Шесть святых Куликова поля

21.09.2017

5567.jpg

Наступил праздник Рождества Пресвятой Богородицы, и вновь мы вспоминаем, что именно в этот день произошло одно из величайших, поворотных сражений  российской истории – Куликовская битва. Сколько святых было на том поле воинской славы, и почему в нашей памяти с Куликовской битвой связываются и некоторые угодники Божии, которые, возможно, никогда не бывали в тех местах?

 

1_1.jpg

Благоверный великий князь Димитрий Донской

Конечно, первым из святых при упоминании Куликова поля на  память приходит ставший предводителем русского войска в том судьбоносном сражении великий князь Московский Димитрий Иванович, получивший в народе прозвание Донской именно после Куликовской битвы.

Святой Димитрий  ро­дил­ся в 1350 го­ду, и уже в отроческом возрасте, по­сле кон­чи­ны своего от­ца, он становится Московским князем.

Прак­ти­че­ски на про­тя­же­нии всей его жиз­ни князю при­хо­ди­лось ве­сти непре­кра­ща­ю­щи­е­ся вой­ны с мно­го­чис­лен­ны­ми вра­га­ми. Кро­ме по­сто­ян­но­го про­ти­во­сто­я­ния Ру­си дер­жав внеш­них – Ор­ды и Лит­вы, он дол­жен был неусып­но пом­нить об опасности внутри русских распрей между князями. Чи­тая ис­то­рию, не успе­ва­ешь сле­дить за гро­зо­вы­ми ту­ча­ми, то и де­ло на­ле­та­вши­ми в ту эпо­ху на Мос­ков­ское кня­же­ство и его вла­сти­те­ля.

В 1370-е го­ды вклю­чил­ся ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич в борь­бу с Зо­ло­той Ор­дой. Это дви­же­ние, вдох­нов­ля­е­мое Рус­ской Цер­ко­вью, ши­ро­ко раз­ви­ва­лось сре­ди по­ра­бо­щен­но­го на­ро­да.  При­бли­жал­ся гроз­ный 1380 год, когда на Русь двинулись войска Мамая. Собранные великим князем войска встретились с ордынскими полчищами возле реки Дон на поле, прозванном Куликовым. Мно­го доб­лест­ных рус­ских во­и­нов по­лег­ло на по­ле том – ле­то­пи­си го­во­рят, что из 150 ты­сяч во­и­нов вер­ну­лось в Моск­ву не бо­лее 40 ты­сяч, но победа в битве ознаменовала окончание ордынского ига.

В память о погибших на поле Куликовом был учре­жден осо­бый день их еже­год­но­го по­ми­но­ве­ния, на­зван­ный Ди­мит­ри­ев­ской суб­бо­той, пе­ред 26-м чис­лом ок­тяб­ря (день Ан­ге­ла ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча). Поз­же он стал днем об­ще­го вос­по­ми­на­ния усоп­ших пред­ков, Ро­ди­тель­ским днем.

С име­нем Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча свя­за­но стро­и­тель­ство це­ло­го ря­да но­вых мо­на­сты­рей и хра­мов, немала часть которых была посвящена памяти героев самой главной битвы его жизни.

По­след­ние го­ды жиз­ни ве­ли­ко­го кня­зя бы­ли очень труд­ны­ми. Уже осе­нью 1380 го­да, сви­де­тель­ству­ют ле­то­пи­си, Ди­мит­рия Иоан­но­ви­ча впер­вые по­се­ти­ли тя­же­лые бо­лез­ни – ска­за­лось нече­ло­ве­че­ское на­пря­же­ние ве­ли­ко­го боя. В из­не­мо­же­нии бы­ла и вся Рус­ская зем­ля. Не успе­ла она опра­вить­ся от страш­ных по­терь в Ку­ли­ков­скую бит­ву, как явил­ся но­вый враг: 1382 год озна­ме­но­вал­ся на­ше­стви­ем Тох­та­мы­ша, ра­зо­ре­ни­ем Моск­вы.  Дру­гим боль­шим го­рем для ве­ли­ко­го кня­зя бы­ло воз­об­нов­ле­ние междоусобиц между княжествами, тем не менее, мало-помалу продолжала по­сте­пен­но объ­еди­нять­ся рус­ская зем­ля, обес­си­лен­ная раз­до­ра­ми удель­ных кня­зей.

Хо­тя, по сло­вам ле­то­пи­си, Ди­мит­рий Иоан­но­вич был бо­га­тыр­ско­го сло­же­ния – «бя­ше же кре­пок зе­ло, и те­лом ве­лик и ши­рок, и пле­чист и чре­ват вель­ми и тя­жек; бра­дою и вла­сы черн; взо­ром же ди­вен зе­ло», – но и при этих мощ­ных си­лах непре­стан­ная 26-лет­няя бран­ная тре­во­га долж­на бы­ла из­му­чить его те­лес­но и ду­шев­но. И в нестаром еще возрасте он по­чув­ство­вал при­бли­же­ние смер­ти. 19 мая 1389 го­да ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич пре­ста­вил­ся. Кон­чи­на его на 41-м го­ду жиз­ни по­ра­зи­ла всю Русь. Он был по­хо­ро­нен в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Московского Кремля.

 

2.jpg

Преподобный Сергий Радонежский

Го­то­вясь вы­сту­пить в по­ход, ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич счел дол­гом по­се­тить оби­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, чтобы там по­кло­нить­ся Еди­но­му Бо­гу, в Тро­и­це сла­ви­мо­му, и при­нять на­пут­ствен­ное бла­го­сло­ве­ние от пре­по­доб­но­го игу­ме­на Сер­гия.

Свя­той ста­рец успо­ко­ил ве­ли­ко­го кня­зя на­деж­дой на Бо­га: «Гос­подь Бог те­бе по­мощ­ник; еще не при­спе­ло вре­мя те­бе са­мо­му но­сить ве­нец этой по­бе­ды с веч­ным сном; но мно­гим, без чис­ла мно­гим со­труд­ни­кам тво­им пле­тут­ся вен­цы му­че­ни­че­ские с веч­ной па­мя­тью». И, осе­няя пре­кло­нив­ше­го­ся пе­ред ним ве­ли­ко­го кня­зя свя­тым кре­стом, бо­го­нос­ный Сер­гий во­оду­шев­лен­но про­из­нес: «Иди, гос­по­дине, небо­яз­нен­но, Гос­подь по­мо­жет те­бе на без­бож­ных вра­гов!» А за­тем, по­ни­зив го­лос, ска­зал ти­хо од­но­му ве­ли­ко­му кня­зю: «По­бе­ди­ши вра­ги твоя»...

После битвы на поле Куликовом, воз­вра­тившись в Моск­ву и рас­пу­стив по до­мам во­и­нов-по­бе­ди­те­лей, ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич сно­ва при­был в оби­тель преподобного Сергия, чтобы воз­дать бла­го­да­ре­ние силь­но­му во бра­нех Гос­по­ду, лич­но по­ве­дать ве­ли­ко­му стар­цу о Бо­го­да­ро­ван­ной по­бе­де. В Тро­иц­ком мо­на­сты­ре по по­гиб­шим во­и­нам слу­жи­лись мно­го­чис­лен­ные па­ни­хи­ды.

Многие  труды жизни святого князя Димитрия, его усилия по объединению русских земель, умирению вражды проходили при деятельной поддержке и  по благословению Игумена земли Русской. Пре­по­доб­ный Сер­гий был крест­ным от­цом дво­их из двенадцати де­тей великого князя, в том числе его первенца.

По­чув­ство­вав при­бли­же­ние смер­ти, Ди­мит­рий Иоан­но­вич по­слал за святым Сер­ги­ем – пре­по­доб­ный был глав­ным сви­де­те­лем при со­став­ле­нии его ду­хов­но­го за­ве­ща­ния.

 

3_1.jpg

Пересвет и Ослябя
 (преподобные Александр и Андрей Радонежские)

Когда перед битвой с Мамаем в оби­те­ль Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы  прибыл за благословением  Московский князь Димитрий Иванович, в чис­ле бра­тии, под­ви­зав­шей­ся под ру­ко­вод­ством преподобного Сер­гия, бы­ли два ино­ка-бо­яри­на: Алек­сандр Пе­ре­свет, быв­ший бо­ярин брян­ский, и Ан­дрей Ос­ля­бя, быв­ший бо­ярин лю­бец­кий. Их му­же­ство, храб­рость и ис­кус­ство во­ин­ское бы­ли еще у всех в све­жей па­мя­ти: до при­ня­тия мо­на­ше­ства оба они сла­ви­лись как доб­лест­ные во­и­ны, храб­рые бо­га­ты­ри и лю­ди очень опыт­ные в во­ен­ном де­ле.

Вот этих-то ино­ков-бо­га­ты­рей и попро­сил се­бе в свои пол­ки ве­ли­кий князь у пре­по­доб­но­го Сер­гия: он на­де­ял­ся, что эти лю­ди, по­свя­тив­шие се­бя все­це­ло Бо­гу, сво­им му­же­ством мо­гут слу­жить при­ме­ром для его во­ин­ства и тем са­мым со­слу­жат ему ве­ли­кую служ­бу. И пре­по­доб­ный Сер­гий ис­пол­нил прось­бу: он тот­час же по­ве­лел Пе­ре­све­ту и Ос­ля­бе вза­мен лат и шле­мов воз­ло­жить на се­бя схи­мы, укра­шен­ные изо­бра­же­ни­ем Кре­ста Хри­сто­ва: «Вот вам, де­ти мои, ору­жие нетлен­ное», – сказал им пре­по­доб­ный.

Быст­ро раз­нес­лась по пол­кам весть о по­слан­цах Сер­ги­е­вых, в ли­це их ве­ли­кий пе­чаль­ник Рус­ской зем­ли как бы сам по­се­тил и бла­го­сло­вил рус­ское во­ин­ство, и это по­се­ще­ние в та­кую важ­ную и ре­ши­тель­ную для всех ми­ну­ту бы­ло сколь­ко неожи­дан­но, столь­ко же и бла­говре­мен­но. Те­перь и сла­бые ду­хом во­оду­ше­ви­лись му­же­ством, и каж­дый во­ин, обод­рен­ный на­деж­дой на мо­лит­вы ве­ли­ко­го стар­ца, бес­страш­но шел на бит­ву.

На­сту­пил гроз­ный час Куликовской бит­вы, ко­то­рая долж­на бы­ла ре­шить участь то­гдаш­ней Рос­сии. Вдруг с та­тар­ской сто­ро­ны вы­ехал впе­ред бо­га­тырь огром­но­го ро­ста, креп­ко­го сло­же­ния, страш­ной на­руж­но­сти; зва­ли его Че­лу­бей. Страш­но бы­ло смот­реть на это­го ве­ли­ка­на. И хо­тя бы­ло сре­ди них нема­ло храб­рых во­и­нов, но ни­кто не ре­шал­ся сам доб­ро­воль­но вы­звать­ся на та­кой по­двиг. Про­шло несколь­ко ми­нут то­ми­тель­но­го ожи­да­ния, и вот вы­сту­пил один из Сер­ги­е­вых ино­ков – схи­мо­нах Алек­сандр Пе­ре­свет. В од­ном схим­ни­че­ском оде­я­нии, без лат и шле­ма, во­ору­жен­ный тя­же­ло­вес­ным ко­пьем, по­доб­но мол­нии он устре­мил­ся на сво­ем быст­ром коне про­ти­в страш­но­го врага – оба бо­га­ты­ря па­ли замертво на зем­лю.

Пал в битве и второй посланник преподобного Сергия – Ослябя. «И говорит Ослябя-чернец своему брату старцу Пересвету: Брат Пересвет, вижу на теле твоем раны тяжкие, уже, брат, лететь голове твоей на траву ковыль, а сыну моему Якову лежать на зеленой ковыль-траве на поле Куликовом, на речке Непрядве, за веру христианскую, и за землю Русскую, и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича», – свидетельствует памятник древнерусской письменности «Задонщина».

Похоронены оба инока-воина были в Симоновом монастыре Москвы.

Патерик Троице-Сергиевой обители, в который входят более семидесяти пяти угодников Божиих, включает в себя и имена преподобных воинов схимонахов Александра Пересвета и  Андрея Осляби.

 

323.jpg

Святитель Алексий Московский

Казалось бы, как может быть связан с Куликовской битвой подвижник, чей жизненный путь завершился за два года до сражения? Однако именно святитель Алексий стал наставником рано осиротевшего князя Димитрия Донского – под его влиянием ве­ли­кий князь-от­рок по­сти­гал на­у­ку государственного управления, за­клю­чав­шу­ю­ся в со­че­та­нии си­лы и ми­ло­сер­дия. Под ру­ко­вод­ством мит­ро­по­ли­та князь по­сте­пен­но при­об­ре­тал ту осо­бую муд­рость го­судар­ствен­но­го пра­ви­те­ля, кото­рую совре­мен­ни­ки свя­зы­ва­ли с его лич­но­стью.

По благословению митрополита князь Ди­мит­рий  дважды в разные годы предпринимал путешествие в Ор­ду, причем первое из них – в очень юном возрасте. Подобная поездка, конечно, со­про­вож­да­лась смер­тель­ной опас­но­стью, но бы­ла и крайне по­лез­ной князю. Он дол­жен был собствен­ны­ми гла­за­ми уви­деть по­ло­же­ние дел: со­при­кос­нуть­ся с вра­гом, уже бо­лее ве­ка мучившим род­ную зем­лю, с ко­то­рым на­до бы­ло уметь го­во­рить, а так­же, про­плыв по трем рус­ским ре­кам, обо­зреть Рус­скую зем­лю, ко­то­рой ему над­ле­жа­ло пра­вить.

Поддержал владыка Алексий и труды московского князя по объединению земель. А союз Суздалем за­вер­шился по его благословению в 1366 го­ду бра­ком ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия и суздальской княж­ны Ев­до­кии Ди­мит­ри­ев­ны, ставшей верной подругой жизни святого князя.

 

6_5.jpg

Преподобная Ефросиния Московская
(великая княгиня Евдокия)

Дочь Суздальского князя Ев­до­кия ро­ди­лась в 1353 го­ду. В 1367 го­ду она ста­ла су­пру­гой бла­го­вер­но­го ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ди­мит­рия Дон­ско­го. Их счаст­ли­вый семейный со­юз был за­ло­гом со­ю­за и ми­ра меж­ду Мос­ков­ским и Суз­даль­ским кня­же­ства­ми. Лю­бовь к мужу и де­тям кня­ги­ни Ев­до­кии освя­ща­лась ее лю­бо­вью к Бо­гу. Де­ла хри­сти­ан­ско­го ми­ло­сер­дия супруги со­че­та­ли с подви­га­ми по­ста и мо­лит­вы.

Кня­ги­ня по пра­ву раз­де­ли­ла с ве­ли­ким кня­зем по­двиг борь­бы за осво­бож­де­ние Ру­си от мон­го­ло-та­тар­ско­го ига, – го­ря­чи­ми мо­лит­ва­ми и де­ла­ми люб­ви. В па­мять по­бе­ды на Ку­ли­ко­вом по­ле Евдо­кия по­стро­и­ла внут­ри Мос­ков­ско­го Крем­ля храм в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Он был рас­пи­сан ве­ли­ки­ми ико­но­пис­ца­ми Древ­ней Ру­си Фе­о­фа­ном Гре­ком и Си­мео­ном Чер­ным.

После кончины супруга Евдокия посвятила себя воспитанию детей, молитве и благотворительности. Она приняла монашество с именем Евфросиния и прославлена в лике преподобных.

Валентина ГОРОДНИЧЕВА

В публикации использованы материалы
Православной энциклопедии «Азбука веры»

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика