При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Брак в России – через изломы эпох

15.01.2018 342566.jpg

После Рождественского поста по традиции на Руси начиналась пора свадеб. Как изменялось отношение к церковному браку в стране в XX веке, вместившем два великих слома эпох, и каким оно стало сейчас?

Двадцатый век в истории России хронологически включил в себя три эпохи: это императорская, «старая» Россия, с ее традиционностью, к концу эпохи все более формализованной и выхолощенной; советский период с контролем государственной машины над всеми сторонами жизни и новейшая, «демократическая» эпоха, начавшаяся после распада Советского Союза. В каждой из них институт брака изменялся, трансформировался, соответствуя эпохе, и в то же время никак не мог «избавиться» от наследия прошлого.

Переходы от одного периода к другому сопровождались масштабными – без преувеличения сказать – геополитическими трансформациями: начало века было ознаменовано Первой мировой войной, революцией 1917 г. и гражданской войной, определившими течение истории России в XX столетии; конец – распадом Советского Союза. Каждый из периодов, несмотря на преемственность, знаменовал собой действительно иную эпоху, после слома которой восставала другая, могущая поразить своей «инаковостью», если не враждебностью, в сравнении с предыдущей.

Через пламя революции и гражданской войны взгляд историка все же проникает в царскую эпоху и видит разительные отличия России советской от России императорской. Современность, хотя и не столь значительно – ибо она не уничтожала советское прошлое в тех масштабах, в которых коммунисты строили «светлое будущее» на развалинах старого мира – все же существенно отличается от России эпохи большевиков.

 

Брак в дореволюционной России

Что представляло собой заключение брака в царский век дореволюционной России? До 1918 года гражданской регистрации брака не существовало, признавались только его религиозные формы. Для православных бракосочетание происходило в храме, и выдаваемый по требованию документ признавался и церковной, и гражданской властью. Сегодня во многих странах также нет этой разделенности, и выдаваемое Церковью свидетельство является документом, признаваемым государством. В современной России церковный и гражданский брак представляют собой различные, отдельные друг от друга церемонии и институты.

В XIX – начале XX веке заключение брака в нашей стране было связано с определенными бюрократическими процедурами. Пара, желающая совершить бракосочетание, испрашивала благословение у местного священника. При желании венчаться на другом приходе им следовало получить документ от священника храма, к которому они относились, где бы говорилось об отсутствии препятствий к заключению брака. По законам Российской империи, лица, состоящие на военной или гражданской службе, не имели права вступать в брак без письменного согласия своего начальства. Таковые предбрачные сведения о женихах и невестах излагались чаще всего в виде т.н. «свидетельств», выдаваемых по просьбе жениха или невесты для духовенства того храма, в котором предполагалось совершение венчания (см. иллюстрацию ниже).

1SZrT_x-mCw.jpg

Указание в документе на первый брак обусловлено особенностями гражданских законов того времени, связанных, в данном случае, с церковными канонами. Свидетельство было дано причту Градо-Тобольской Никольской церкви в том, что М. Иванову «дозволяется вступить в 1-й законный брак <…> буде со стороны духовной не встретится к тому какого-либо законного препятствия». Чинопоследования брака в случае первого его заключения либо второго существенно отличаются: во втором случае совершается «Последование о второбрачных». Наконец, если третий брак еще разрешался в Российской империи, то четвертый запрещался безусловно.

Тех, кто в силу профессии не имели четкой принадлежности к тому или иному приходу – например, военных – обычно венчали священники, на территории приходов которых они проживали. Определением Святейшего Синода браки офицеров совершались только по письменному разрешению их начальств. Тем не менее, брак, совершенный без письменного согласия, признавался законным и не подлежал расторжению. Но лица, вступившие в такой брак, должны были понести наказание: строгий выговор с внесением в послужной список. Нижним чинам, состоящим на обязательной военной службе, брак запрещался, в т.ч. при нахождении в отпуске, даже продолжительном.

Как видно из документов, разрешение на брак требовалось и от светской, и от церковной власти. Со стороны первой уточнялся ряд моментов, например, не подлежит ли жених мобилизации и проч. Выяснением церковного допуска занималась Духовная консистория, ориентируясь в т.ч. на сведения настоятеля храма, прихожанами которого являлись брачующиеся. Брак считался законным в том случае, если при его заключении, с одной стороны, будут выполнены все необходимые условия, с другой – не будет предусмотренных законом препятствий ко вступлению в брак.

Для действительности брака требовалось соответствие целому ряду условий: законный возраст (до 80 лет); физиологическая и психологическая способность к супружеству; отсутствие близких родственных отношений (после четвертой-седьмой степени родства); свободное согласие на брак жениха и невесты, родителей, а также в определенных случаях – начальства; отсутствие связи с другим лицом; государственная и общественная правоспособность к заключению брака. Религиозными препятствиями являлись: священнический сан, монашеский обет, различие вероисповедания и религии.

Одним из законных препятствий к браку являлся прежний «не прекратившийся брак». Брак считался прекратившимся либо вследствие смерти одного из супругов, либо расторжения брака. Видимо, ввиду этого закона и было указано в приведенном ниже «Удостоверении» о том, что жених Иван Егоров холост: «от тобольского Городового мещанского управления дано сие <…> Ивану Егорову Шананину и мещанской дочери Юлие Пушниковой в том, что первый холост, а последняя девица <…> на вступление их в брак никаких препятствий <…> не имеется».

HjZBncci-sA.jpg

Несмотря на ряд формальностей, браки в Российской империи успешно заключались, и процент разводов был минимален (1-3%). К примеру, по всей Тобольской епархии в начале XX века разводов совершалось в среднем 30-40 в год. При этом за военный 1916 год было заключено 1546 браков только в одном Курганском уезде, в губернии же было десять уездов.

Справедливости ради следует указать на неоднозначность данного вопроса. Во второй половине XIX – начале XX в. проблема излишней процессуальности предбрачной подготовки и семейного права вообще (в т.ч. разводов) широко обсуждалась в российском обществе. Известный философ В.В. Розанов писал, в т.ч. ввиду личной трагедии, о трети всех детей в Петербурге, являвшихся незаконнорожденными, так как оформить официальный развод в Российской империи было чрезвычайно сложно.

 

Брак при советской власти

Приход к власти большевиков ознаменовал новый период во взаимоотношениях Церкви, общества и государства. 18 (31) декабря 1917 г. Декретом ВЦИК и СНК церковный брак признавался недействительным, все акты рождения, брака и смерти отныне находились в ведении исключительно государственной власти. Бракосочетание по церковному чину лишалось юридической силы; верующим предоставлялось право принимать церковное благословение после регистрации брака в государственных органах. Этот декрет был назван Церковью «полным пренебрежением к требованиям христианской веры и попиранием святости брака».

Сама процедура оформления семейного союза в начале советского периода была предельно простой: брачующиеся письменно, либо словесно (!) подают заявление в управу, дают подписку об отсутствии у них препятствий, предусмотренных Декретом, после чего событие заносится в книгу записей браков. После этого брак объявляется заключенным.

Таким образом, вместо бывшего ранее венчания установилась регистрация гражданского состояния, упрощенная до такой степени, что не вызывало сложностей в один день пройти и регистрацию, и расторжение брака. Позже советской властью был осознан факт того, что доходящее до примитивизации упрощение заключения брака способствует легкомысленному к нему отношению. Создание же нового государства немыслимо без формирования его основной ячейки – семьи. Наконец, немалое количество людей по традиции стремилось совершить венчание в Церкви. Согласно переписи 1937 года более половины населения от 16 лет и старше заявили о своей принадлежности к категории верующих людей.

Отметим, что перепись не была анонимной, а 1937-й был самым страшным годом гонений на верующих в СССР. При рассмотрении церковного календаря видно, что практически на каждый день приходится память кого-либо из новомучеников, и дата смерти †1937 – самая распространенная.

Таким образом, люди заявляли о своей принадлежности, вполне осознавая угрозу для жизни. Данные переписи показали следующее: двадцать лет активной борьбы с религией, ее уничтожения, в том числе в сознании людей, закончились неудачей подобной политики. Результаты переписи были признаны дефектными, данные засекречены (их опубликовали только в 1990 году), руководители арестованы и расстреляны.

Руководство нового государства осознало проблему и взяло курс не на уничтожении религии, но на ее замещение в сознании и жизни народа. Идеологию православной державы было необходимо заменить – и это было сделано – на идеологию коммунизма, а нравившееся народу последование венчания было определенным образом «секуляризовано». В стране началось строительство «Дворцов бракосочетания», вводился определенный церемониал: обмен кольцами (эпизод церковного обручения), свидетели (как на венчании), присутствие родственников, музыка (аналог церковного пения), нарядные одежды. Сотрудница ЗАГСа, в длинном величественном одеянии задающая вопросы «согласны ли вы…», также является копированием эпизода венчания. Наконец, белое свадебное платье – символ чистоты невесты, отброшенный в начале советского периода, – появилось вновь. Таким образом, церемониал государственной регистрации брака во многом внешне повторял последование Таинства венчания.

56537.jpg

Однако в советском обществе возникла проблема почти неограниченной возможности новых браков и новых разводов. Упрощение бракоразводных процессов, бывших крайне сложными в императорской России, не сыграло ожидавшейся положительной роли. К браку в целом в советский период стали относиться все же проще, чем в предыдущую эпоху дореволюционной России.

 

Брак в современной России

Окончание советского периода и выход Церкви «из подполья» ознаменовал и все увеличивающийся интерес людей к церковным Таинствам, обрядам, учению. Венчание не стало здесь исключением: все более молодых и не очень пар принимают решение совершить церковное Таинство бракосочетания.

Повышенный интерес к Таинству ознаменован не только «модой» и общим курсом государства на взаимодействие с Церковью – происходит осознание необходимости базирования общества на традиционных ценностях, которые для России воплощены в православном христианстве. Симпатия и тяга к Православию, часто неосознанно, имплицитно присуща русскому человеку.

44343227.jpg

Советская действительность разделенности Церкви и государства продолжается, хотя и в иной, смягченной форме. Сегодня церковный и государственный браки уже не противопоставляются, но рассматриваются как взаимодополняющие друг друга. В области заключения брака это приводит к двойному церемониалу: пара, желающая венчаться, должна проходить и регистрацию брака в ЗАГСе, и Таинство венчания в храме.

Прошедшая в советский период секуляризация брака, лишение его сакральности, сведение к исключительно земному, общественно-государственному делу, привели к ослаблению понимания важности и святости брака и семейной жизни.

После падения коммунистической советской морали, которая в своей основе все же имела многие христианские заповеди, люди оказались дезориентированы. Где нормы? Где идеал? На что равняться? Далеко не все, отвечая на эти вопросы, пришли к Православию. Для многих в нашей обществе церковный брак остается лишь традицией, красивым последованием, участие в котором никак не влияет на их жизнь. Даже состоящие в гражданском (зарегистрированном) браке супруги, которые признают чистоту и высоту христианского венчания, не приступают к нему ввиду ложной боязни сакральности и ответственности («ведь это на всю жизнь!»).

Дай Бог нам избавиться от отрицания церковного брака или из-за неверия в его богоустановленность или по псевдоблагочестивому страху! Считая себя недостойными пред Богом и ближними, нам следует все же, уповая на милость Божию, испрашивать у Него благословение на брак, чтобы вести благочестивую христианскую жизнь в наших семьях. От этого напрямую зависит духовное и материальное здоровье и благополучие нашего общества, могущество и безопасность нашей страны, самое же главное – наша вечная блаженная жизнь с Богом.

 

Старший научный сотрудник
НГМАУК «Историко-художественный музейный комплекс» Нефтеюганска
Павел БЕЛОУС

Публикация сайта «Югра православная»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓