При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Егор Власов: На экономическом факультете РПУ я получил диплом номер один

30.05.2018

10559911_669343913161027_1926785992429545235_n.jpg

О том, зачем экономисту богословские предметы, каково это – писать дипломную работу у иеромонаха, являющегося также биржевым аналитиком, и не мешает ли диплом православного вуза карьерным успехам в бизнес-структурах, рассказывает Егор Юрьевич Власов – в свое время один из первых студентов, получивших экономическое образование в Российском православном университете, а ныне генеральный директор преуспевающей компании.

 

Егор Юрьевич, казалось бы, такие далекие друг от друга понятия – экономика и богословие. И, тем не менее, Вы окончили экономический факультет РПУ, где учили не только положенные по этому образовательному профилю предметы, но и некоторые богословские дисциплины. Какой путь привел Вас в православный вуз учиться на экономиста?

– По факту мы были первым в РПУ курсом экономического факультета, даже диплом я получил за номером один.

Практически все на нашем курсе, как мы выяснили потом в разговорах друг с другом, оказались в Российском православном университете, можно сказать, случайно. Это была середина 90-х годов, закончили мы вуз в 2000-м. Что касается моей личной истории, я благодаря тому, что можно было сдавать экзамены в несколько вузов, поступил в Санкт-Петербурге, где тогда жил, одновременно в Балтийский государственный технический университет и Лесотехническую академию (я всегда мечтал быть связанным с экологией, с природой). В Москве у меня жил дядя, он был воцерковлен и помогал воцерковиться всей нашей семье. И вот он сказал: «Попробуй поступить в Москве – здесь новый вуз открылся, а в свою Лесотехническую академию успеешь вернуться. Осмотришься в этом городе, поучишься в РПУ, и если понравится, останешься».

Так я поступил в этот вуз. Для меня было очень неожиданно, что сдавали мы вступительные экзамены в Высоко-Петровском монастыре в помещении храма. Помню, храм нуждался в реставрации, штукатурка падала на столы… А после поступления все в моей жизни буквально закрутилось. Спорят, кто главный в истории – человек или общество. В истории экономического факультета и нас, его студентов, огромную роль сыграла харизма нашего декана Эдуарда Владимировича Афанасьева – он нас объединил, увлек учебой, начал воцерковлять. Впоследствии у меня, конечно, даже мысли не возникало о том, чтобы покинуть университет.

А почему экономика и христианство, Православие… В по-настоящему страшных 90-х годах, когда мы начали учиться, в экономике не осталось чего-либо не то что христианского, но и человеческого – людей убивали за деньги. И обучение в православном вузе по выбранной специальности для меня стало очень интересным синтезом христианской этики и экономики. Соединение этих двух моментов мне показалось очень важным.

Позже я учился во многих других местах: заканчивал программу MBA в Школе бизнеса «Синергия», получал дополнительное образование. А когда готовился к сертификации ACCA (Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров – прим.), обнаружил что у них даже есть курс этики. Нам, православным христианам, не нужно придумывать новой деловой этики – у нас есть этика христианская. Сейчас я стараюсь работать в синергии этого синтеза, первое зерно которого было посеяно во время моей учебы на экономическом факультете Российского православного университета.

Афанасьев_студенты.JPG

Какие преподаватели больше всего запомнились – по «экономическим» дисциплинам? Или, возможно, кто-то еще из учащих оставил особый след в душе и в памяти?

– Да, конечно. Мы были, можно сказать, экспериментальным курсом, появление которого связано с возрождением православной веры в нашей стране. Тогда в РПУ пришло много идейных людей. Я помню историка Владимира Леонидовича Махнача, последователя Гумилева, – на его лекции в аудиторию приходил не только наш курс, но со всего института набивались студенты. Прекрасный был оратор и видный ученый, к сожалению, ныне его нет с нами.

Афанасьев.JPG

Конечно, очень важный след в моей жизни оставил Э.А. Афанасьев. У него было много планов, в том числе по развитию нашего экономического факультета, но к сожалению, все перечеркнула нелепая случайность: однажды, когда Эдуард Владимирович ехал в метро, у него остановилось сердце. После окончания РПУ я семь лет преподавал в нашем вузе, было много идей, однако после кончины нашего любимого декана реализовать их не получилось. Из-за изменившихся обстоятельств пришлось оставить научную работу идти работать в бизнес.

Запомнился также отец Филипп (Симонов), у которого я писал дипломную работу. В ту пору он был ведущим аналитиком Межбанковской валютной биржи, и при этом иеромонахом (в 2017 году отец Филипп был возведен в сан архимандрита – прим.). Прекрасный человек, ученый, общественный деятель и, конечно, христианин. Для меня он был идеалом православного экономиста: с одной стороны, иеромонах, с другой – ведущий аналитик такой серьезной экономической структуры. Вспоминается яркий момент: я пришел в здание Межбанковской валютной биржи, где он работал, чтобы проконсультироваться с отцом Филиппом по поводу написания дипломной работы, и он выходит в рясе, при этом с мобильным телефоном. В те времена мобильный являлся большой редкостью, но ему был необходим по работе.

Английский язык нам преподавал отец Иларион (Алфеев), ныне митрополит, председатель Отдела внешних церковных связей. Были также лекции диакона Андрея Кураева… В общем, преподавали нам, можно сказать «звезды» – яркие личности; зачастую это были ведущие специалисты в своих областях.

DSC00983.JPG

Порой выпускавшиеся у нас студенты «поднывали», мол, что это такое за вуз, но я им говорил: «Ребята, если у нас такие люди преподают, образование в РПУ можно получить отличное». Ни разу не пожалел о том, что учился в нашем вузе. Впоследствии я сам не раз принимал людей на работу, и вот приходит выпускник, предположим, Финансовой академии – человек только что закончил вуз, никакого опыта нет, но он чувствует себя «звездой», и в голове у такого соискателя засела идея, что ему сразу должны предложить много денег, а самому ему ничего делать не нужно. У нас в РПУ выпускники были другие – это интересные люди, которые с азартом хватались за любую работу, тащили на себе разные проекты, имели разносторонние интересы.

Расскажите, пожалуйста, с кем Вы учились? Это были ребята из православных семей, или совершенно светские люди, которые пришли в православный вуз только за образованием по экономическому профилю?

– Девяносто пять процентов – абсолютно светские люди. Помню, как собрались мы на первом курсе и делились друг с другом, каким образом пришли к решению поступать в РПУ: кто-то не успел поступить в другой вуз, кто-то, как я, услышал от близких или знакомых об этом учебном заведении. Совершенно светская аудитория. Но попав в этот вуз, мы стали воцерковляться. Помню, многие, не имея опыта церковной жизни и не спросив совета, первый пост решили провести по-монашески, кто-то даже в Высоко-Петровском монастыре сознание терял от голода – девчонки падали прямо на службе. Нас ругали за это (смеется). С удовольствием вспоминаю те времена.

1011304_465889863506434_453822360_n.jpg

Когда Вы говорите про студенческие годы, какой образ, событие, человек приходят на ум первыми? С чем в Вашем сознании связан образ университета?

– К сожалению, я не могу говорить о сегодняшнем РПУ – давно не был у нас в институте. Как я понимаю, на экономическом факультете (сейчас это факультет права и экономики – прим.) многое поменялось после смерти Эдуарда Владимировича. Вуз, который я помню, – очень камерный, как старая Москва, как тот самый Высоко-Петровский монастырь в центре столицы.

У нашего факультета также была отдельная аудитория на Якиманке – небольшие две комнатушечки. Это был практически «домашний» университет – все преподаватели, как и студенты, знали друг друга, группы маленькие, по десять-пятнадцать человек.

87090.JPG

РПУ у меня ассоциируется со старым российским образованием, когда студент был не просто студент. Мы постоянно что-то придумывали, сами предпринимали: например, нам не нашли преподавателя по страхованию – мы собрались, набрали учебников и изучили этот предмет самостоятельно. Нас не надо было заставлять учиться чему-то.

Нам нравилось театральное искусство – мы организовали собственный театр, в котором ставили спектакли при помощи артистов Театра Советской Армии. Постоянное движение, новые задачи – такая яркая была у меня студенческая жизнь.

678585.JPG

В стенах университета мне довелось встретиться с интереснейшими людьми, на факультете был уникальный преподавательский состав, который нас вдохновлял, а в центре жизни экономического факультета – могучая фигура Эдуарда Владимировича Афанасьева.

Вы упомянули о том, что после выпуска из РПУ не расстались с этим вузом и несколько лет в нем преподавали, а затем ушли в бизнес. Не могли бы рассказать нашим читателям, как складывалась Ваша профессиональная жизнь?

– В то время, когда я закончил институт, мне не удалось найти аспирантуру по своему профилю – на пути встала банальная коррупция. В одном из крупнейших вузов, например, мне сразу сказали: «Ну, молодой человек, чего вы захотели – в аспирантуру поступить! Это дорого, десять тысяч долларов будет вам стоить». Поэтому я поступил в институт социологии Российской академии наук на социологический факультет. Кстати, там работал преподававший в РПУ социолог с мировым именем С.А. Кравченко. Отучился я там, но понял, что не обладаю в должной мере социологическим инструментарием – с экономическими терминами и с базой знаний по этой тематике у меня было все нормально, а что касается социологии, она тяжеловато давалась. Кандидатский минимум сдал, написал диссертацию об экономике скитского монашества. Посмотрели работу, сказали мне: «Ой, парень, у тебя культурологическая диссертация, по социологии разве защитить ее?» Так и ушло...

Уже с третьего курса я начал преподавать – экономику, маркетинг, менеджмент. Преподавал, правда, школьникам: года два учил старшеклассников в учебно-производственном комбинате, куда будущих выпускников гоняют на специализацию.

Немного позже, уже на четвертом-пятом курсе, работал бухгалтером, сразу же стал главным бухгалтером. Кроме того, начал преподавать в РПУ. Занятия по западной системе бухучета я вел у нас в вузе семь лет.

Так постепенно складывалась карьера: в разные годы я был главным бухгалтером, финансовым директором... Сейчас я генеральный директор в компании, занимающейся производством бумажно-деловой продукции.

12759_345923225503099_1295407930_n.jpg

Встречались ли Вы с проблемами при устройстве на ту или иную работу в связи с тем, что у Вас диплом православного вуза?

– Ни разу с таким не столкнулся. Иногда спрашивали, что это за вуз такой, – я рассказывал, объяснял, как там устроено образование. Кстати, владельцы бизнеса, у которых я сейчас работаю генеральным директором, сами православные, и им даже импонировало то, что я закончил православный университет.

У некоторых наших выпускников я замечал некоторую боязнь назвать свой вуз: когда их спрашивали, что такое РПУ, они говорили, мол, это Российский педагогический университет, а потом быстро «съезжали» с этой темы. Я же не стесняюсь и не боюсь сказать, что закончил православный вуз. Я ценю образование, которое там получил. Если же вижу, что каких-то знаний не хватает (а так бывает всегда и у всех), на это есть различные спецкурсы – пожалуйста, идите и развивайтесь, если хотите. Это вопрос личного и карьерного роста.

Вы поддерживаете контакт с выпускниками своего факультета?

– Да, со многими из них поддерживаю отношения, даже хотел организовать клуб «экономистов». В одном из мессенджеров создал группу выпускников, сейчас там около шестидесяти человек, мы обмениваемся ссылками по работе. Немало выпускников нашего вуза я устроил на работу к разным знакомым – в общей сложности, пожалуй, человек сорок; так же поступали и другие бывшие студенты РПУ. Все эти люди двигаются по карьерной лестнице, и я спрашиваю наших выпускников, есть ли еще толковые бухгалтеры. Так мы, помогая друг другу, росли все вместе.

Между прочим, на три из четырех моих мест работы в разное время меня рекомендовали наши же выпускники. А, например, сейчас в моей компании должность директора по маркетингу занимает выпускник РПУ Алексей.

211143.jpg

Многие ли из получивших экономическое образование выпускников РПУ продолжили работать по выбранной профессии? Или они ушли в какие-то смежные специальности, а то и вообще занимаются совсем другим делом?

– Я раньше даже пытался вести статистику на этот счет – самому было интересно. Нужно отметить, что у нас выпускниками, в основном, были девушки, например, на моем курсе из тринадцати человек было только два парня. Сейчас половина, а то и 70% наших девчонок – уже мамочки-матушки, у многих по двое, по трое детей, а у одной даже четверо.

Что касается ребят с курсов разных лет, большинство из них работают по профилю, причем в довольно крупных компаниях, в банках, в государственных учреждениях. Спектр должностей, которые они занимают, – бухгалтеры, главные бухгалтеры, финансовые директора и финансовые аналитики, специалисты по бизнес-планированию.

P7010390.JPG

То есть, вопреки опасениям некоторых, диплом православного вуза нисколько не мешает карьере в экономической сфере?

– Абсолютно не мешает. Тут все зависит от человека. Если где-то требования повышенные, а ты считаешь, что в этой области знаешь недостаточно, – пойди и получи дополнительное образование. Я не прекращал учиться до 35-36 лет и думаю опять пойти учиться. Сейчас очень хорошее сочетание – знание английского и китайского языков; китайского у меня нет, а бизнес связан с Китаем, я часто летаю в эту страну. Думаю начать учить китайский.

Беседовала Наталия БУБЕНЦОВА

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓