При поддержке Управления делами Московской Патриархии

От богадельни до ткацких станков

08.11.2018

2018-11-07_16-46-17.png

Словосочетание «социальное служение» можно назвать новым термином, свойственным начавшейся четверть века назад эпохе возрождения церковной жизни после семидесятилетних гонений. Однако понятие это не новое, и в прошлые века в монастырях и на приходах активно помогали нуждающимся, учили грамоте, заботились о христианском просвещении, опекали сирот и немощных. Особое развитие эти направления деятельности получили в рамках православных братств, которые действовали под руководством священнослужителей. Как выглядело в прошлом социальное служение духовенства? Проследим это на примере Калужской губернии.

 

В 1917 году не только поменялся строй, власть в России, но и было положено начало изменению привычных традиций, характерных для православного Отечества – постепенно они начали утрачиваться с введением новых законов власти советов. Касается это в полной мере и традиций социального служения духовенства, во многом проявлявшегося церковной благотворительностью, организацией деятельности Православных братств и обществ, оказанием помощи бедным и сирым, милосердием.

Как известно, с первых шагов законодательной деятельности новой власти Церкви было запрещено заниматься какой­либо благотворительностью. Под удар были поставлены благородные деяния как духовенства в целом, так и каждого пастыря в отдельности. Распоряжения новой власти, ее законодательные акты в период трагических событий сложного времени усугубляли сложившуюся ситуацию, которая не облегчала жизнь народа: пополнялась армия голодных, беспризорных, нищих, разоренных войной и революцией.

Несмотря на запрещения властей и после революций 1917 года Церковь пыталась продолжать дело благотворительности и социального служения. Объемы и возможности помощи нельзя было сравнить с тем, что было до 1917 года. Не исключением в этом стала и благотворительная деятельность Церкви в Калужской епархии. До 1917 года там прихожане получали помощь в православных попечительствах и братствах, находившихся при городских и сельских церквах. Существовали в течение многих лет церковно­приходские школы и богадельни.

Участие духовенства в благородном деле служения своей пастве через благотворительность может быть представлена через различные формы благотворительности: личную благотворительность, общественную и церковную.

Личная благотворительность проявлялась в пожертвованиях, дарениях в нуждающиеся приходы икон, облачений и прочего. Можно привести много примеров, когда представители духовенства, члены их семей передавали личные средства для благоукрашения храмов, предоставляли помещения в своих домах для церковно­приходских школ, заказывали иконы на личные сбережения или передавали семейные иконы в приходский храм. Частыми были дарения служебных книг в церковь или духовно­нравственной литературы в церковную библиотеку либо библиотеку церковно­приходской школы.

Так поступали не только городские священники из приходов, где проживали состоятельные горожане, но и сельские батюшки. В числе таких благотворителей можно назвать протоиерея Иакова Покровского из Христорождественского храма в селе Карамышеве, дочерей отца Иоанна Бунакова из этого же храма и многих других. Такие дела личной благотворительности не были редкими.

Страницы истории Калужской епархии показывают, что в отдельных случаях настоятель храма мог выступить в качестве храмоздателя. Конечно, это исключение из правил, но нельзя не упомянуть про протоиерея Стефана Иванова из храма Рождества Богородицы – (Никитского) в Калуге. Этот пастырь на личные деньги построил храм в селе Воскресенском, на своей малой родине.

С древних времен повелось, что духовенство служит делу христианской благотворительности как священническим научением, так и личным примером. В надгробном слове святителю Василию Великому святитель Григорий Богослов приводит примеры не только личных благодеяний святителя Василия, но и организации им церковной благотворительности: во время жестокого голода святитель словом и увещанием подвиг имущих открыть свои хранилища. Калужские священнослужители, в свою очередь, активно делали личные пожертвования при создании в Калуге общества помощи бедным «Копейка». Своим примером они склоняли и прихожан к участию в этом благом деле.

Огромную роль играли в свое время церковноприходские православные братства и попечительства. Создание их во второй половине XIX века произошло на новой волне активного создания братств непосредственно при городских и сельских храмах. Это было связано с возрождением старых традиций – так писали в прессе 60­х годов ХIХ века, когда на правительственном и синодальном уровне было обращено большое внимание на возможности использования деятельности православных братств в целях служения нуждам и пользе Православной Церкви.

Очень подробно была освящена история этого вопроса и в издававшихся в тот период энциклопедиях, в частности, в энциклопедии Брокгауза и Эфрона. Указывалось, что церковные братства «в своем развитии прошли несколько ступеней; по своей основе и по своему происхождению это учреждения одного типа с древними северо­восточными братчинами». Приводились примеры Иванской купецкой братчины в Новгороде (1134 г.), Русской Полоцкой (1159 г.), Псковской и других. В тех же источниках подчеркивалось, что «подобно братчинам, … братства сосредотачивались около приходского храма, о благоустроении которого заботились и престольные праздники которого справляли особенно торжественно».

Появление церковных братств именно в 60­е гг. ХIХ века было обусловлено тем, что в этот период «латинско­польская пропаганда вновь временно усилилась в западных губерниях». В 1864 году были приняты и опубликованы важные документы: «Проект основных правил для церковных братств» и распоряжение Святейшего Синода (К руководству) «Об основных правилах для учреждения православных церковных братств». «Калужские епархиальные ведомости» ознакомили своих читателей с ними в апреле и сентябре 1864 года. Помимо этого, печатались уставы православных братств при церквах других епархий.

Первое церковное православное братство в г. Калуге было открыто в храме Георгия за верхом. Постепенно благодаря деятельности духовенства количество их увеличилось.

Часто для статистических показателей выбирается 1913 год. Архивные документы позволяют обратиться к статистическим данным именно этого года. Ведомость о числе и деятельности церковно­приходских попечительств и братств Калужской епархии за 1913-й показывает, что в Калуге из общего числа 27 приходских церквей восемнадцать имели церковно­приходские попечительства, а четыре храма – церковные православные братства. Это цифры из отчетов только по губернскому городу Калуге.

Документальные отчеты позволяют отследить и основные расходы попечительств на благоукрашение и построение храмов, церковно­приходские школы, пособие бедным, выписку журналов, книг и брошюр, вообще на дело благотворительности, на заимообразные выдачи.

Подобным образом формировались и расходы православных церковных братств. Их составляли средства на благоукрашение храмов, содержание приходских школ, пособия, выписку периодики и приобретение книг, займы на неотложные нужды прихожан и другие денежные выдачи, а также различные мелке расходы. Такие отчетные сведения были включены в общий епархиальный отчет о деятельности православных попечительств и братств Калужской епархии. Отчет был направлен в Синод и до настоящего времени хранится в фонде Синода Российского государственного исторического архива в Санкт­Петербурге.

Таким образом, документы позволяют составить общую картину о благотворительной деятельности в тот период. В отчетах по храмам есть некоторые уточнения по расходам за год: церковь Космы и Дамиана – бедным к Пасхе и Рождеству, на ремонт школы, сторожу школы; Спасо­Преображенский за верхом – бедным прихожанам вспомоществование к праздникам Пасхи и Рождества Христова; Покрова на рву – раздача бедным к праздникам, уплачено за муку; Иоанна Предтечи при бедности приходского населения только одна цель – пособия нуждающимся прихожанам; Богоявленская – помощь бедным и призреваемым лицам деньгами, мукой.

Как известно, успешная деятельность братств и попечительств калужских храмов связана с именами многих известных пастырей. Например Одигитриевское попечительство – с протоиереем Иродионом Воронцовым и позже – священномучеником Иоанном Сперанским, который был не просто сторонником учреждения попечительств и братств, но и на деле активно участвовал в их создании и совершенствовании деятельности на благо бедных прихожан, которым требовалась постоянная помощь для поддержания духа и тела. С 1907 года в новом здании при Одигитриевском храме Калуги размещалась богадельня и церковно­приходская школа. Исключительным является тот факт, что даже в 1918 году богадельня при этом храме еще существовала.

На первом месте служения – при Успенском храме села Озерского – отцом Иоанном Сперанским было создано «братство во имя святителя Николая Чудотворца с благотворительною и просветительскою целью». Братство играло важную роль в духовном просвещении прихожан, повышении их культурного уровня, изменении досуга, в пропаганде народной трезвости. Существенная помощь оказывалась бедным прихожанам за счет пожертвований. На средства Никольского братства была открыта библиотека­читальня, а также чайная в предоставленном местным земледельцем Н.В. Писаревым доме.

Отец Иоанн Сперанский со своими единомышленниками старался улучшать жизнь простых людей. С помощью благотворителей были приобретены станки­самолеты, которые существенно улучшали качество ткацких изделий. Благодаря его ходатайству в министерство земледелия в село Озерское командировали В.А. Долино-Добровольскую, обучившую в короткий срок работе на новых станках 26 человек. Как указывалось в одном из сохранившихся источников, «за сим братство святителя Николая заказало самолетские батаны с челноками и бердами для раздачи их обучившимся, и выписан запас берд и челноков из Москвы, а также берда для тканья подпруг из Костромской губернии». В 1895 году на Калужской выставке большая серебряная медаль министерства финансов была вручена «братству святителя Николая за улучшение ткацкого промысла распространением ткачества на самолетских станках».

Совет озерского братства неоднократно организовывал при библиотеке­читальне для всех желающих беседы по пчеловодству, приглашая для этого по согласованию с министерством земледелия Л.А. Потехина, автора многих сочинений по данной теме. Объявления о проведении этих бесед помещались в православной периодической печати заранее, чтобы посетить их могли не только прихожане Успенской церкви Озерского. В публикациях указывалось: «В особенности эти чтения принесут пользу тем лицам, которые пожелают ознакомиться со всеми новейшими усовершенствованиями в пчеловодческом деле».

Приведенные примеры являются малой частью работы священника И. Сперанского и озерского братства по улучшению жизни простого народа. Следует отметить, что именной список братства святителя Николая благодаря энергии отца Иоанна Сперанского включал многих известных людей того времени. Назовем лишь некоторые фамилии: К. П. Победоносцев – обер­прокурор Святейшего Синода, протоиерей И.И. Сергиев (святой праведный Иоанн Кронштадтский), граф И.И. Воронцов-Дашков, С.В. Перлов и др. После переезда в Калугу отец Иоанн оставался в совете братства до 1903 года.

С именем протоиерея Иоанна Соколова связана деятельность православного братства при Успенском храме Калуги. Сорок два года неразрывно связаны с участием этого братства в приходской жизни. Оно действовало с 1872 по 1917 год. Средства братства шли на содержание богадельни, церковно­приходской школы, помощь бедным. Устав данного братства предусматривал оказание помощи деньгами и продуктами только тем, кто действительно находился в тяжелом материальном положении. Братчики ставили своей целью в благотворительной деятельности поддержку тех, кто в силу слабости здоровья или других причин не может себя обеспечить, но не злоупотребляет обращениями о помощи.

Приведенные здесь отдельные примеры благотворительности и социального служения до 1917 года только приоткрывают летопись участия священнослужителей в этом благородном деле. Но и по этим отдельным примерам можно судить о том, как подвижнически служило духовенство на ниве помощи ближним. В настоящее время идет возвращение к прежним традициям, характерным для Русской Православной Церкви в дореволюционной России.

В основе публикации –
статья Елены МЕТАЛЬНИКОВОЙ
в журнале Калужской митрополии «Православный христианин»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓