Как закрывали обитель

23.09.2015

324.jpg

История всегда связана с рассказчиком. Порой то, что рассказано, открывает нам не только минувшее, но и личность человека, от которого мы это услышали. Данным свойством отличаются и исторические документы, что особенно ярко можно проследить по открываемым в архивах следственным делам против верующих, решениям об уничтожении храмов и монастырей.

Несмотря на великие потрясения – мировую войну, революцию, гражданское противостояние и все более нарастающие антирелигиозные гонения – до самого своего закрытия в 1927 году Саровская пустынь оставалась общепризнанной святыней России, которая продолжала притягивать паломников из разных городов и весей.

Почти сразу после революции монастырь начал подвергаться нападкам. 1918 году, в отличие от других мест, в Сарове иночествующим не разрешили организовать трудовую артель с уставом, напоминающим устав монастыря. Тем не менее, в тот момент саровские храмы не были закрыты – их передали местной общине верующих, а для проживания монашествующим власти сдали за деньги отнятые у самого монастыря здания. На этом притеснения не закончились: неоднократно общину обкладывали огромными податями – требовали то 300 тысяч, то миллион рублей, проводили обыски для изъятия ценностей, а в 1920 году провели вскрытие раки с мощами преподобного Серафима Саровского, после чего мощи святого старца закрыли стеклянной рамой и выставили на обозрение.

По свидетельству одного из последних настоятелей монастыря игумена Руфина, братии «осталось 160 человек, в основном престарелые, больные, увечные, слепые и хромые, которые не могут трудом добывать себе пропитание. Осталась одна надежда – на милосердие православных христиан».

1922 год – кампания по изъятию церковных ценностей. В два приема было отобраны и вывезены серебряные и позолоченные оклады икон, богослужебные сосуды, иные изготовленные из драгоценных металлов предметы, пожертвованные в свое время верующими в обитель. И даже после этого мнимое богатство обители не давало гонителям покоя: то они писали, что монахи, должно быть, что-то припрятали, то возмущались, что на снимаемые квартиры они пускают паломников (небось, денежку получают), то выражали недовольство тем, что оставшиеся в пользовании верующих строения ремонтируются и подкрашиваются, тогда как отнятые у монастыря и сдаваемые внаем здания со временем разрушаются. Монашествующих одновременно обвиняли в тунеядстве и выражали возмущение, что взамен отнятого подсобного хозяйства община приобрела четыре лошади и около ста ульев с пчелами. Наверное, чтобы тунеядствовать было удобнее…

Недовольство и обеспокоенность вызывало огромное для того времени число паломников, особенно в дни Серафимовских торжеств.

В августе 1926 года арестовали игумена Руфина и еще нескольких монахов. Обвинение было предъявлено потрясающее: «использование религиозных чувств верующих в личных целях». Ну, и конечно, добавили ритуальное «распространение контрреволюционной литературы».

О том, с каким уничижением относились к верующим представители советской власти, какие предлоги они находили для закрытия монастыря, можно увидеть, ознакомившись с опубликованными Д.Ю. Мурашовым документами из фондов Государственного архива Пензенской области.

Документ 1

«Совершенно секретно

Во фракцию ВКП (б) при Пензенском Губисполкоме
Копия Пензенскому Губкому ВКП (б)

В пределах Краснослободского уезда расположен Саровский монастырь. Монастырь как таковой по декрету ВЦИКа должен быть ликвидирован, но фактически он существует по настоящее время, со всеми присущими монастырям укладом жизни и обычаями.

Местечко Саров представляет из себя небольшой, но хорошо оборудованный городок-крепость с наличием больших корпусов каменных зданий, складов и прочих служб. Имеется целый ряд гостиниц и 8 церквей. Монахов там проживает около 160 человек, живут они в бывших монастырских зданиях, лишь с той разницей, что вносят небольшую квартирную плату 250 руб. в месяц, но это обстоятельство их мало стесняет, а наоборот дает им определенный доход, а именно: в виду большого наличия свободной жилой площади, монахи размещены по квартирам свободно, с большим излишком жилой площади, которую реализуют за установленную монахами плату приезжающим в Саров в большом количестве паломникам. Все находящиеся в Сарове 8 церквей с культовым и частью некультовым имуществом в 1921 году формально были переданы в пользование религиозной общины образовавшейся из граждан окрестных деревень Нижегородской губ., расположенных в 5 верстах от Сарова и монахов Сарова. Но фактически религиозная община превратилась в тот же самый монастырь с полным и бесконтрольным хозяйничьем монахов, т.к. вся административная, хозяйственная и духовная власть общины перешла в руки монахов, во главе с игуменом. По укладу и правилам монастыря он не обслуживает в полном смысле религиозных нужд верующих прихожан. В монастыре не допускается по-прежнему совершения обрядов венчания и крещения и гражданам данной общины приходилось совершать обряды в других приходах.

Саровский монастырь в отличие от других монастырей Пензенской и др. губерний имеет свои особенности. Там имеются мощи Серафима Саровского, мнимо прославленные властью самодержавия рядом вымышленных чудес и исцелений. Почему (религиозной массой) продолжает посещаться паломниками прибывающими из разных мест Союза. Посещаемость в год Сарова определяется до 30000 душ. В декабре месяце 1921 года мощи Серафима Саровского Комиссией из представителей разных губернских, уездных органов, врачебной экспертизы и духовенства соседних губерний и уездов были обследованы (копия акта при сем прилагается). Мощи, как видно из акта представляли как и все созданные мощи отдельные части неполного скелета, окутанной ватой и грудой тряпья. Результаты обследования всенародно объявлены в печати, но не были изъяты, а оставлены там, где и были, т.е. в церкви в специально сделанном гробу и так называемой серебряной раке, сооруженной бывшим царем Николаем.

Помимо наличия мощей в церквях Сарова и в окрестностях его представлены в особо приспособленных зданиях другие «памятники» чтимого Серафима Саровского, как-то: обувь, одежда, зуб, клок бороды и некоторые орудия хозяйства Серафима. В 3-х верстах от Сарова дальняя пустынь, где находится «камень на котором молился Серафим». В 1,5 версте ближняя пустынь «с святым источником воды» и купальней.

Все эти созданные памятники используются монахами Сарова в целях извлечения материальной выгоды с паломников. У каждой вещи или предмета обязательно прикреплена кружка и приставлен монах для сбора денег. Помимо этого способа выжимания средств с паломников производится открыто торговля «святыней».

В особо приспособленном здании при монастыре и источнике монахи торгуют иконами, крестами, литературой религиозного характера, разными листовками включительно контрреволюционного содержания, «святым» маслом от мощей и водой из источника.

Как широко реализуется монахами святыня видно из следующего: при обследовании в Сентябре месяце с.г. Саровского монастыря было обнаружено на складе под церковью 50 ящиков, размером в 2 арш. длины и 1 арш. 8 в. ширины и высоты, наполненных стеклянной мелкой посудой, для разлива «святого» масла и воды. В лавке разлитого по пузырькам масла для продажи до 100 флаконов.

У источника стеклянной посуды приготовленной под воду до 2000 штук.

Эта посуда не только как запас от прошлого времени, но как видно из документов хранящихся в канцелярии монастыря приобретена в августе месяце с.г. в Шануровском Государственном стеклозаводе.

Помимо громадного количества книг хранящихся в трех монастырских библиотеках, обнаружено в лавке и прочих местах литературы, листовок, картин духовного содержания, размноженных в тысячах экземпляров распространяемой через продажу среди паломников.

Как видно из акта ревизионной Комиссии Саровской религиозной общины от 19-21 Сентября с.г. доходность от реализации святыни за время с 1 Января по 1 Сентября с.г. по книге прихода выразилась в сумме 18616 руб. 75 коп. При чем эта сумма далеко не отвечает действительности, которая должна иметься в приходе по- тому, что каждого монаха приставленного к сбору средств, за ту или иную доходную статью не возможно поставить в условия какого либо контроля и они сдают собранные деньги в кассу монастыря по своей совести.

Все живущие в Сарове монахи никаким полезным трудом не занимаются, а содержатся исключительно на доходы от реализации «святыни».

Окружающее население на Саров смотрит как на гнездо тунеядцев и Саров в их глазах утратил то религиозное значение, каким он пользовался до революции. Внутренняя жизнь монашествующих сводится к следующему: среди монахов, как и прежде сгруппированы два класса: эксплоататоры – рясофорная высшая каста монашествующих от игумена до иеромонахов включительно, занимающаяся исключительно выполнением хозяйственных и административных функций монастыря и выполнением богослужений в церкви и эксплоатируемые – послушники-рабы, которые несут на себе всю черную физическую работу монашествующего коллектива. За что все получают по 1,5 ф. черного хлеба в сутки и 1-2 раза в неделю горячую пищу из доходов монастыря. Среди монашествующих распространено пьянство, проституция и венерические болезни.

После того как у них Соввластью было все изъято монахами вновь приобретено 4 лошади, до 100 ульев пчел. Пришедшие за время революционного периода в некоторую ветхость все их источники одурачивания верующих: пустыни, колодцы и часовни, монахами вновь восстанавливаются ремонтируются и подкрашиваются, в то время как государственные здания, в коих живут монахи, не только не ремонтируются, а из года в год разрушаются.

Не менее важным моментом отмечается то, что Саров по своей чтимости является монастырем Всесоюзного значения, которого мало коснулась революция. Он с каждым годом стал привлекать все более стечение под видом паломничества разного антисоветского элемента. Ежегодно, как и в нынешнем году 1 Августа состоялось очередное празднование памяти открытия мощей Серафима Саровского. К этому времени со всех концов Союза ежегодно стекается масса паломников. В нынешнем году паломников прибыло из 23-25 внутренних и окраинных губерний Союза, в количестве до 7000 человек. В том числе более 50% составляло духовенство, монашествующие и интеллигенции разного антисоветского пошиба включительно до бывших генералов-адмиралов и княжеских сословий.

Обстановка Сарова под видом совершения молений дает этой всей своре возможность обобщаться между собой, обмениваться мнениями, распускать среди прочей темной массы антисоветские слухи и сведения и обдумывать прочие контрреволюционные деяния.

Словом вся эта обстановка Саровского монастыря является опорным пунктом религиозного дурмана и гнездом черной реакции.

ГО ОГПУ в настоящее время арестована верхушка монастыря во главе с игуменом по обвинению в распространении контрреволюционной литературы и использования религиозных чувств верующих в личных целях.

Кроме периодического и временного посещения Сарова в течении года разного политнеблагонадежного элемента, там находят себе приют таковые и на довольно продолжительное время, которых не мало проживает и в настоящее время.

Учитывая то, что Саров расположен от уездного центра около 90 верст и губернского до 400 верст, благодаря чему мало доступен влиянию Сов. и партийных органов, в сторону ослабления его реакционного значения, Пензенский ГО ОГПУ стал перед необходимостью полной и срочной ликвидации Сарова.

Для ликвидации монастыря ГО выдвигает проведение нижеследующих мероприятий:

1. Саровский монастырь, как существующий вопреки декрета ВЦИК о ликвидации монастырей – закрыть.

2. Религиозную общину Сарова, как не использующую церкви монастыря для удовлетворения религиозных нужд, а лишь являющуюся ширмой монахов для эксплоатации религиозных чувств верующих, ликвидировать. Имеющиеся церкви закрыть. В случае ходатайства со стороны общины о предоставлении храма для совершения религиозных треб. Предоставить один храм, но не больше.

3. Мощи Серафима Саровского и прочие предметы созданные в память его, являющиеся средством извлечения монахами материальных выгод, изъять и передать таковые в музей Губернского союза «Безбожник».

4. Всех монахов, проживающих в Сарове выселить в административном порядке по другим монастырям группами, главным образом инвалидов. Остальным монахам предложить избрать другое место жительства по усмотрению.

5. Некультовое имущество, находящееся в пользовании религиозной общины и в пользовании монахов изъять и передать в госфонд.

6. Культовое имущество находящееся в большом излишке в Сарове изъять и передать соответствующим учреждениям.

7. Постройки жилые, нежилые и часовни находящиеся вне стен Саровского монастыря, разбросанные по лесу и служащие, как памятниками Серафима Саровского ликвидировать через продажу с торгов, обратив средства в подлежащий доход государства.

8. Для проведения мероприятий по ликвидации Сарова Губотдел ОГПУ находит целесообразным создание при ГИКе Комиссии от заинтересованных учреждений: Губисполкома, Губпрокуратуры, ГО ОГПУ, ГЗУ, Губоно, от Губздрава – врачей экспертов и Красносло- бодского УИК.

9. Время ликвидации находит Январь месяц 1927 года, т.к. этот период ослабляется посещением паломниками Сарова и с другой, что в связи с изъятием нами монашествующей головки Сарова и содержанием ея под стражей, дает возможность наименьшего сопротивления к ликвидации монастыря.

10. Срочно принять меры по усилению в районе Сарова культурно-просветительной работы.

11. Намеченные мероприятия ГО ОГПУ просит срочно рассмотреть и дать свои указания, т.к. практически к ликвидации необходимо приступит не позже Января 1927 года – время, когда в монастыре нет паломников. Оттяжка этого вопроса в связи с наплывом паломников к весне, вынудит снова отодвинуть решение его до следующего года.

Этот вопрос ГО согласован уже с ОГПУ.

Просьба Ваши последующие по этому вопросу решения сообщить ГО.

При сем прилагаются копии устава общины. Договор, акт рев. комисии общины, акт вскрытия мощей и прочие материалы.

Нач. Пенз. Губотдела ОГПУ Тарашкевич
Нач. СО. Олешкевич
28 дек. 1926 г.».

 

Документ 2

«Сов. секретно

Протокол № 2/
с заседания бюро Пензенского Губкома ВкП (б)
от 26/II — 27 года

Присутствуют:

Члены бюро Губкома: тт. Аболин, Акулинушкин, Полумордвинов, Польдяев, Тарашкевич, Петров, Хлопин, Росницкий, Полбицин.

Члены Губкома: тт. Маршан

Кандидаты в члены ГК: тт. Кочуков, Маханов

Члены ГКК: тт. Степанов, Лапин

Повестка дня:

1. О трубзаводе

2. О саровском монастыре

Слушали: О Саровском монастыре (т. Тарашкевич, Кочуков)

Постановили: 1. Поручить комиссии в составе Тарашкевич Росницкого и Маршана представить к 28/ II резолюцию по данному вопросу».

Источник: ГАПО. Ф. п. 36. Оп. 1. Д. 1468. Л. 4, 7 об. 93  94 95

 

Документ 3

«Выписка из протокола № 14
заседания бюро Пензенского Губкома ВкП (б) от 4-го марта 27 г.

Слушали: 12. О Саровском монастыре

Постановили: 1. Признать необходимым срочно ликвидировать монастырь;

2. Поручить Секретариату Губкома согласовать вопрос с Центром».

Источник: ГАПО. Ф. п. 36. Оп. 1. Д. 1468. Л 8.

 

Документ 4

«Выписка из протокола № 6/
с заседания Президиума Пенз. Губисполкома от 30 марта 1937 года

§ 1 Слушали: О ликвидации Саровского монастыря и взятии мощей «Серафима»

Постановили: В дополнение постановления Президиума Губисполкома от 5 января.

1/ Предложить Краснослободскому Уисполкому немедленно расторгнуть договор с Саровской религиозной общиной, как потерявшей юридическое значение /заключен в 1923 году/ и опечатать церкви Сарова в целях сохранения культурного имущества.

2/ Поручить члену Губисполкома тов. Тарашкевичу выехать в Саров для проведения операции по изъятию мощей «Серафима» и отправления их в г. Москву.

3/ Для учета культового имущества и определения порядка его использования и реализации, командировать вместе с тов. Тарашкевичем члена Губисполкома тов. Торкина.

4/ Предложить тов. Вершинину доложить Президиуму о возможности использования построек Саровского монастыря в местных условиях. 5/ отпустить тов. Тарашкевичу на проведение операции 500 рублей из ст. 20 сметы Губисполкома.

Верно: управделами Гик подпись».

Источник: ГАПО. Ф. п. 36. Оп. 1. Д. 1468. Л. 9

 

Документ 5

«Строго секретно

В ЦК ВКП (Б)

Антирелигиозная комиссия
тов. Ярославскому или Попову
копия Зав. агитотделом ЦК т. Кнорину

Бюро Пензенского Губкома тщательно обсудило вопрос о Саровском монастыре и признало необходимым срочную его ликвидацию.

Подробно материалы по этому вопросу направлены в Москву по линии ГПУ.

В основном эти материалы выявляют следующую картину:

1. До настоящего времени в монастыре целиком сохранился его дореволюционный уклад с безконтрольной и хищнической эксплуатацией имущества в целях личной наживы монастырской верхушки при наличии, вместе с тем, пустующих и разрушающихся огромных жилых помещений;

2. Монастырем продолжается заметно усиливающаяся за последние годы злостная эксплоатация религиозных предразсудков (использование имеющихся в монастыре мощей, массовая торговля «святой водой», песком, кусками «святого» дерева, инсценировка чудес, кликушество и т. д.), что помогает монастырю в особые дни «серафимовских торжеств» собирать значительные массы верующих (до 12 тыс. из 20-25 губерний);

3. Распространение дореволюционной черносотенной литературы, скопление в дни монастырских праздников духовенства и видных деятелей царской России, которые могут свое пребывание в Сарове использовать в контрреволюционных целях, организуя всевозможного рода религиозных шествий с контрреволюционым их содержанием, фактическое несение монастырем роли духовной школы и т. д. свидетельствует об усиливавшейся за последний год контрреволюционной роли монастыря.

Ликвидацию монастыря было бы целесообразно произвести теперь же, до наступления весеннего раздополья.

Но дело задерживает с решением вопроса о судьбе мощей Серафима.

Оставить мощи в Саровской пустыне, конечно, невозможно.

В Пензе имеются на них два претендента – церковное управление (организация обновленческой «Живой Церкви» – прим.) и союз Безбожников.

Мы считаем совершенно невозможным передачу их союзу Безбожников для помещения в Пензенском музее антирелигиозника: в губернском городе крестьянской губернии на этой почве возможны эксцессы.

Навряд ли целесообразна их передача и живоцерковникам, которые не прочь поэксплоатировать еще значительную для известных кругов притягательную силу мощей в свою пользу. В 1925 году в связи с ожиданием открытия мощей еп. Иннокентия Пенза видела некоторые «картинки» с участием кликушей.

Поэтому мы считали бы наиболее целесообразным передачу мощей в Москву для музея.

Для согласования этого вопроса с Вами Губкомом командируется в Москву член бюро Губкома – нач.губотдела ГПУ т. Тарашкевич.

секретарь губкома ВкП(б) Аболин
Пенза, 15 марта 1927».

Источник: ГАПО. Ф. п. 36. Оп. 1. Д. 1468. Л. 10-11

 

Документ 6

«Сов. секретно

Выписка из протокола № 84
заседания комиссии по проведению декрета об отделении церкви от государства
при цк ВкПБ от 24 марта 1927 г.

Слушали: о ликвидации Саровского монастыря
т. Тарашкевич, член бюро Пензенского Губкома ВКП (б)

Постановили: 1. а) Подтвердить постановление комиссии от 10 сентября 1926 г. б. мощи Серафима Саровского и др. «реликвии» перевести в Москву для помещения в музей. б) Для окончательной ликвидации монастыря считать целесообразным передачу всех зданий последнего Советским организациям, для использования их в качестве домов отдыха, общежитий и т. п. в) В этих же целях Пензенскому Губкому поставить перед соответствующими организациями вопрос о передаче земель, ранее принадлежавших монастырю в постоянное пользование местных крестьян. г) При проведении ликвидации Пензенскому Губкому принять меры к предотвращению могущих быть эксцессов. д). В виду наступления весеннего периода в связи с чем начнется приток паломников, считать необходимым проведение ликвидации монастыря в ближайшее время.

П.П.

зам председателя К. Попов  
члены красиков тучков  
24 март 1927 г.».

Источник: ГАПО. Ф. п. 36. Оп. 1. Д. 1468. Л. 13.

Строения ликвидированного Саровского монастыря были переданы в введение Нижегородского управления НКВД. На его территории сначала организовали трудовую коммуну для бывших беспризорников, а затем исправительную колонию для взрослых.

Возродилась монашеская жизнь в Сарове через восемь десятилетий, в 2006 году.

Опубликованные документы цитируются по:
«Пензенский летописец», альманах №3 (2014–2015)


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓