год и уже в 1886 году уволился по собственному желанию, скорее всего, из-за прекращения финансирования школы. Святогоровская церковно-приходская школа просуществовала недолго. Согласно «Отчету о состоянии школ грамоты и церковно-приходских школ» 1886 года, школа в селе обозначена как недействующая. Закрытие ее связано с неурожаем 1886 года. Из-за этого крестьяне не смогли содержать школу и вынуждены были ее закрыть.

Вообще с урожаями в Святогоровке было очень плохо. В 1891 году школа снова была открыта, но проработала лишь один учебный год – в очередной раз не уродились ни кабачки, ни тыквы, ни картофель. И все же эта история заканчивается оптимистично. Всего школа в Святогоровке закрывалась три раза, а открывалась – четыре (Екатеринославские епархиальные ведомости. Отдел неофициальный. –№ 5, 1893, 18), просуществовав затем до самой революции.

 

Битва за урожай

Иногда между духовенством даже возникали споры за урожай. На Успенском приходе в селе Святогоровка после смерти одного из священников – отца Иоанна Запорожского – в 1875 году его дети хотели собрать урожай, который остался от отца на церковной земле. Однако новопоставленный священник Александр Дмитриевский решил претендовать на эту землю и уже засеянное поле.

 10_435676879809-0-6767879.jpg

Земли Успенского прихода в Святогоровке. 1830 год

Спор решили тем, что обратились к епархиальному начальству. Правящий архиерей установил правило, согласно которому началом сельскохозяйственного года считалось 1 сентября. До этого дня урожай на церковном участке должен принадлежать тем, кто его посеял, и только с 1 сентября земля переходила к новому пользователю (Екатеринославские епархиальные ведомости. Отдел официальный. -№ 16, 1875, 332).

 

Когда служба подошла к концу,
ее решили продлить,
потому что прихожане только пришли

Через добропольское село Святогоровку проходил крестный ход с чудотворной иконой Божией Матери «Самарской». Он двигался из Новомосковска в Бахмут.

Переход был очень тяжелый, не в пример нынешним крестным ходам: во-первых, верующие должны были за день проходить расстояние в 21 версту (более 22 км), во-вторых, в тот день поднялся очень сильный ветер, который нес по степи пыль. Несмотря на это, участники крестного хода прибыли в Святогоровку вовремя.

Возле храма их встречали. Для святыни уже была устроена высокая площадка, декорированная разноцветной тканью, на ней высилась арка, украшенная ветками хвойных деревьев.

Отец благочинный произнес речь. За ним выступил местный хор под руководством псаломщика Иоанна Славгородского. Припев к акафисту вместе с хором пели все священники, выходило очень торжественно.

Началось всенощное бдение. Однако закончить службу сразу не получилось: когда богослужение уже почти подошло к концу, к иконе стали подходить шахтеры, которые работали рядом с селом на рудниках Бродского; у них только закончился рабочий день. Было принято решение… продлить службу, чтобы дать возможность шахтерам подольше помолиться у чудотворного образа (Екатеринославские епархиальные ведомости. Отдел официальный. – № 9, 1916, 148).

 

Как священники с сектами боролись

В 1890 году в селе Святогоровка нынешнего Добропольского района появилась группа «сектантов» из десяти человек. Сегодня в понятие «секта» вкладывается несколько иной смысл, но в официальных документах XIX – начала ХХ века «сектантскими» называли все религиозные организации, которые не принадлежали к Православной Церкви. К сожалению, документы не сообщают, к каким именно общинам принадлежали эти люди. Самыми распространенными «сектами» в Екатеринославской губернии во второй половине XIX века были баптисты, штундисты, шалопуты, раскольники-старообрядцы. 

С распространением этих течений боролись: «сектантов» не принимали в потребительские общества, запрещали им пропаганду своей веры и создавали специальные миссионерские комитеты, через которые пытались с помощью проповедей и назидательных бесед вернуть их в Православие.

 12_fdwsfedjhf.jpg

Приход в Святогоровке сегодня

16 сентября 1890 года был создан Гришинский миссионерский комитет в составе председателя – священника Иоанна Домовского – и членов: священников Феодора Котляревского, Михаила Степанова, Феодосия Желтоногова, крестьян Антона Палиенко, Константина Козлова, Якова Терхунова. Среди членов этого комитета священник села Святогоровка Феодосий Желтоногов присутствовал неслучайно: в его селе также были сектанты.

История Гришинского миссионерского комитета была недолгой, по документам нам известно только два протокола выездов членов этого комитета для борьбы с сектантской деятельностью. Тем не менее, согласно документам второй половины 90-х годов XIX века, сектантов в Святогоровке уже не было (Екатеринославские епархиальные ведомости. Отдел официальный. – № 24, 1890, 482).

Почти все приходы, сведения о жизни которых приводятся в этом материале, существуют и сегодня. Они продолжают писать свою историю, в которую вливаются скорби и радости народа, его горести и достижения. Главное, чему учит эта история, – рядом с храмом Божиим всегда легче пережить нужду, быстрее уходят печали и светлее становится радость.

Мария ЦЫРЛИНА

Публикация сайта Горловской епархии

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика