При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Владения матушки Зосимы

19.07.2018

50.JPG

История Покрово-Эннатского мужского монастыря, расположенного в селе Дедово Федоровского района Республики Башкортостан, началась с восстановления Покровского храма. О жизни монашеской обители в башкирских степях и особенностях местного мёда, о лагере для казачат под сенью монастырских стен и о том, от каких случайностей берут начало порой новые направления церковного социального служения, узнали корреспонденты портала «Приходы», посетившие Салаватскую епархию в рамках проекта «Епархии: знакомые и неизвестные».


Архимандрит Николай, наместник обители, показывая на это ныне совершенно замечательное сооружение, пояснил, что поднимать стали из ничего – только одни стены и были.

42.JPG

 «Ни пола, ни купола… В советское время здесь сначала зерно хранили, потом стали удобрения хранить, и все начало сыпаться… Наверху немного росписи осталось, и мы хотели ее сохранить, но когда начали отбивать штукатурку, она разом упала – на этом все наши росписи закончились. Сначала обрабатывали от грибка, ведь кирпич же был не обоженный, а просто высушенный. Потом все дырки гипсом заполняли, много падало, потом сеткой, а потом уже штукатурили. И после этого расписывали», – говорит батюшка.

 

Храмы монастыря

Сегодня, глядя на этот возвышающийся над другими строениями обители величественный собор, трудно поверить, что еще совсем недавно он сыпался и валился. Хотя несложно представить, до какого состояния доводила церковные здания советская власть – сколько их ныне заброшенных и разбитых по всей России, на восстановление которых ни рук, ни средств не хватает… Да просто не счесть! Поэтому особой радостью наполняется сердце, когда встречаешься с таким явлением, как поднятый из руин православный храм. И какой!

60.JPG

А в монастыре вместе с главным Покровским, трехпрестольным, где помимо основного Богородичного есть придел преподобной Зосимы и собора Уфимских святых, теперь еще четыре храма стоит. Вот трапезный храм во имя Михаила Архангела. Есть надвратный однопрестольный Иверский храм, крестильная церковь равноапостольного великого князя Владимира, и при въезде – венчальный храм, освященный во имя равноапостольной великой княгини Ольги. Вход в него с улицы, с села, ведь, как известно, венчать в монастырях не принято. А помимо этого – храм во имя блаженной Матроны Московской при гостинице для паломников, есть и Духовской храм на святом роднике с купальней.

51.JPG

Показывая мощи, отец Николай рассказывал: «Это Севастиан Карагандинский, последний келейник святого Нектария Оптинского. Двадцать лет пробыл он в ссылке в Караганде. Подумать только, двадцать лет! Я двадцать пять лет отслужил и думаю, как же это двадцать лет в ссылке пробыть! Он оттуда уже не вернулся. А вот мощи Варвары Скворчихинской – она наша местная святая, сорок лет провела в затворе».

1.JPG

– Каждый день вечером вдоль храма крестный ход проходит, – продолжает свой рассказ отец Николай и показывает рукой на добротный дом с высоким крыльцом и двориком. – А вот там трудницы живут, и там мы готовим: делаем большие заготовки на зиму. А здесь вот цветы везде, этим делом мать Иулиания занимается.

А за забором что? – спросила я, глядя немного левее, в даль.

– Оздоровительный лагерь.

Так вам не полностью территорию отдали?

– Нет. Мы литургию заканчиваем, а они только просыпаются и музыку включают, – улыбнулся священнослужитель.

Получается, что друг другу не мешаете?

– Получается, что нет, – весело ответил батюшка.

61.JPG

 

Монастырское хозяйство

Какой же у вас здесь красивый ландшафт, как на картине! – не смогла я сдержать своего восторга.

– А тут братский корпус, где монахи живут, а половина здания – гостиница. Всегда голова болит, когда какое-то мероприятие, – где всех устроить? Так вот теперь первый этаж для них устроен, по четыре кровати в кельях. А здесь вот, на втором этаже, архиерейские покои, а первый этаж – мой, – с удовольствием знакомил со своими владениями отец наместник. – А это монашеская баня, это трапезный храм и кухня. Когда проводятся мероприятия, и с архиереем приезжают священники и монашествующие, то они там трапезничают.

По пути заглянули в сад, где растут смородина, крыжовник, алыча и даже виноград.

– Не вымерзают? – спросили у хозяина про теплолюбивые южные растения.

– Закрываем, – ответил он и проводил к новой гостинице для паломников, от которой у нас просто рты пооткрывались, – так все ладно, с умом сделано и устроено, хоть снаружи возьми, хоть внутри.

А еще в обители пекарня своя есть. И над всем этим огромным хозяйством как бы «Спорительница хлебов» парит – икона Пресвятой Богородицы.

56.JPG

На хоздворе гуси гогочут, утки крякают, козы с козлятами бродят. «Только не надо их гладить, – объясняет, показывая на козлят, трудник. Но фотокор Татьяна не внемлет его советам и берет то одного, то другого козленка на руки. «Они, как пушинки», – сообщает. 

57.JPG

И только после того, как козлята с блеянием бежали за нами, мы поняли, о чем предупреждал трудник – уж очень привязчивые эти козлятушки – малые ребятушки.

    

Уха по старинному рецепту
и башкирский мед

– Я уже четыре раза разогревала, четыре раза, вот пятый раз сейчас! – с этими словами встречает монахиня в трапезной, куда нас любезно пригласили подкрепиться.

– Это матушка Иулиания, в миру была Надеждой, – представляет отец Николай добродушную хозяйку.

– … Михаловной, – широко улыбаясь, добавляет она и наливает в объемные тарелки первое, предлагая есть его с пирожками – Я сегодня калью сварила.

– А что это? – поинтересовались мы.

– Уха.

Как потом удалось узнать из кулинарных источников, калья – это особая уха, которая варится по старинному рецепту XVIII века. Блюдо праздничное, «царское», в которое обязательно входят соленые огурцы, а в бульон добавляется огуречный рассол.

Мы же угощались кальей, обильно сдабривая ее сметаной (густой, монастырской, со своего хозяйства), да еще вприкуску с вкусными рыбными беляшами и пирожками с грибами.

55.JPG

– Все у вас с такой любовью приготовлено, как, впрочем, все построено и сделано… – с восхищением признавались мы.

– Да-к ведь под покровом Божией Материи живем, – ответила матушка.

Как нам сообщили, в теплое время года в монастыре работает кафе, ему три года. Есть пасека и свой пасечник.

– У нас пасечник – самый главный! Если бы его не было, то меда бы не было, – объяснила матушка Иулиания. – А чай у нас только с травами.

Мы узнали, что в Башкирии принято пить чай, как в старой Англии, с молоком.

– Когда я приехал в Грузию, думал, что уж проблем с чаем там не будет. Но нам так долго его готовили, а когда узнали, что мы пьем его еще и с молоком, то пальцем на нас стали показывать, мол, они чай с молоком пьют – такое диво, – смеясь, рассказал отец Николай.

Всем известно, что башкирский мед – как золотая валюта республики. Вот и нам посчастливилось побаловаться чайком с этим замечательным медом.

– А все-таки почему башкирский мед считается лучшим? Из-за природы такой удивительной, из-за лугов и полей вокруг? – поинтересовались мы.

– Башкирская пчела у нас особая, – объяснила матушка.

– Алтайский и башкирский мед считается лучшим, потому что цветок у нас такой, – добавил отец Николай. – Я, когда служил, привожу банку меда, солдат из Узбекистана у нас служил – тоже привез мед, и еще один с Кавказа мед привез. Открываем узбекский мед, а он и медом не пахнет, ну, сладкий – и все. С Кавказа мед открываем – ну, более-менее… А банку нашего открыли, и сразу такой запах пошел! Потом взяли все три банки, смешали и ели.

И таких историй про башкирский мед у каждого, кто из этих мест, на счету не одна и не две – десятки.

 

Воин и монах

Наконец, хочется объяснить, почему отец Николай часто говорит о службе. Вот и в беседе о башкирском меде вспомнил именно связанную с ней историю. Речь идет не о церковном служении, а о воинской службе, которой он отдал четверть века. Священнослужителем отец Николай, а в миру Виталий Чернышев, стал после демобилизации, когда вернулся на родину в Мелеузский район Башкирии. И это было не порывом, не случайным стечением обстоятельств. Все годы службы, когда приезжал домой в отпуск, переживал за разрушающейся в селе Ира церкви. А когда снял погоны, то решил ее восстановить, сказав жене: давай отдадим эти деньги, которые получил при увольнении со службы (тогда военным выдавали сразу по двадцать окладов), на храм. Жена хоть и поволновалась на этот счет – все-таки трое детей к тому времени подросли, кого учить, кого женить надо было, но решение мужа поддержала. Как бы то ни было, а именно их деньги стали серьезным вложением в восстановление родной церкви, освященной во имя мучениц Веры, Надежды, Любви и их матери Софии. Со временем этот храм стал главным в Марфо-Мариинской женский обители.

49.JPG

А бывший воин Виталий, схоронив отошедшую ко Господу супругу, принял монашеский постриг с именем Николай. И по-армейски засучив рукава, принялся за устроение Покровской обители в селе Дедово. А потом и монастырского подворья в микрорайоне Мусино города Салават, а потом немало сил приложил к созданию Скворчихинского скита (в селе Скворчиха Ишимбайского района). Надо сказать, что в настоящее время скит собираются преобразовать в самостоятельный женский монастырь во имя местночтимой святой блаженной Варвары. С этим предложением к Священному Синоду и Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу обратился епископ Салаватский и Кумертауский Николай. Сегодня уже есть все необходимое для обители – в новом храме из красного кирпича проходят регулярные богослужения, готово к эксплуатации двухэтажное кирпичное здание для устроения общежительной монашеской жизни, построена довольно внушительных размеров кирпичная гостиница для паломников. Сам архимандрит Николай об этом обо всем говорит однозначно: «Возрождение монастырей, которые по крупицам созидают то, что должно созидать, ― это чудо и действие благодати Божией. Мы это понимаем и постоянно являемся тому свидетелями».

Между этими крупными делами – множество малых, часто невидимых послушаний. Как кирпичики укладываются они на нелегком монашеском пути отца Николая. Такой вот он, монашеский путь. А, точнее, монашеский подвиг на благо Матери-Церкви, который наместник монастыря и благочинный по совместительству несет как истинный воин Христов.

58.jpg

 

Как появляются
трудники и вообще люди

Большое монастырское хозяйство требует и больших вложений. Поэтому в беседе с отцом Николаем не раз заходил разговор о том, как с этим всем управляться, где, к примеру, брать помощников.

– Трудники у нас только мужчины, ведь монастырь мужской, но летом приезжают и женщины – нужна помощь на огороде. Хозяйство большое. В иное лето больше двух тысяч человек собирается.

Кроме того, стало уже традицией каждое лето на базе монастыря проводить слет юных казаков по типу жизни православных казачьих общин, где они познают свою православную веру, учатся основам казачества, готовности встать на защиту Отечества, ответственности за себя и близких.

– Шестьдесят казачат мы принимаем, – сообщил отец наместник. – Это мальчишки двенадцати лет, все из Салаватской епархии. С ними работают казаки, атаманы. Это их безвозмездный труд.

Нетрудно догадаться, что за простыми словами «мы принимаем» стоит нелегкая задача: сколько раз за две недели слета каждого из участников надо накормить, дать умыться, обогреть и спать уложить, но сначала подготовить к их приему помещения, кровати, постели, а потом все убрать за ними, вычистить, перестирать.

Неоднократно приходится слышать, что монастыри не должны заниматься «социалкой». И, вроде, никто не обязывает их заниматься социальным служением, однако оно есть повсеместно в епархиях. И Покровский монастырь здесь не исключение.

– Как-то приезжает владыка (епископ Салаватский и Кумертауский Николай – прим.) и привозит с собой человека, прямо сказать, вида неподходящего и говорит, что надо бы его тут разместить. Я ему: владыка, да это же не наше дело, не надо нам этим заниматься! А он в ответ так тихо: «Ну вот, я так и знал, хоть к себе домой теперь его бери», – смеясь, рассказал про это самое социальное служение отец Николай.

И пока он переговаривал с водителем по поводу нашего отбытия в Кумертау, что в ста километрах от Покровского монастыря, мы пообщались с одним из представителей монастырской социальной сферы волонтером Стефаном. Он мирянин, ухаживает за инвалидами.

А сколько здесь всего таких человек? – спросили у него.

– Четыре: болящий Михаил, болящий Александр, болящий Владимир и я вместе с ними. Сюда приехал после Нового года, не помню какого числа. Год назад в этом монастыре, 9 марта, я принял крещение.

Почему решили покреститься именно здесь?

– Это долгая история, я татарин вообще-то …

Откуда узнали об этом монастыре?

– Всевышний устроил, а матушка Зосима привела… Ее мощи были в Уфе, в Черенковке, я там сначала им поклонился, а потом у меня приятель в 2007 году здесь был – они поднимали сначала братский корпус, потом храм Архангела Михаила строили.

Как проходит ваше волонтерское служение?

– Ходим на службы, вот Мишу возим, сам он плохо передвигается после операции. У меня и самого плохо с ногами, травмы были. Великим постом так вообще каждую неделю причащались и постились, как все.

– Келейно молимся, – добавил с кровати Александр. А болящий Владимир сначала молчал и внимательно следил за нашим разговором, а потом сообщил, что уже больше двух лет находится в монастыре, – сам сюда попросился, так как слышал, что здесь хорошо.

Прощаясь с этими особенными обитателями монастыря, мы обратили внимание на стол, где лежали конфеты, печенье, виноград. Уловив наш взгляд, Стефан объяснил, что все это – гостинцы, их приносят или с канона в храме, или просто люди.

54.JPG

Покидая гостеприимную обитель, я не могла не задать отцу Николаю один волнующий вопрос: как же вы все и везде успеваете?

– Да мы-то что? Это матушка Зосима помогает! Это матушка Зосима собрала злато, серебро... – как всегда с мягкой улыбкой скромно ответил наместник.

Анна ПАНИНА

Фото Татьяны ПЕРЕЦ



Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Наименование: АНО "Делай благо"
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971
ОГРН 1027700067328 БИК 044525593
корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82, (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.