Церковно-приходские школы: от Закона Божия до гимнастики

21.12.2015

7_watermark_5143b9cd7efa6e6b37307b2c_108_24_10_10_se_resize_keep_680_None.jpeg

Когда сейчас говорят о приходской школе, по большей части имеют в виду воскресные занятия при храме по Закону Божию и иным предметам. Однако в дореволюционное время церковно-приходские школы имели особое значение как часть общегосударственной системы образования, хотя заботы об их содержании и организации учебного процесса государство на себя не брало. Что представляли собой такие учреждения, можно увидеть на примере церковно-приходских школ Вяземского уезда Смоленской губернии.

В начале ХХ века Россия имела обширную систему образования, включающую в себя три ступени: начальную (церковно-приходские школы, народные училища), среднюю (классические гимназии, реальные училища) и высшую (университеты, институты).

Все типы школ начального образования различались между собой в зависимости от того, кем и на чьи средства они учреждались, финансировались, а также от содержания школьной программы.

Земские школы открывались по инициативе земств и ими управлялись. Срок обучения в них составлял три-четыре года, в течение которых изучались Закон Божий, чтение, письмо, арифметика и пение. Иногда учащимся дополнительно давались сведения по природоведению, географии и истории.

Сочинение.jpg

Николай Богданов-Бельский. Сочинение

Церковно-приходские школы учреждались при церковных приходах. Они были одно- и двуклассными. В них преподавались Закон Божий, чтение, письмо и арифметика. В двуклассных церковно-приходских школах изучалась также история.

Школы грамоты представляли собой школы элементарного обучения. Они подчинялись разным ведомствам или находились в ведении частных лиц. В конце XIX века они были переданы в ведение Синода. Обучение в школах грамоты продолжалось один-два года, преподавались чтение, письмо, основные правила арифметики и церковное пение.

 

Протоирей Алексей Вишнев и его прошение

Интересные подробности о деятельности церковно-приходских школ Вяземского уезда в начале ХХ века мы можем узнать из журнала «Смоленские епархиальные ведомости», а также из редких сохранившихся документов.

Один из них – «Краткий отчет о церковных школах Вяземского уезда на 1914-1915 годы». Отчет подготовлен председателем Вяземского отделения Смоленского епархиального училищного совета, уездным наблюдателем школ Алексеем Ивановичем Вишневым.

В классе.jpg

В классе

Известно, что в 1887 году Алексей Вишнев был рукоположен в иереи и был священником Троицкого собора. В Памятной книжке на 1895 год указано, что он преподавал в Вяземском духовном училище, состоял в Уездном комитете попечительства о народной трезвости. В Памятной книжке на 1915 год Алексей Вишнев упомянут как протоиерей.

26 сентября 1915 года Алексей Иванович Вишнев представил в Вяземскую уездную земскую управу отчет о деятельности вяземских церковно-приходских школ. Он акцентировал внимание на том, что источники финансирования церковных школ «случайны и неопределенны, …. а между тем нужды растут с каждым годом», и просил очередное уездное Земское собрание назначить пособия из земских сумм на содержание церковных школ.

1.jpg

Церковно-приходская школа при Благовещенской церкви Вязьмы, 1914 г.

Согласно прошению Алексея Вишнева, на тот период пособия церковным школам требовалось в размере 1200 рублей, однако управа намеревалась выделить в 1916 году на содержание церковно-приходских школ 1000 рублей.

 

Церковные школы как массовое явление

В 1914-1915 годах в ведении Вяземского уездного отделения Епархиального училищного совета состояло 50 церковно-приходских школ и две школы грамоты. При этом специально для девочек действовала одна школа в городе и две – в Вяземском уезде.

Всего в вяземских церковных школах на тот период обучалось 3 674 человека. По сравнению с предыдущим учебным годом учащихся стало больше на 447 человек.

В городе Вязьме действовало семь церковно-приходских школ: при Аркадиевском монастыре, Благовещенской, Воскресенск, Духовской, Николаевской, Спасской и Троицкой церквях. В целом в этих школах обучалось 391 человек – 211 мальчиков и 170 девочек.

Новые ученики.png

Николай Богданов-Бельский. Новички

В уезде церковно-приходских школ было почти в шесть раз больше, нежели в городе – сорок три. В уездных церковно-приходских школах обучалось 3199 человек: 2013 мальчиков и 1186 девочек.

Кроме того, в школах грамоты начальное образование получали 56 мальчиков и 28 девочек, в целом – 84 человека.

 

Школьные стены

Городские церковно-приходские школы размещались в собственных или церковных зданиях, как отмечал протоиерей Алексей Вишнев, «более или менее удобных».

Из 43 уездных школ 29 имели специально выстроенные школьные здания. Здание церковно-приходской школы в деревне Демидов Новосельской волости было достроено в 1915 году. Одиннадцать школ располагались в наемных зданиях и еще три – в церковных. В 1915 году за наем квартир для посещения школ, не имеющих собственных зданий, было заплачено 1480 рублей.

Кроме забот об удовлетворении текущих школьных нужд, отделение Училищного совета в 1915 году было озабочено вопросом о постройке собственных зданий для школ, их не имеющих. Постановлением от 8 января 1915 года было решено образовать особый строительный фонд, в который ежегодно следовало отчислять из местных сумм 800-400 рублей. На собранные средства планировалось погашать ссуды на постройки школьных зданий.

Главным источником содержания церковных школ были взносы от церквей. На эти средства решались хозяйственные нужды.

Урок в церковно-приходской школе Троице-Сергиевой пустыни. 1900-е годы.jpg

Урок в церковно-приходской школе приТроице-Сергиевой пустыни. 1900-е годы

Например, все школы, находящиеся при церквях, отапливались за счет местного храма и обслуживались церковными сторожами. На наем помещений для школ, мелкий ремонт, школьную мебель, учебники и учебные пособия выделялись средства местных отделений Училищного совета.

 

Как учили, чему учились

Курс обучения в вяземских церковно-приходских школах был трехгодичным, а в двух городских школах и двадцати уездных – четырехгодичным.

В школах с четырехгодичным курсом обучения программа дополнялась сведениями из русской истории и географии. Из прикладных занятий преподавалось рукоделие для девочек.

Обучение в церковно-приходских школах вели священники, диаконы и дьячки, а также учителя и учительницы, окончившие преимущественно церковно-учительские школы и епархиальные училища. Считалось, что «лучший из мыслимых руководителей начальной школы есть добрый священник». «Самый желательный из доступных сельских учителей есть диакон, подготовленный долгим учительством». «Школы низшего разряда никому, кроме священника, поручены быть не могут».

В сорока вяземских церковно-приходских школах Закон Божий преподавали священники, в двух – диаконы, в восьми школах преподавание было поручено учителям под наблюдением и руководством приходского священника. Говорили, что в «церковно-приходской школе Закон Божий есть главнейший предмет воспитывающего обучения. Это есть центр всего учебно-воспитательного дела, определяющий собой до известной степени тон и направление преподавания прочих предметов…»

Деревенская школа.jpg

Николай Богданов-Бельский. Деревенская школа

Общеобразовательные предметы преподавали: четыре человека, окончившие духовную семинарию; трое выпускников церковно-учительских школ; 26 человек, окончивших епархиальное училище; восемь – гимназию. Тридцать человек имели звание учителя. Большинство таких преподавателей окончили второклассные церковно-учительские школы и приобрели звание учителя по экзамену.

Журнал «Смоленские епархиальные ведомости» за февраль 1913 года писал, что в пятнадцати церковно-приходских школах Смоленской губернии появились новые дисциплины: гимнастика и обучение военному строю. Новые предметы вводились для укрепления физического здоровья учащихся и их подготовке к военной службе. Новым предметам обучали преимущественно лица, прошедшие военную службу: унтер-офицеры, фельдфебели, ефрейторы, и только в четырех школах – учителя. Наиболее успешно занятия шли в двухклассной Ново-Ивановской школе и Духовской школе Вязьмы. В последней занятиями руководил подпрапорщик 3-го дивизиона тяжелой артиллерии, который последовательно обучал военному строю и сокольской гимнастике, базирующейся на упражнениях с предметами, на снарядах, массовые упражнения и «пирамиды».

К концу 1913 года 25 учеников Духовской церковно-приходской школы Вязьмы были снабжены ружьями и хорошо владели ими. Все расходы по обучению гимнастике покрывались собственными средствами школы и финансовой поддержкой ее попечителя – генерал-майора В.П. Мезенцева.


Расписание занятий

Уроки в церковно-приходских школах Вязьмы и Вяземского уезда начинались в 8.30 – 9 часов утра и заканчивались в 2-3 часа дня. Занятия проходили пять-шесть раз в неделю.

В начале расписания ставились уроки Закона Божия, математики и русского языка как более трудные предметы. Ближе к концу учебного дня шло преподавание церковно-славянского языка, чистописания и церковного пения. Обычно уроки продолжались по часу и прерывались небольшими переменами по пять-десять минут. Все школы были снабжены классными журналами.

Учебный день в школах начинался с общей утренней молитвы по установленному чину, сопровождаемой положенными песнопениями. С молитвы начинался и заканчивался каждый урок.

Дети на уроке.jpg

Николай Богданов-Бельский. Дети на уроке

Если времени было достаточно, к молитвам добавлялось пение тропарей великих или местных праздников, в Великий пост – чтение молитвы преподобного Ефрема Сирина. В завершение учебы в некоторых школах читалось и объяснялось детям дневное Евангелие.

Протоиерей Алексей Вишнев отмечал, что слабее других предметов в школах поставлено церковное пение, хотя Вяземским отделением Смоленского епархиального училищного совета принимались все меры к тому, чтобы везде дети обучались пению хотя бы общеупотребительных молитв и простейших песнопений из богослужений. Это делалось для того, чтобы учащиеся церковных школ могли принимать непосредственное участие в церемонии богослужения. Считалось, что «наставляемому недостаточно лишь слышать слово Божие, надобно самому уметь читать священные и духовно-назидательные книги, самому петь…Таким путем верующий получают возможность ближайшего участия в церковном богослужении…».

 

Уроки и службы

Во многих школах по окончании занятий совершалась общая вечерняя молитва. В воскресные и праздничные дни и по пятницам Великого поста ученики вместе с учителями посещали богослужение. Обычно они занимали место возле солеи. Более способные ученики участвовали в клиросном чтении и пении, а старшие по очереди или особому назначению, облачившись по благословению священника, прислуживали в алтаре. Во время Великого поста ученики церковно-приходских школ «исполняли долг исповеди и Святого Причастия».

В церкви.jpg

Николай Богданов-Бельский. В церкви

Однако отмечалось, что посещение богослужения учащимися в больших городах, таких как Смоленск и Вязьма, не всегда было организовано должным образом. Проблема заключалась в том, что дети жили в разных концах города, нередко – вдали от церковно-приходской школы, тогда как литургии начинались рано, а всенощные поздно оканчивались.

Поэтому наблюдение за исправностью посещения богослужений и присмотр за детьми в храмах полностью ложилось на родителей.

 

Дисциплина

Большое значение в деле воспитания имела школьная дисциплина. Поступая в учебное заведение, дети должны были подчиняться всем установленным правилам: приходить в школу вовремя; заниматься, не мешая товарищам; внимательно слушать учителя и отвечать лишь по вызову. Выходить из класса во время урока дети могли только по особой надобности и не иначе, как с разрешения учителя. На переменах ученикам предписывалось играть и развлекаться без ссор и драк. Книги и письменные принадлежности должны были содержаться в порядке и сохранности. Заданные работы полагалось исполнять аккуратно и так далее.

Несомненно, все эти требования имели благотворное влияние на учащихся: дети привыкали к порядку, становились более ответственными и в целом менялись к лучшему.

Ученицы.jpg

Николай Богданов-Бельский. Ученицы

Методами исправления плохого поведения считались замечание, внушение, выговор наедине или в присутствии товарищей, стояние за партой, оставление в классе после урока. Высшей мерой наказания считалось сообщение заведующему школой или родителям о проступке ученика. Исключение за дурное поведение было редким явлением.

Вообще отношение учителей к детям отличалось любовью и доброжелательностью, за что и дети платили своим педагогам уважением и привязанностью.

 

«Чтобы положительное влияние школы не пропало…»

Но как ни велико было влияние школ на воспитанников, не следует его преувеличивать. Трех-четырех летнее пребывание ребенка в школе – слишком незначительное время для того, чтобы вложенные знания и нравственные начала могли прочно укрепиться. В течение года дети проводили в школах не более пяти месяцев, а в остальное время они всецело находились под влиянием семьи и деревенского населения, далеко не культурного.

В школу.jpg

Николай Богданов-Бельский.  В школу

Тяжелая крестьянская работа оставляла мало времени не только для занятий с детьми, но и для простого надзора за ними. В крестьянских семьях дети были предоставлены сами себе. Более того, в некоторых случаях семья влияла на детей очень плохо. Нередко родители сами угощали своих чад водкой, следуя принципу: «Все равно надо привыкать когда-нибудь».

Для того, чтобы положительное влияние церковно-приходской школы не пропало, необходимо было продолжать его и за пределами школьных стен, укреплять связь населения со школой. Одним из таких средств считались школьные библиотеки. По этому поводу «Вяземский наблюдатель» писал: «Библиотеки еще не везде организованы, кроме того, по своему составу они не вполне соответствуют запросам деревни, поэтому во многих местах книгами пользуются только учащиеся, а взрослые редко берут их».

Воскресное чтение в сельской школе.jpg

Николай Богданов-Бельский. Воскресное чтение в сельской школе

По сообщениям общественных наблюдателей, население положительно относилось к чтениям и охотно посещало их. Так, на чтениях по Вяземскому уезду слушателей, не считая учащихся, собиралось 100-200 человек. Лучшими по постановке учебно-воспитательного дела в Вяземском уезде были Духовская, Бессоновская и Федоровская церковно-приходские школы.

Несмотря на все трудности, церковно-приходские школы сумели сохранить за собой определенное влияние в системе народного образования, прежде всего, в плане сохранения русских духовно-нравственных традиций. И несмотря на отказ государства от финансирования церковных школ, они продолжали укрепляться вплоть до установления советской власти.

Лариса ЖУКОВА,
член Союза журналистов России

В основе материала – публикация сайта Вяземской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика