Зона рискованного земледелия и трудного миссионерства

03.03.2017

В Нарымском крае

Продолжаем знакомство с Колпашевской епархией, появившейся в 2013 году в северном Нарымском крае. О том, где можно увидеть абсолютно счастливых людей, в каком месте на практике учат быть добрым, о миссионерском транспорте – снегоходе и катере, а также о зоне рискованного земледелия и трудного миссионерства рассказывает епископ Колпашевский и Стрежевской Силуан.


Точка сбора

Владыка, а с молодежью как выстраиваете отношения? С педагогическим сообществом налаживаются связи?

– Мы идем в школы, начальные профессиональные училища. И это порой более жертвенно, чем идти в больницу. Приходилось в прежние годы, а иногда приходится и сейчас, встречаться с непониманием, настороженностью, а то и откровенным неприятием со стороны администрации учебных заведений и самого педагогического сообщества. Но теперь у нас замечательные отношения с представителями системы образования – учителя навстречу идут, сами проявляют инициативу в развитии сотрудничества. Так что часто слышим слова благодарности. Наша миссия – это служение любви в ее истинно христианством смысле, и ею должно быть пропитано все, чем бы мы ни занимались. Мы не подменяем собой государство в его образовательной, социальной и молодежной работе. Мы служим Христу и спасению людей. Это и вдохновляет тех, кто трудится в нашей епархии, порой приехав в эту глубинку из больших городов.

Владыка, это чувствуется. Мы общались с отцом Александром, с отцом Игорем. Это действительно так. И это настолько заряжает. Мы видели абсолютно счастливых людей.

– Да, но это не значит, что им легко. Здесь очень трудно.

Отец Александр и отец Игорь

Отец Александр и отец Игорь

Тем более впечатляет, что эти люди приехали сюда, в основном, из других регионов. Отец Игорь Мозговой жил в Москве, учился в Музыкальной академии. Священник Александр Фрейдман с отличием окончил Тюменский университет по специальности «теоретическая физика». Священник Александр Еськов был военным летчиком, служил в «горячих точках». Один из самых молодых – 32-летний священник Максим Демидович – получил в Ангарском политехникуме диплом энергетика.

– Да, я его рукополагал в епархии в священный сан.

К причастию!

Особенность глубинки – здесь нет студенческой молодежи, нет высших учебных заведений, молодежь по окончании школы старается отсюда уехать. Профтехучилища, средне-специальные учебные заведения регулярно посещаем с лекциями и беседами и я сам, и сотрудники епархиальных отделов, и священнослужители. С участием учебных заведений, библиотек и домов культуры, социальных учреждений мы ежегодно проводим целый спектр мероприятий. Это Рождественский фестиваль конкурсов, концертов, выставок, День православной книги в марте, Пасхальный фестиваль, Дни славянской письменности и культуры.

Осенью проходят Макарьевские чтения, которые посвящены святителю Макарию (Невскому), – это региональный этап Международных образовательных Рождественских чтений. Митрополит Макарий закончил свое служение в качестве Московского митрополита, потом был смещен временным правительством, а отошел ко Господу уже с почетным титулом митрополита Алтайского. Но правящим архиереем большую часть своей жизни он был на Томской земле – 21 год. Неоднократно он посещал Колпашево и Тогур. За Тогуром на пароходе добирался по Кети до Обь-Енисейского канала. Как раз в местах Белого яра были тогда юрты местных жителей – остяков. Он общался с ними, а также с рабочими Обь-Енисейского канала, которые в основном были русские.

Подростки


Скаутский лагерь и рука друга

Подростков привлекает нестатичная деятельность. У вас, мы слышали, спортивно-патриотическое движение православных следопытов развивается.

– У нас действуют несколько отрядов православных скаутов. Сначала был только один – в Колпашево. Но мы выиграли грант в рамках «Православной инициативы», и были проведены семинары по развитию подросткового скаутского движения почти во всех районных центрах. В результате в прошлом году у нас было образовано еще три отряда православных следопытов.

Минувшим летом удалось организовать летний лагерь скаутов на базе детского дома для детей с ограниченными возможностями в селе Тунгусово, которое находится на пути из Молчаново в Колпашево. Питомцев и воспитателей этого учреждения регулярно окормляют священники близлежащего прихода. Но нам важно было привлечь скаутов-подростков, потому что нельзя научиться любви к ближнему только по книжкам – надо что-то делать для ближнего и самому. И наши следопыты получили для себя большую пользу: три дня занимались с детьми-инвалидами, общались, играли с ними в подвижные игры, чему-то их учили, раскрасили стену одного из зданий по просьбе директора. Среди скаутов есть художники, а руководитель скаутского отряда – сама профессиональный художник.

Руководитель скаутов Евгения Михайловна

Руководитель скаутов Евгения Михайловна

Скаутское движение в епархии считаете перспективным?

– У меня есть мечта организовать молодежный лагерь на острове Назино. Это «остров смерти», как его прозвали, где погибли тысячи ссыльных. Там через протоку в деревне строится храм. Так что есть, где помолиться, можно будет даже принять участие в строительстве этого храма. Собрать бы на этом острове несколько десятков человек молодежи со всей области, может, и из соседних областей, и посвятить смену памяти новомучеников. Но для этого тоже нужны большие средства: привезти, разместить в палатки, обеспечить питание в течение нескольких дней. Наверное, даже миллионом не обойдешься.

А как же гнус?

– Если лагерь устраивать в августе, то гнуса уже нет почти. Основной гнус – конец мая, июнь, зависит от того, насколько теплая весна. Если теплая – то уже во второй половине мая все гнусом облеплено. Мы как-то раз в 2013 году ехали на машине посетить отдаленный приход. В Инкино послужили в Троицком храме, а потом заехали в то село, в храм Святого Духа. Выходим – а машина черная оттого, что вся облеплена гнусом. Тогда была большая вода, и очень много этой мошки было.

Снежно и холодно


Санкции поспособствовали открытию рыбозавода

А все-таки, как развивается сейчас регион томский, на территории которого находится епархия? Санкции не подстегивают?

– В последние три года начало подниматься сельское хозяйство. Не сравнить с советским временем, но стали появляться животноводческие комплексы. Осваиваются посевные площади. Идея – экологически чистая продукция без химических удобрений, генномодифицированных вещей, стимуляторов роста и тому подобного. Региональная власть считает, что здесь можно выращивать конкурентоспособную продукцию, хоть все районы рядом с Томском, в том числе и те, что на юг от него, – зона рискованного земледелия. В северных же районах – возле Стрежевого, Каргаска – масштабное земледелие вообще немыслимо, там нет никаких посевных площадей. Но зато там газ и нефть, правда, далеко не в том объеме, что в Ханты-Мансийском или Ямало-Ненецком округах.

Какие культуры выращивают?

– Картофель, зерновые культуры – рожь.

В руках у хозяйки - рыба стерлядь

Вот такие стерляди водятся в этих местах

А рыболовство развивается? Всегда северные реки славились рыбным промыслом.

– Да, конечно. Осетр к вылову запрещен пока, но есть стерлядь, муксун, нельма, язь, другие редкие сорта; много щуки, карася. С рыбой пока здесь неплохо.

В Бакчарском районе есть экспериментальные научные площадки, где, например, селекцией занимаются. Нас там угощали несколькими сортами жимолости – ее называют северным виноградом. Там гектарами посажены кустарники с этой ягодой.

Нас угощали на приходе вареньем из райских яблочек...

– Да, но они мелкие очень, почти дички – другие не растут. Южнее, на Алтае, яблоки есть. Животноводство, в основном, мясное, молочного меньше. Но это возрождается только.

Санкции не подстегнули эти процессы?

– Думаю, что подстегнули. На прилавках магазинов наконец-то появились краснодарские яблоки, очень вкусные. Сейчас в Томске открыли магазин Колпашевского рыбозавода. Здесь очень вкусная копченая рыба. Не только местные виды, но и с дальнего востока привозят рыбу и тоже коптят здесь. Я замечаю, что это все набирает оборот. Раньше в нулевые, в 90-е, когда я служил в Магадане священником, ситуация по ощущениям была похожа на фильм «Сталкер» – вымирание и полная разруха.  А сейчас, в десятые годы, я вижу процесс обратный: разруха сменяется каким-то строительством жизни в широком смысле – в культурном плане и в экономическом. Школы оснащают по последнему слову техники. У нас в Верхнекетском районе открыли школу (до нее непросто добраться – километров 50 к востоку от Белого Яра, куда дороги практически нет) – так там в каждой аудитории поставили интерактивные доски, есть компьютерные классы, замечательный класс труда, где и станки, и все, что хочешь. Я даже завидую по-доброму – в наше время такого не было.

Перед храмом


Миссия на болоте и внутри сердца

Владыка, Вы сказали, что на территории епархии – одно из самых больших болот в мире. Как вы добираетесь в труднодоступные населенные пункты?

– Туда у нас ездит отец Александр Фрейдман, руководитель миссионерского отдела. Он добирался зимой в Никольское на снегоходе «Буран» – туда нет зимника, на машине невозможно проехать. Вертолет, но он туда летает раз в неделю и еще в экстренных случаях. Я не смог добраться – сломался катер по дороге, в районе Назино, так что мы вынуждены были отказаться от дальнейшего пути. Там нет прихода. В эти места приезжают раз-два в году миссионеры наши. Отец Александр – он настоящий миссионер, добирается куда только мыслимо и немыслимо. Такой энтузиаст!

Дорога в сумерках

Дорога в сумерках

А бывали здесь миссионерские экспедиции, в которые бы и врачей брали, и юристов?

– Это было раньше, в начале двухтысячных годов. Из Томска организовать было проще. Там давали теплоход, ехала бригада деятелей культуры, врачи, священнослужители. Но это прекратилось из-за осложнения экономической ситуации. А у нас здесь нет таких судов, никакого своего флота – ни Колпашевского, ни Стрежевского. У нас, конечно, есть мечта – нам остро необходимо плавсредство. Хотя бы один, а лучше два катера, чтобы осуществлять миссионерские поездки. Мы пока не нашли никого, кто бы нам смог помочь. Катер должен быть крытый, потому что поездки многодневные, бывает и шторм на реке. Есть такие катера, новый стоит 2-3 миллиона – дорогое удовольствие. Нам это не осилить.

В епархии сейчас 51 приход, не считая тех поселков, куда ездят миссионеры, но где община еще не сформировалась. Трудится 47 священнослужителей, из которых шестнадцать – монастырское духовенство. То есть на приходах несет служение только 31 священнослужитель. На 51 приход! Например, у отца Александра пять приходов приписных и десятки населенных пунктов, где общин еще нет.

Прихожане в храме

Прихожане в храме

Миссионерство – обширное понятие...

– Миссионерство в двух смыслах понимается. Внутренняя миссия и внешняя миссия. У нас народ считает себя православным, но даже тех, кто ходит в храмы, – воцерковлять и воцерковлять. И где границы катехизации и миссии – их нет фактически.

Идем мы в больницы – можем даже ничего не говорить о Боге, иногда это и не нужно, человеку нужно просто сочувствие, иногда конкретная материальная помощь. Но и это миссия – как человек должен жить, какие отношения должны быть между собой, не потребительские. Замечательные слова говорил мой тезка и небесный покровитель преподобный Силуан Афонский: брат наш есть наша жизнь. Только служа ближнему, мы раскрываемся сами как личности, Богом созданные.

Рассчитывать только на человеческие силы немыслимо. Здесь нет никаких ресурсов человеческих, материальных, но миссия есть и приносит свой плод. Мы слышим слова благодарности не только от учителей, но и от сотрудников муниципалитетов, районов, от чиновников, которые видали виды и не очень склонны к сентиментальности. По их свидетельству, они ценят, что здесь епархия, они для себя видят в этом большую пользу. Епархия вносит импульс в жизнь населения. Нельзя не приветствовать решение Священноначалия о создании епархий за пределами областных центров – это, безусловно, полезно для развития церковной жизни в глубинке, я убеждаюсь в этом каждый день.

Вид из окна храма


Север приучает к созерцательности

Владыка, а легко ли Вам, значительную часть жизни прожившему на западе, в почти курортном Калининграде, здесь жить?

– Север приучает к созерцательности. Бескрайние просторы созерцательность, столь свойственную русской душе, поддерживают. Созерцательность – это вдумчивость.

Морозный пейзаж

Морозный пейзаж

Как японцы любуются кончиком сосновой иглы?

– У нас есть нечто близкое с японцами – умение видеть красоту. Не случайно русские люди даже истину восприняли через красоту. Как в «Повести временных лет» описывается, русские послы в Константинополе увидели красоту богослужения и тогда удостоверились, что оно истинно. Воспринимать правду, истину, какие-то глубинные смыслы через внешний образ целостно, гармонично – это прекрасно.

Владыка, мы знаем, у Вас есть светское высшее образование, Вы филолог. Как Вы применяете свои знания?

– Главное служение пастыря – это служение словом, поэтому, конечно, применяю непрестанно.

К небу ближе

К небу ближе

Преподаете?

– В Томской духовной семинарии, с 1999 года. Но преподаю я там не русский язык – его ведут преподаватели местных университетов. Я преподаю церковное искусство и лет десять – аскетику. У нас ее проходят на первом курсе, хотя, например, в МДА – на старших курсах.

Народ наш неплохо уже знает внешнюю, обрядовую сторону церковной жизни, участвует в Таинствах, в богослужениях. Но вот сознание остается в значительной степени невоцерковленным. В лучшем случае Евангелие почитывают, а так, чтобы Святых отцов, да еще аскетической направленности, – их сейчас гораздо реже читают, чем, например, в годы моей юности. Тогда имя Иоанна Лествичника, аввы Дорофея было известно, и любой человек, который в церковь приходил, в большей или меньшей степени с их творениями знакомился.

Сейчас, к сожалению, этого нет даже среди поступающих в духовные семинарии. Поэтому разговор о самом главном в духовной жизни – о спасении – в самом начале духовного образования, мне кажется, необходим. И я вижу плоды. Причем я стараюсь строить занятия не как академический школьный курс, но как беседу, чтобы какой-то жесткостью и строгими отметками не отбить всякое желание к молитве, к духовной жизни. Поэтому отметки там всегда хорошие, и мы стараемся в диалоговом режиме говорить о том, что происходит в душе человеческой, куда она должна стремиться.

Вознесенский кафедральный собор в Колпашево

Вознесенский кафедральный собор в Колпашево

Мы обратили внимание на богатый подбор литературы в лавке Вознесенского собора – святые отцы, Силуан Афонский, Ваш Небесный покровитель...

– Конечно, как-то приходится святых отцов популяризировать, выражаясь современным словом. Надо прививать вкус к святоотечесткому наследию, раскрывать красоту этих истин. Это опытное познание Бога, практическое, не отвлеченное. Просто надо это видеть, со вниманием и благоговением к этому относиться, иначе жизнь церковная становится выхолощенной.

Перед храмом

Перед храмом

Продавщица сказала, что книги пользуются спросом. Правда, показала на стенд, где стоят молитвословы…

– И внешняя, и даже богослужебная жизнь в Церкви имеет смысл только в том случае, если она будет приносить духовные плоды, если будут люди меняться, преображаться, одухотворяться, восходить от земли на небо.

Продолжение рассказа о Колпашевской епархии следует…

Елена ДОРОФЕЕВА

Фото Татьяны ПЕРЕЦ

Публикация подготовлена в рамках проекта, получившего грант Международного конкурса «Православная инициатива 2016-2017»


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Банковская карта
       4261 0126 7191 6030

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.