RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

«Неудобные» герои

07.07.2014

Почти семьдесят лет отделяет нас от Великой Победы, и все меньше остается живых свидетелей войны, названной в нашем народе Великой Отечественной, но порой и многие десятилетия спустя награды находят героев. Так было в 2007 году, когда медалью «За отвагу» был награжден протоиерей Викторин Зарецкий. Отец Викторин был настоятелем Лазаревского храма в Людинове Калужской области. В храме в годы войны располагалась одна из подпольных ячеек, противостоявших фашистской оккупации.

Соучастницей подвига отца Викторина была его дочь – Нина Викторовна Зарецкая. В годы оккупации она работала переводчицей в немецкой комендатуре и передавала через отца ценные сведения партизанам. Более шестидесяти лет Нина Викторовна прожила в городе Сельцо, ставшем для нее второй родиной. Здесь и завершилась ее жизнь в июне нынешнего года.

Отец

1.jpg

Родившийся в 1898 года в селе Пеневичах Хвастовичского района в семье священнослужителя Викторин Зарецкий продолжил династию в восьмом поколении.

По окончании семинарии служил псаломщиком. Хорошо знал латинский и греческий языки, немного говорил по-немецки. О нем известно как о начитанном, всесторонне развитом человеке, обладавшем даром красноречия, музыкальным слухом, прекрасным голосом, увлекавшемся живописью.  По примеру старших поколений умел играть на скрипке, виртуозно играл на гитаре. При этом был человеком строгих правил, любил во всем порядок, терпеть не мог лжи, пустословия, разболтанности, хвастовства, лести.

В 1925 году был рукоположен во диакона, затем во священника, и в том же году был назначен настоятелем храма Рождества Богородицы села Огорь Жиздринского уезда. Там родилась его дочь Нина. В 1934 году был поставлен настоятелем Лазаревского храма в городе Людиново, служил также в храме Казанской иконы Божией Матери. Возведен в сан протоиерея.

Прихожане очень любили своего священника, проповеди его оставались в сердцах слушавших надолго. Дочь вспоминала: «Отец готовился ночами, делал наброски, перечитывая множество книг. Когда выходил на амвон, как ручей текла речь, настолько убедительные были слова, доходящие до каждого верующего. На службу к отцу Викторину приезжали и из Фаянсовой, Дятьково, жители села Огорь привозили крестить своих детей в Людиново, считая, что отец Викторин является еще их священником».

В те времена с верующими боролись, не только закрывая храмы и подвергая репрессиям священнослужителей и активных членов общины – священника зачастую обкладывали налогами, кратно превосходящими то, что мог собрать приход, и таким образом вынуждали отойти от служения. Такое довелось пережить и отцу Викторину. Закончив курсы бухгалтеров, в 1939 году он поступил на работу в управление лесного хозяйства.

Оккупация

Еще до начала немецкой оккупации Людинова командир партизанского отряда Василий Иванович Золотухин предложил отцу Викторину помогать советской разведке. Отец Викторин согласился, и тот обучил его тонкостям профессиональной работы в условиях подполья. Как вспоминал Золотухин, педантичный, скрупулезно точный, никогда не опаздывающий, Викторин Александрович был весьма способным учеником.

2.jpg

Захватчики оккупировали Людиново в октябре 1941 года. Отец Викторин Зарецкий и Василий Золотухин подготовили обращение к оккупационным властям с просьбой не закрывать в городе Лазаревский храм. А с лета 1942 года отец Викторин стал служить также во вновь открытом Казанском соборе. Он поддерживал паству и говорил прекрасные проповеди, послушать которые приходили даже коммунисты. Кроме того, он сообщал партизанам сведения о карательных экспедициях, передислокации немецких соединений.

Старался помочь, чем мог: например, когда городская управа обложила податями семьи, подозревавшиеся в связях с партизанами, он с церковным старостой передал в партизанские семьи церковные деньги.

Под псевдонимом «Ясный» отец Викторин переправлял свои донесения через Клавдию Азарову или свою сестру Олимпиаду, работавших в местной больнице.

День рождения – день Победы

Добывать сведения помогала дочь Нина, которая работала в городской управе переводчицей, а также прихожане. Дочь священника тогда была совсем юной – в 1941 году ей исполнилось пятнадцать.

Нина Викторовна Зарецкая родилась 9 мая, за девятнадцать лет до Великой Победы. Отчество ее – Викторовна – чужое: в советское время, когда Нине Зарецкой выдавали паспорт, сказали, мол, нет такого имени Викторин.

Во вражеском логове

3.jpgНина лет с восьми-десяти начала изучать иностранные языки, и уже в пятнадцать лет свободно владела немецким. Это помогло ей устроиться на переводчиком в немецкую комендатуру. Партизаны такой удаче обрадовались – свой человек во вражеском логове.  Юной переводчице Нине Зарецкой столько пришлось увидеть и пережить, что забыть было невозможно: на ее глазах жестоко избивали мужчин и женщин, подростков, и от криков двери едва ли не срывало с петель…

Девушка не знала, что работает на подпольщиков, – отец Викторин ее оберегал. Он боялся, что дочь может случайно проговориться, поэтому просто просил ее узнать нужную информацию. Полученные от дочери сведения о проведении карательных экспедиций против партизан, о приметах засылаемых в отряд вражеских агентов, о передислокации на территорию Людиновского района немецко-фашистских соединений, о пособниках и наемниках священник передавал партизанам. 

В комендатуре Нина также занималась выдачей пропусков. Она доставала документы, с помощью которых подпольщики могли выйти в лес или, наоборот, партизаны – зайти в город.  Если не знала, на какого конкретного человека выдавать пропуск, то веером среди заполненных бланков подсовывала коменданту города на подпись чистые – ей немцы доверяли.

Не выдержало сердце

Тяжесть испытаний, невероятное напряжение, страх за дочь – все это подорвало здоровье отца Викторина, обострило течение хронических заболеваний. Он страдал язвой желудка, имел проблемы с сердцем.

9 сентября 1943 года Людиново освободили от оккупантов, а через год, 15 августа 1944 года, отца Викторина не стало. Он похоронен на кладбище у Лазаревского храма, где служил в свои последние дни.

Награда спустя десятилетия

Батюшка и его дочь оказались последними в ряду награжденных за подпольную работу в Людиново. Огромная заслуга в том, что Зарецких заслуженно наградили, принадлежит настоятелю Казанского собора города протоиерею Алексию Жиганову. После назначения в этот храме он стал изучать историю прихода и заинтересовался судьбой служившего здесь в войну священника Викторина Зарецкого.

– Нам было обидно, что все участники Людиновского подполья были награждены еще в 1957 году, а отец Викторин Зарецкий и его дочь Нина незаслуженно забыты. Тогда мы подняли архивные документы и начали ходатайствовать о Зарецких, – рассказывает священнослужитель.

Лишь спустя пятьдесят лет после остальных подпольщиков, в 2007 году, награда нашла своего героя.  Протоиерея Викторина Зарецкого посмертно наградили медалью «За отвагу», а в 2008-м такую же медаль вручили Нине Зарецкой. Нина Викторовна ранее была награждена орденом преподобного Сергия Радонежского (I степени). Отец Викторин и его дочь стали почетными гражданами города Людинова.

4.jpg

Всегда хранила веру

После окончания Тульского педагогического института в 1950 году Нина Зарецкая по распределению попала в город Сельцо. Вышла замуж, родила сына. Всю свою жизнь она проработала учительницей немецкого языка в школе. Учитель-методист, отличник просвещения СССР, награждена орденом Трудового Красного знамени; на открытые уроки к ней приезжали учителя из всего Брянского района.

Проводить Нину Викторовну в последний путь пришли ее родные и близкие, соседи, коллеги и ученицы. Они с большой теплотой вспоминали свою наставницу, которая дала им прекрасные знания и вдохновила на изучение немецкого языка; многие ее ученицы стали педагогами. И на девятом десятке лет Нина Зарецкая свободно говорила по-немецки.

– Нина Викторовна достойна восхищения. Это была стойкая, волевая женщина, несмотря на жизненные трудности, она не падала духом, - рассказывает ее ученица и коллега Людмила Александровна Борзенкова.  – Человек высокой нравственности, принципиальная, порядочная, культурная, ей не была свойственна гордыня. Всесторонне развитая, постоянно ездила на различные экскурсии, всем интересовалась. Мы каждый год собирались у нее на день рождения. Песни военных лет поем – и она с нами…

В свои 79 лет Лилия Александровна Жихарева, ученица Нины Викторовны, до сих пор помнит стихи и песни на немецком языке:

– Нина Викторовна заходила в класс и говорила с нами только на немецком, и нам было неудобно прийти на урок неподготовленными. Однажды она дала мне задание перед всем классом спеть песню «Широка страна моя родная» на немецком языке, так я до сих пор ее помню… Сейчас редко встретишь такого преподавателя. Она была строгой, но любимчиков у нее не было.

5.jpgДолгие годы окружающие даже не знали, что Нина Зарецкая – дочь священника и участница Людиновского подполья.

– Об этом стало известно только в последнее десятилетие, когда ее прославили в родном городе Людиново и об их семье стали писать газеты, – говорят коллеги.

Сама же Нина Викторовна говорила: «Я всегда хранила веру, я же дочь священника, иначе и быть не могло». Со самой смерти она оставалась прихожанкой местного храма, в последние годы, когда болезни стали брать свое, настоятель Никольской церкви города посещал ее дома.

Для настоятеля Казанского собора в Людинове, где священник с дочерью работали в подполье, уход из жизни Нины Викторовны стал личной утратой. Он каждый год приезжал к ней на 9 мая, который был для подпольщицы двойным праздником – Днем Великой Победы и днем ее рождения. В этом году их встреча оказалась последней…

По информации Пресс-службы Брянской епархии 
и 
портала «Древо»

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓