При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Ира и монастырь

22.11.2018

Марфо-Мариинский монастырь.jpg

Как у каждого человека есть своя судьба, так и у каждого дома, селения, храма – тоже своя история, своя жизнь. То ли долгая, отмеченная различными событиями и датами, то ли короткая, только-только начинающаяся, но тоже не менее интересная и привлекательная. По-своему складывается судьба рожденного всего несколько лет назад на хлебосольной башкирской земле Марфо-Мариинского женского монастыря, который идет своим, особенным, путем.

 

Непростая история

В шестнадцатом году XXI века монастырь, расположенный в поселке Ира, что по дороге во второй крупный город Салаватской епархии Кумертау, отметив свое первое десятилетие, вступил во второе. А двумя годами раньше главный храм обители – Софийский – справил 100-летний юбилей: он строился на пожертвования чуть более двух лет и был освящен накануне Первой мировой войны, в 1914-м. Правда, назывался он тогда Покровским и переименован был уже после восстановления, в наше время.

112.jpg

История гласит, что в конце XIX века страдающий астмой московский фабрикант Сусоколов приезжал в Иру, где лечился кумысом. К нему обратились местные жители с просьбой помочь в строительстве храма. Так получилось, что его сестра София, умирая, завещала свои средства на возведение какой-нибудь православной церкви. Эти деньги и пригодились Покровскому храму, находящемуся вдалеке от столиц, в маленьком селении на реке Белой.

Икона Веры Надежды Любови и матер Софии.jpg

Однако уже к концу двадцатых годов прошлого столетия по решению советской власти богослужения здесь были прекращены, а храм решили использовать как зернохранилище. К девяностым он был доведен почти до полного уничтожения и практически превратился в руины. 

архимандрит Николай.jpg

И, возможно, развалился бы окончательно, если бы не один человек. 

Всего один человек спас храм от разрушения – архимандрит Николай, а тогда вышедший в отставку военнослужащий Виталий Чернышев. Да, именно благодаря ему в поселке Ира сегодня красуется замечательный православный храм. И не только храм, но и целый монастырь. 

Как ни парадоксально это звучит сегодня, но бывший советский воин не побоялся взяться за восстановление разрушенного советской властью храма, хотя многие тогда считали это дело абсолютно безнадежным.

Об этом мы уже рассказывали ранее в этой рубрике. Добавим только, что для многих местных жителей и сегодня восстановленный храм – это чудо Божие. До сих пор не перестает удивляться этому чуду и нынешняя настоятельница схиигумения Серафима (Мишура), которая живет здесь с 2002 года.

Приехала она, когда вокруг восстанавливаемого храма только-только стала формироваться сестринская община по аналогии с Марфо-Мариинской на Большой Ордынке в Москве. Она называлась обителью милосердия. И тоже Марфо-Мариинской.

 

Матушка Серафима

Кстати сказать, схиигумения Серафима приехала сюда тоже стараниями отца Николая. В одной из православных газет матушке на глаза попалась его статья. Она к тому времени уже приняла монашеский постриг в одном из мордовских мужских монастырей у своего духовника, но остаться там не могла, потому что правящий в то время архиерей владыка Варсонофий (ныне управляющий делами Московской Патриархии Русской Православной Церкви) сказал, что не надо в мужском монастыре жить женщинам, которым за пятьдесят лет, – они будут болеть, а кто за ними будет ухаживать? Да она и сама понимала: приняла постриг и надо уезжать. Но куда? Ведь по-настоящему монахине в монастыре надо жить. Благословясь, поехала домой в Челябинскую область. Приехала, а тут как раз подвернулась эта статья батюшки из Иры.

1схиигумения Серафима.jpg

– Я получала «Благовест Самарский», и там статья была отца Николая (Чернышева), который тогда отцом Виталием еще был, и там говорилось, мол, мы восстановили храм, и надо, чтобы матушки были, была молитва, – рассказывала матушка Серафима. – Я написала ему письмо, и он моментом мне ответил, все подробно написал, вплоть до того, как приехать, на какой автобус садиться.

Так в Марфо-Мариинской обители появилась первая монахиня. А второй…

– Второй приехала моя сестра, которая вперед меня в Мордовии постриглась, – добавила матушка. – В миру она Татьяна, а в монашестве ей дали имя Ольга в честь царевны Ольги. А уже в схиму здесь постригал ее отец Николай (Чернышев) и дал ей имя Сергия, в честь преподобного Сергия Радонежского. Вот и получились мы Серафима и Сергия… Потом привезли матушку Рафаилу – у нас такая старица жила, ей было за восемьдесят. Она жила в Уфе, и к нам ее привезли, чтобы пожила на свежем воздухе пару недель. Была матушка Рафаила необыкновенным человеком, Богом ей был дан дар лечить, она видела людей, хотя и слепая была, но духовно очень сильная. Бывало, сидит и по памяти имена перебирает, только об упокоении 300 человек поминала. Так вот, на две недели привезли ее, а прожила матушка у нас три года, здесь же схиму приняла. Потом отец Николай еще пять человек – трудниц – постриг. Из кого вышла монахиня, уж простите, из кого не вышла. Потом владыка (митрополит Уфимский и Стерлитамакский Никон – прим.) приехал и спросил: «Сколько у тебя тут монахинь-то?» «Восемь», – отвечаю. А он: «Всё – на монастырь будем документы подавать!»

схиигумения Серафима.jpgТак получилась, что схиигумения Серафима стала первой настоятельницей впервые созданного на этом месте женского монастыря. Правда, в схиму была пострижена недавно, Великим постом нынешнего года, 18 марта.

– Мне как раз исполнилось 80 лет и полгода, – уточнила матушка Серафима. – Решили постриг провести в маленьком храме Серафима Саровского, чтобы никого больше не было, а то мои духовные чада – сестры из Оренбурга – все просились, мол, когда будут постригать Вас, матушка, уж пригласите. А я думаю: не надо никого. Конечно, наши монашеньки-то помогали. Четыре человека. Ну, и наш духовник отец Лука. Прямо взял целый пучок волос состриг. Когда в монашество постригали, то чуть-чуть волос было, в таком пакетике храню их. А тут пакет целый (смеется).

– Другие ощущения были, нежели когда в монашество постригали? – поинтересовалась у нее наш фотокор Татьяна.

– Когда в монашество постригали, думала, что, слава Богу, исполняется мое желание – тайное или нетайное. А здесь я даже не знаю, где была… На Небесах где-то! Не знаю…

– Ни тревоги, ни напряжения не было? – продолжаем интересоваться у нее.

– Волнение было, конечно. Но наш владыка (епископ Салаватский и Кумертауский Николай – прим.) так хорошо ко мне относится, прямо с любовью всегда. Очень хороший владыка у нас. Ему очень тяжело было начинать, как всем на новом месте, тем более что он моложе многих батюшек. Приехал к нам черный, а сейчас совсем седой стал, а ведь молодой еще.

Иконная лавка.jpg

По-матерински очень нежно говорит матушка о своем владыке. И даже переводя разговор на хозяйственные темы, снова возвращается к нему. Сейчас стену каменную вокруг монастыря возводят – кирпичную, с красивыми воротами и, конечно, сами бы ни за что не справились, уточняет она, если бы не владыка, ведь он часто своими деньгами помогает, благодаря ему, вот, и пластиковые окна поставили.

81.JPG

О самой матушке здесь говорят, что живет она по принципу: все лучшее – Богу. Поэтому все у нее в хозяйстве прочно и красиво. Она же говорит о себе скупо, однако призналась, что сожалеет лишь об одном: поздно приняла монашество, когда ей было уже за пятьдесят.


Отец Лука

Духовник монастыря игумен Лука угостил нас очень вкусным кофе, который варит не в кофемашине, как принято сейчас повсеместно, а по старинке, в турке. Говорят, редкий гость остается без этого его угощения. Вот и наша беседа с ним продолжилась за столь приятным занятием.

83.JPG

В прошлом выпускник медвуза, в двадцать с небольшим он принял монашеский постриг.

– Когда слышишь зов Божий, ему невозможно сопротивляться. Вот и со мной такая история случилась. Я спокойно учился в Оренбургском мединституте на врача-хирурга, всегда была мечта стать врачом и служить людям. Окончил, правда, интернатуры у меня не было, и в 23 года принял монашество; сейчас мне сорок три. Для моего отца это был шок. Это просто подкосило его. «Ты что творишь, – спрашивал он меня, – почему позоришь, ведь я так тобой гордился… Ты что, с ума сошел – вдарился в религию? Да тебе в психушку надо!» Мамочка моя потеряла сознание, когда я позвонил и попросил у нее благословение на постриг, такой грохот на другом конце раздался… Что вы хотите – 23 года ребенку! А потом все-таки приехала, благословила, – улыбнулся отец Лука.

И многие его тогдашние однокашники крутили у виска, мол, совсем спятил на Православии. А когда спустя пятнадцать лет неожиданно встретились в родном городе и собрались посидеть, то, не сговариваясь, признались, что, оказывается, он один из всех не изменился – не заморозился в чувствах, не ожесточился, остался таким же молодым и веселым. И смеяться не разучился, как большинство его ровесников. И его почему-то не мучают ни житейские заботы, ни тревоги. И совсем не интересует, у кого какая тачка, у кого она круче… По всему выходит, что он хоть и монах, а не потерял себя – настоящий живой человек, как и прежде.

84.JPG

А высшее медицинское образование, по его выражению, ему пригодилось и в монастыре.

– Психоаналитика у меня здесь вовсю идет, потому что на исповеди приходится всё выслушивать – какие там грехи! И порассуждать они любят, и учить меня берутся, и я выслушиваю всё – выговорятся и успокоятся. И легче станет. Я как заземлитель, поэтому все свое излишнее напряжение сбрасывают на меня, – рассмеялся батюшка.


Благочинная Александра

Сначала о ней мы узнали от отца Луки. Узнали, что больше четырех лет прожила в монастыре инокиней Христиной, что характер у нее – просто огонь: за какое дело ни возьмется, всё в руках горит, все ладится. По его мнению, обычно такие люди в монастырь не уходят, потому что и в миру хорошо устраиваются. Но то, что она здесь, – как и с ним произошло, зов Божий. Ведь, как известно, своей волей в монастырь не уходят – Господь призывает.

87.JPG

В двадцать один по благословению отцов Оптиной пустыни (некоторое время она жила, помогала и воцерковлялась на подворье обители в Санкт-Петербурге) уехала в город Вязники Владимирской области, где несколько лет подвизалась послушницей в женском Благовещенском монастыре. Но потом сбежала оттуда, решив, что всё себе напридумывала и монастырская жизнь не для нее. Перебралась в Новосибирск, где сняла квартиру и устроилась на работу. И всё бы хорошо, но от рака умирает ее отец – бывший военнослужащий, поэтому пришлось возвращаться в Оренбург, к маме.

Как-то зашла в храм заказать панихиду, и вспомнились однажды сказанные ей отцом как бы между прочим слова: «Знаешь, дочка, есть другая жизнь, а ты не по той дороге идешь... Нас Господь всегда к Своей цели ведет, и чем дальше мы от нее отходим, тем больнее возвращаться». И тут поняла: надо что-то со своей жизнью делать.

В Оренбурге пришла в монастырь, а там – икона «Взыскание погибших». Подумала, что и это не случайно, благословилась, стала помогать матушке кормить бездомных.

– А она вдруг говорит: «В тебе что-то есть монашеское». Я призналась, что когда-то была послушницей. А она: «Как это была? Если ты отдала себя Господу на послушание, то всё!» – с улыбкой вспоминала монахиня Александра.

Икона обители.jpg

Трудясь при обители, приняла иночество. Но ее постоянно мучало то, что рядом нет монашествующих сестер – монастырь-то мужской был.

– Я где-то читала, что у Господа с каждым человеком свои тайны есть, – продолжила она свой рассказ. – И вот одна моя знакомая позвонила своему старцу и спросила обо мне, как быть. А батюшка помолился и сказал: «Пусть она подождет, и Божия Матерь все устроит». Ведь монастыри – это удел Богородицы. Я стала молиться Ей. Молилась, и тут одна женщина, с которой вместе трудились, рассказала, что была в Ире, там в монастыре сёстры есть. А я ведь хотела попасть именно в такой монастырь, где бы были сёстры. Позвонила своему духовнику (он тогда в отпуске находился), совсем не надеясь на то, что даст благословение ехать, а он неожиданно: «Надо душу свою спасать. Поезжай!»

Так в 2013 году она приехала в Марфо-Мариинский монастырь.

Мы встретились с монахиней, когда прошел только месяц с ее пострига, и нам захотелось узнать, как живется ей в монашестве с новым именем Александра, на что матушка ответила: «В монашестве живется очень тяжело, с одной стороны. Но, с другой стороны, я так жалею свою бабушку – она жила и не узнала, как Господь сказал: вкусите и увидите. Как же так прожить и не вкусить этой монашеской жизни! Ведь самое большое чудо на земле – монашество, такая благодать во всем, потому что Господь так близко, Он везде! В монастыре всё – и стены, и одежда – всё говорит о Господе».

«Насколько известно, Вы еще и благочинная обители; наверное, нелегко приходится, забот много?» – расспрашивали мы ее.

82.JPG

А она так скромно: «Слава Богу, монастырь у нас маленький, поэтому, в основном, матушка всем управляет. А я слежу за тем, чтобы, когда люди приезжают, расселить их, экскурсии провести. И матушку сопровождаю, помогаю ей, потому что у нее келейницы нет. Но она везде успевает – Господь ей силы дает».

 

Свои особенности

Помимо Софийского, в обители есть еще два небольших храма: в 2004-м появился храм в честь великомученицы Ирины, а в 2011 году был построен очень красивый деревянный храм во имя Серафима Саровского – небесного покровителя настоятельницы монастыря, схиигумении Серафимы.

Софийский собор.jpg

Как отметил отец Лука, монастырь новый, поэтому у него нет устоявшихся древних традиций. Но мы усмотрели другое: пусть нет традиций, зато есть свои довольно яркие отличительные черты.

79.JPG

Приходилось слышать, что когда в Ире не было церкви и обители, то очень много было пьющих людей среди местного населения. Свое дело сделала открывшаяся одновременно с восстановленным храмом обитель милосердия, вокруг которой кормились осужденные, бездомные, нуждающиеся в материальной поддержке семьи. Трудно сосчитать, скольких людей обитель эта одела, обула, обогрела, наставила на путь истинный. И сейчас встретить здесь пьяницу – прямо-таки большая редкость. И это одна из местных особенностей.

_E0A6898.JPG

Нельзя сказать, что все жители поселка (а население здесь, в основном, русское) поголовно стали прихожанами, но всё больше приходит в храм детей. Особой популярностью у населения пользуется воскресная школа, что тоже не везде встретишь.

– Религиозная активность поселка, скажем так, средняя, но они доверяют нам своих детей! Наверное, потому что сначала здесь была обитель милосердия и было много добрых дел, которые говорят за себя. В сельской общеобразовательной школе здесь учится 60 детей, из них в нашу воскресную школу ходит 29 ребят. По-ло-ви-на! Представляете, половина! Это говорит о том, что есть большая симпатия к монастырю, – с радостью сообщил отец Лука, добавив, что с учетом сложного графика работы учителей общеобразовательной школы для них в дни Великого поста в монастыре устраивается отдельное соборование. Как правило, приходят все дружно! Вот и другая здешняя особенность.

Отец Лука с удовольствием рассказывал нам о том, что в монастыре много молодых прихожан. «Ведь Башкирия – это не Москва и не Санкт-Петербург, где в храмах полно молодежи, – объяснял он, – сюда Православие пришло лет на тридцать позже». И, стало быть, его развитие на этой территории России задержалось. Реконструкция веры, если так можно выразиться, происходила здесь, главным образом, за счет бабушек. Поэтому тот факт, что в монастыре сегодня много молодых людей, и для него, и для матушки Серафимы – большая радость. Обычно приезжают на богослужения ближайшие соседи – жители Мелеуза и Кумертау на своих колесах (десять километров в одну, десять в другую сторону – Ира как раз посередине находится). Соответственно, много молодых мужчин, потому что они, в основном, за рулем.

Софийский собор-крестный ход.jpg

Вот и получается, что по воскресным дням и православным праздникам на правой стороне храма всегда тесно, потому что мужчин собирается значительно больше, чем женщин.

И это еще одна замечательная особенность Марфо-Мариинского женского монастыря.

Анна ПАНИНА

Фото Татьяны ПЕРЕЦ
и сайта Салаватской епархии


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Наименование: АНО "Делай благо"
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971
ОГРН 1027700067328 БИК 044525593
корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82, (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.