RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Солдатские святыни

09.05.2014

kostrovart_6.jpg

Останки тысяч воинов, которые погибли во время Великой Отечественной войны, но не были похоронены и потому до сих пор считаются пропавшими без вести, находят ежегодно поисковики в местах боев. Помимо свидетельств самоотверженной защиты Отечества находки порой приоткрывают подробности о жизни солдат и офицеров, их надеждах, упованиях и вере.

Множество нательных крестиков, образков, ладанок нашли у погибших бойцов. Среди находок поисковых отрядов, ведущих раскопки в местах боев за Ленинград – на Синявинских высотах, Невском пятачке и других, − есть даже напрестольный крест, который солдат хранил на груди под шинелью, выполненные цветными карандашами рукописные изводы икон, найденные в планшете летчика, чей самолет был сбит в этих местах, оклады старинных образов, медальон размером с пятирублевую монету, на обеих сторонах которого изображен Георгий Победоносец.

2.jpg

Особое значение имеет для поисковиков и всех жителей города на Неве икона «Фронтовой Георгий», написанная в наши дни женщиной-иконописцем, отец и дядя которой погибли на Ленинградском фронте. Это святыня не только наших современников, но и солдат Великой Отечественной, ведь по краям образа вмонтированы найденные во время раскопок крестики и иконки бойцов, которые отдали свои жизни, защищая северную столицу.

1.jpg

«Фронтовой Георгий» хранится в Успенском храме села Лезье-Сологубовка в районе Синявинских высот, где велись жесточайшие бои за Ленинград. Здесь собраны Книги памяти с именами павших воинов для вечного их поминовения. Один из приделов храма освящен во имя великомученика Георгия, покровителя российского воинства. Образ порой покидает храм на время ежегодных крестных ходов по местам боев. 

3.jpg

Написать икону «Фронтового Георгия» предложил клирик Санкт-Петербургской митрополии, настоятель петербургского храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной протоиерей Вячеслав Харинов, среди послушаний которого − окормление регионального поискового движения. Он также член одного из отрядов поисковиков. 

При храме на Шпалерной действует музей истории Ленинградской блокады.

− У незахороненных павших − так называемых пропавших без вести − находят огромное количество вещей, связанных с их религиозным упованием, рассказывает священнослужитель. − Это зашитые в гимнастерку, в подкладку шинели, в голенища сапог образы, ладанки, иконки, мощевики. Круглые образки после стачивания ушка принимали форму монетки, и их обычно вкладывали в кошелек, который лежал в потайном месте. Все вещи говорят о вере, неистребимой никакими репрессиями… У нас много икон, которые воинам давали их матери, сестры, жены, невесты. Это образы покровителей женской части семьи — святых Гурия, Самона и Авива, великомученицы Варвары. Много дореволюционных икон. Наивно думать, что они принадлежали пожилым солдатам. Большей частью погибали мальчишки, а святыни им давали отцы и деды… 

Sviat_6.jpg

Есть у нас бумажные, самодельные иконы, нарисованные карандашом — искусно, с должным отношением, с правильным надписанием по-церковнославянски. Их нашли в планшете у погибшего летчика. Все это ошеломляет. Находок много, и их количество продолжает расти. В блиндажах поисковики находят совершенно неожиданные вещи. Например, оклад иконы, кресты, которые были размещены в блиндаже. Или большой напрестольный крест солдата, погибшего в Тосненском районе: он был спрятан у него на груди под шинелью. На нем — отметины осколков. Это главная святыня всех поисковиков. С этим крестом мы хороним останки погибших.

В публикации использованы материалы ИА "Вода Живая",
персонального сайта художника-баталиста Д. Базуева

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓