RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

«Школьное» братство

20.06.2018

675678.jpg

В сознании многих синодальный период жизни Русской Церкви – это время, когда все делалось только по указке сверху, начиналось и заканчивалось государственной волей. Однако достаточно вспомнить историю православного трезвенного движения или дома трудолюбия, столь важное развитие получившие благодаря трудам отца Иоанна Кронштадтского, а также создание братств для религиозного просвещения, социальной работы, обучения детей и взрослых – все эти начинания, получившие поддержку священноначалия, начались со стремления одного или нескольких священнослужителей либо мирян сделать что-то полезное и нужное для ближних. Одной из таких инициатив стало создание в конце XIX века в Тверской губернии Братства святого великого князя Михаила Ярославича, одним из важнейших направлений деятельности которого стало развитие церковно-приходских школ.

 

От библиотек до иконописи

Созданное в 1884 при кафедральном соборе Твери Братство святого великого князя Михаила Ярославича не только учреждало и поддерживало церковно-приходские школы, но и способствовало открытию внебогослужебных чтений и собеседований по предметам веры и нравственности христианской как в храмах, так и вне их. Чтобы книги душеполезная литература стала доступной не только для жителей относительно крупных городов, братством учреждались разных местах епархии книжные склады.

При этом образовательная деятельность не ограничивалась религиозными вопросами – под руководством братства проходили для простого народа чтения по самым разным отраслям знания. Именно Братство святого великого князя Михаила Ярославича, поставившее себе одной из целей содействовать умножению и расширению церковных библиотек, учредило в Твери публичную центральную братскую библиотеку.

Не обошли братчики вниманием и церковное искусство: по поручению епархии Братство наблюдало за правильностью иконописи и заботилось об устройстве иконописных школ, образцовых иконописных мастерских, а также заботилось об улучшении чтения и пения в церквях, организуя певческие хоры, и подготовляло регентов и хороших церковных чтецов.

Войти в Братство могли православные люди вне зависимости от званий, общественного положения, пола и места проживания. В числе его почетных членов были епархиальный правящий архиерей, тверской губернатор и губернский предводитель дворянства.

 

Братский взнос

Для столь широкой деятельности требовались немалые средства. Откуда они брались? Прежде всего, из взносов самих членов Братства, пожертвований от церквей и монастырей, а из сбора в кружку Братства, которая во время братского праздника обносилась по церкви.

Любой человек, давший согласие вносить в кассу Братства ежегодно не менее 25 рублей, получал право на звание почетного члена; вносивший же не менее трех рублей в год, считался действительным членом. Братчики, давшие обязательство вносить ежегодно по 1 рублю, получали звание соревнователей Братства. Почетные и действительные члены пользовались в общем собрании голосом решающим, а члены-соревнователи – совещательным.

Заведование делами Братства возлагалось на Совет и на общее собрание всех членов Братства. Епархиальный архиерей председательствовал как на заседаниях общего собрания, так и на Совете Братства. Совет Братства состоял из председателя, 5 членов, секретаря и казначея. Члены Совета, секретарь и казначей избирались на общем собрании закрытым голосованием на 3 года. Все должностные лица Братства исполняли свои обязанности бесплатно, но общее собрание могло назначать и денежное вознаграждение за особые поручения.

Совет заботился главным образом о достижении заявленных Братством целей, заведовал всеми учреждениями Братства, приглашал к посильной деятельности лиц, способных потрудиться на пользу Братства, и заботился об увеличении братских средств.

Для соблюдения однообразия в действиях и для проверки деятельности членов Братства по предметам Совет поручал время от времени избранным им членам Братства посещать некоторые местности губернии и собираемые при этом сведения и заметки представлять через Совет на благоустройство Братства. Все расходы Братства производились не иначе как по определениям Совета.

Совет Братства через своего председателя взаимодействовал по братским делам со всеми лицами и учреждениями. Совет созывался председателем по мере надобности и во всяком случае не менее одного раза в месяц. Принадлежащие Братству процентные бумаги и наличные деньги хранились в Тверском отделении Государственного банка.

Члены братства, не вошедшие в состав Совета, могли являться (без права решающего голоса) на заседание Совета и заявлять свои мнения об улучшениях в деятельности братства. Совет, обсудив эти предложения и признав их полезными, делал сам соответствующие распоряжения или в случае недостаточности полномочий представлял на усмотрение общего собрания. Общие собрания членов Братства были очередные, созываемые ежегодно, и экстренные, созываемые председателем по постановлениям Совета или же по требованию не менее десяти почетных и действительных членов Братства.

 

Школьное дело

Одним из важнейших аспектов деятельности Братства было заведование церковно-приходскими школами.

Поначалу на всем пространстве Тверской епархии с населением около двух миллионов человек насчитывалось только двадцать таких школ, и находились они в довольно жалком положении, не имея ни официального положения, ни определенной организации учебного курса, ни программ и учебных пособий. Церковно-приходские учебные заведения были совершенно лишены были средств к существованию и держались на энтузиазме тех духовных лиц, которые, исполняя свои пастырские обязанности, принимали также на себя труд обучения крестьянских детей. Помещались школы в церковных сторожках, нередко душных, дымных и угарных.

До 1887 года незначительные пособия из церковных сбережений употреблялись только на некоторые школы, каждый раз с особого разрешения епархиального начальства. Но по ходатайству Совета Братства Тверской владыка разрешил церквам, где позволяли средства, употреблять на содержание местной школы до 50 рублей, не спрашивая каждый раз разрешения.

678785.jpg

Уже за первый год деятельности Братства святого князя Михаила Ярославича число церковно-приходских школ увеличилось с 20 до 76. В 1886 году их было уже 111, в 1887-м – 124. Через десять лет после учреждения Братства в Тверской губернии насчитывалось уже 250 таких учебных заведений, и поступали все новые заявки на открытие школ.

Под руководством Братства и при его материальном содействии быстро одно за другим начали воздвигаться школьные здания, так что в 1897 году 195 церковно-приходских школ имели специально для них построенные дома, а многие – совершенно отдельные помещения в перестроенных и приспособленных для учебных занятий церковных сторожках.

 

Учительская служба

С развитием церковно-школьного дела постепенно улучшался образовательный ценз учителей. В первые годы существования церковноприходских школ нередко можно было встретить на учительской службе лиц, не только не окончивших курсов духовной семинарии, но и даже с духовно-училищным образованием. Но затем ситуация изменилась, и в 1908 году учительский персонал церковно-приходских школ по образовательному цензу выглядел следующим образом: 292 лица (около 36%) с полным средним образованием; 273 (около 34%) – со званием начального учителя или учительницы; 16 (около 2%) – со специальным педагогическим образованием; 74 (около 9%) – со званием учителя школы грамоты; 161 (около 20%) – не имеющих педагогической правоспособности. Относительно последней категории учителей необходимо заметить, что это были преимущественно учителя школ грамоты или учительские помощники и помощницы церковно-приходских школ.

Шесть раз в Тверской епархии в летнее каникулярное время Братством под общим руководством епархиального наблюдателя проводились курсы для учителей и учительниц церковно-приходских школ. Свыше 500 педагогов на этих курсах слушали методические разъяснения по предметам начальной школы, видели «типичные» уроки руководителей, сами занимались во временных начальных школах, знакомились с церковными напевами и с приемами преподавания пения в детских учебных заведениях.

565784.jpg

 

Школьное воспитание

Отчеты наблюдателей свидетельствовали, что воспитательная сторона церковных школ была поставлена надлежащим образом. Ученики церковно-приходских учебных заведений в преобладающем своем большинстве обращали на себя внимание скромностью, почтительностью и выдержанностью.

«Доброе, "воспитательное" направление сохранило церковные школы Епархии во время беспорядков недавно пережитого тяжелого времени: учащие и учащиеся церковных школ остались, за немногими единичными исключениями, верными своему назначению», – отмечалось в оной из публикаций «Тверских епархиальных ведомостей» за 1909 год.

 

Прерванный полет

За 33 года своего существования Братство сделало очень многое для жителей Тверской губернии. Оно учреждало и поддерживало церковно-приходские школы, обеспечивало школы всем необходимым: денежными средствами, учебными принадлежностями, книгами, стало центральным регулирующим и направляющим органом церковно-школьного дела в Тверской епархии.

В 1914 году Совет Братства представил отчет о своей деятельности, в котором говорилось, что на тот момент в Тверской епархии числилось 527 одноклассных церковно-приходских школ, в которых обучалось 27 365 человек, в том числе 15 294 мальчика (58%) и 12 071 девочка (42%). В школах преподавало 542 законоучителя из числа лиц духовного звания. Учителей было 746 человек, из них 24 – члены причта, а 722 – светские лица. Причем и тогда подавляющее большинство среди учителей начальной школы составляли женщины – около 70 процентов.

Последние сведения о деятельности Братства удалось найти в еженедельном журнале «Тверские епархиальные ведомости», где был опубликован отчет, в котором говорилось, что в 1915-1916 учебном году одноклассных церковно-приходских школ было 504, двухклассных – 13, то есть в общей сложности 517 школ, в которых преподавали 730 учителей.

После 1916 году больше не встречается никаких упоминаний о Братстве святого благоверного великого князя Михаила Ярославича, но есть все основания полагать, что оно было распущено после принятия 23 января 1918 году советским правительством декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви».

В основе материала –
статья В. А. Симоры,
опубликованная сайтом Тверской епархии

Работа представлена кафедрой теологии
Тверского государственного университета

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓