Фото из старого комода

11.04.2016

12111.png

Что могут рассказать фотографии, случайно найденные потоками расстрелянных священников? Почему в советское время эти снимки уничтожали или прятали ото всех?

В течение последних лет с уфимскими краеведами переписываются  живущие в Рязани потомки священника Уфимской епархии Михаила Евграфовича Тихановского (1867-1937), расстрелянного в 1937 году, и его сына  священника Николая (1894-1919?), убитого во время гражданской войны в селе Шемяк.  В одном из последних сообщений потомки убиенных клириков рассказали, что недавно в старинном, еще «уфимском», буфете они нашли в тайнике четыре дореволюционных фотографии. Затем были присланы сканы обнаруженных снимков и воспоминания Натальи Николаевны Коршуновой (1947 г.р.) о трагической судьбе ее деда священника Николая Михайловича Тихановского  и об истории этих фотографий.

Когда-то это были обыкновенные семейные ученические снимки.  На одном изображены «епархиалки» – ученицы Уфимского епархиального женского училища, видимо, с классной наставницей и учителем. Они расположились в актовом зале училища (за группой видны высокие двери, а на стенах – портреты епископов).

1.png

1916 год. Выпуск Уфимской духовной семинарии.
Епископ Уфимский и Мензелинский Андрей (Ухтомский).
Ректор семинарии архимандрит Артемий (Ильинский).
Преподаватели семинарии. Выпускники семинарии.
Николай Тихановский – во втором ряду первое прямоугольное фото слева

На другом фото – выпуск училища 1912 года, на нем видны весь преподавательский состав и ученицы, среди которых – дочь сельского священника Вера Громова, будущая супруга отца Николая Тихановского. Епархиальные женские училища были средними учебными заведениями, в которых учились, в основном, девочки из семей духовенства. Многие выпускницы становились затем сельскими учительницами.

2.png

1912 год. Выпуск Уфимского епархиального женского училища.
Слева в верхней части фотографии –
епископ Уфимский и Мензелинский Нафанаил (Троицкий).
Преподаватели и преподавательницы училища. Выпускницы училища.
Вера Громова –  в четвертом ряду пятое фото справа

На двух других фотографиях можно увидеть учеников Уфимского мужского духовного училища и выпуск Уфимской духовной семинарии 1916 года. Среди выпускников – будущий священник Николай Тихановский.

3.png

Ученицы Уфимского епархиального женского училища. 1900-е годы

4.png

Ученики Уфимского мужского духовного училища. 1900-е годы

Когда-то подобных снимков в Уфе было множество, сегодня же их известны буквально единицы. После окончания гражданской войны уфимские духовные учебные заведения были закрыты. Судьбы многих преподавателей и выпускников сложились трагически: практически все священнослужители, а также их семьи подверглись преследованиям. И даже фотографии, имевшие какое-либо отношение к духовенству, были очень опасными. Их уничтожали или, как Вера Иосифовна Тихановская (Громова), на глазах которой был расстрелян муж священник, – хранили в тайниках.

Янина СВИЦЕ

 

Вот что рассказывает об истории своей семьи и неожиданно найденных свидетельствах этой истории внучка убитого священника Николая Тихановского:

Эти фото появились в начале XX века, в городе Уфе, а нашлись случайно в XXI веке в городе Рязани. За сто лет их существования произошло много интересных и неожиданных событий с одной девочкой и одним мальчиком, сфотографированными со своими одноклассниками и преподавателями.

В селе Шемяк Уфимского уезда в Башкирии в 90-х годах XIX века судьба свела Верочку Громову и Коленьку Тихановского. Оба жили в «поповке» при церкви в семьях своих отцов – священника Громова Иосифа Петровича и дьякона Тихановского Михаила Евграфовича. Семьи в то время были очень большие. У Иосифа Петровича и Анны Алексеевны Громовых, приехавших из Владимирской губернии, родилось тринадцать детей, выжили семеро. Большинство из них дожили до глубокой старости 80-100 лет. Это Ольга, Мария, Антонина, Клавдия, Вера, Александра, а Михаил – единственный – погиб в 20 лет в гражданскую войну. У Михаила Евграфовича и Наталии Аполлинарьевны Тихановских было тоже семь детей: Александра, Павлина, Ольга, Лидия, Павел, Николай, Борис. У всех разные судьбы.

Дети Тихановского и Громова дружили друг с другом, вместе играли, вместе учились в семинарии и училище в Уфе, а потом по жизни до самой смерти своей помогали друг другу, переписывались, ездили в гости уже со своими детьми и внуками. Одногодки (1894 г.) Тихановский Коленька и Верочка Громова всегда ходили, держа друг друга за ручку, потом поженились в 1914 году. Вера Иосифовна в 1912 году закончила учебу в Уфимском епархиальном училище, потом два года училась в Москве на Педагогических курсах при обществе воспитательниц и учительниц имени Тихомирова. Не закончив курсы и выйдя замуж в Уфе, стала работать учительницей начальных классов с 1914 года.

Эти детские и юношеские фотографии супругов Тихановских стали храниться в их семье на видных местах, судя по многочисленным следам от гвоздиков. Часто вспоминали свое детство и юношескую любовь, ради которой Вера уехала из Москвы к любимому Коленьке, не выдержав разлуку.

После окончания Духовной семинарии в 1916 году Николай Михайлович Тихановский получил место священника не сразу. Тяжело заболев, отец его жены Веры – Иосиф Петрович – специально «просил» в епархии отдать его место ближайшему родственнику. В 1918 году И.П. Громов умер, а Николай Михайлович Тихановский стал священником в селе Шемяк Уфимского уезда. В эти  годы у супругов родились дети-двойняшки, но через год умерли. Жена работала учительницей, была опять беременна.

25 октября 1917 года произошла в России октябрьская революция. А в 1918 году В.И. Ленин – вождь революции – издал указ о том, чтобы по всей стране разрушали церкви, конфисковывали церковные ценности, а священников уничтожали.

Весной 1919 года в селе Шемяк красноармейцы собрали в телегу священника, старосту, другую учительницу из школы (но потом отпустили, так как плакали ее дети), повезли за село, за пригорок в лес, и расстреляли. Еще вариант: священника после бани вывели во двор и на глазах жены расстреляли (шесть пуль). Вера Иосифовна была в шоке, долго не могла оправиться, всю жизнь боялась пострадать от властей за мужа и родственников-священников. Когда через полгода родился у нее сын Николай Николаевич, она ничего ему не рассказывала об его отце и других Тихановских, не общалась с родителями мужа, чтобы ее сына Николая  не преследовали за репрессированного отца. Все фотографии, отражающие связь с религией, ею были тщательно спрятаны от посторонних глаз на долгие годы. Не показывала их даже своим внукам через многие десятилетия.

Прятать такие огромные фотографии (40×55 см) было довольно сложно, т.к. жизнь ее была всегда на виду. Учительницу младших классов окружало много любопытных глаз – и детей, которые крутились вокруг своей учительницы даже после учебы, и жителей сел, в которых она работала. К ней в дом наверняка приходили помочь заготовить дрова для школы, поговорить о своих детях. Каждые несколько лет Народный комиссариат просвещения посылал ее учительствовать в разные школы сел Башкирии. Очень многих детей обучила она грамоте и тем знаниям, которые она получила в Епархиальном училище. А жители сел охотно помогали грузить на телеги ее вещи при переездах. Это всегда были два сундука с постелью, бельем, посудой, книгами, шесть венских стульев и огромный буфет из двух частей с резной «короной» наверху.

Сын Николай в 1938 году успешно сдал экзамены  в Москве в Горном институте, но его не приняли как родственника священника, хотя он родился после смерти отца Николая Тихановского. Но с этими результатами он стал учиться в Грозном, чтобы искать черное золото для своей страны. Потом война. В 1941-1943 гг. он учился в танковом училище. В 1943 году – Курская дуга, ранение. Затем освобождение Западной Украины, Польши, контузия, освобождение Берлина, Праги. Награжден орденом Красной звезды и тремя медалями. В 1946 году опять продолжил учебу в институте в Грозном, женился.

В годы войны Николай Николаевич Тихановский получал офицерский «аттестат», который высылал матери в Башкирию. А она в это время учила детей железнодорожников в Чишминской школе-интернате № 47. Вера Иосифовна Тихановская была очень скромным человеком, всю важность ее работы и наград мы почувствовали после ее смерти.  

Когда в 1947 году в Грозном у сына Николая родилась дочь – ее первая внучка, Вера Иосифовна поехала в Грозный из Чишмы-2 помогать ему. Опять погрузила свои вещи в контейнер, они проделали путь с Уральских гор до гор Кавказских. Среди них, естественно, были и фотографии ее детства. Пока сын доучивался в Нефтяном институте, до 1949 года она учительствовала, помогая его семье материально (хотя какая у учительницы была в то время зарплата! И все же…). Последние годы своей учительской деятельности  она проработала недалеко от Сызрани. С Кавказских гор перевозила свои вещи до Жигулевских гор. Рядом, в Жигулях, в поселке Зольное ее сын Николай работал в нефтяной разведке главным инженером и жил с семьей в коммунальной квартире.

Когда в 1950 году родился ее второй внук, Вера Иосифовна переехала жить к сыну в его комнату, помогать растить внуков. Спала на своих сдвинутых венских стульях на перине. Буфет красовался в общей кухне и служил надежным убежищем для внуков при игре в прятки. Все ящики, полки и разделочные доски  были изучены досконально.

Ее сын Николай был хорошим инженером. На работе его звали «кривой мастер» за умение бурить скважины под любыми углами. Посылали  в Среднюю Азию (Узбекистан) тушить сложный подземный пожар. Потом направили  на учебу в Нефтяную академию в Москву на два года. За то время у него родилась еще дочь. Бабушке Вере прибавилось забот. С внуками она всегда была спокойна и доброжелательна, устраивала новогодние елки с костюмами, масками, стихами для внуков и их друзей из дома. А дырки на одежде штопала особенными красивыми штопками. Дети, сами не замечая, перенимали ее манеру правильного разговорного русского языка. В семьях ее внуков стало традицией делать пельмени уральские и пироги с разными начинками по ее рецептам.

Но переезды еще не закончились. После академии Николая направили поближе к оренбургским степям в новый город нефтяников Отрадный Куйбышевской области. Старшие внуки немного подросли, и Вера Иосифовна стала показывать им из своих сундуков некоторые фото своей молодости, мужа-студента и фото сестер: своих и мужа. На вопрос «где же дедушка?» отвечала внукам без особых объяснений, что погиб в гражданскую войну. Сама она дожила до 91 года (1986 г.) и помогала внукам растить трех ее правнуков.

С 1962 года мы живем в Рязани. Николая Николаевича Тихановского направили сюда в газовую разведку – сделать подземное газовое хранилище для города. А потом он остался в городе и работал на нефтезаводе. Там же работали в разное время его жена и дети.

Вещи из Отрадного Куйбышевской области перевезли в Рязань. Буфет в квартире с низким потолком не уместился и был отправлен на дачный участок в домик. Нижняя половина служила хранилищем садовых инструментов, а верхняя – для посуды. И простоял он там больше 50 лет.

В 2015 году внуки Николая Николаевича решили обновить садовый домик, построить новый. Вытащили этот буфет, собрали инструменты. Полки были застелены старыми газетами. А под ними оказались две большие фотографии выпускных: прабабушки Веры Иосифовны Громовой и прадедушки Николая Михайловича Тихановского. А дочка Николая Николаевича решила вытащить разделочные доски и нашла под ними еще две фотографии. Вероятно, их спрятали еще в 60-х годах, после переезда в Рязань. Все были очень удивлены!

Наталья КОРШУНОВА

Материал опубликован сайтом Уфимской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика