Чтение у домашнего очага

04.01.2014 Чтение у домашнего очага Продолжаем знакомить читателей портала «Приходы» с видами досуга, которым можно занять каждого члена семьи в период новогодне-рождественских каникул. Сегодня заместитель главного редактора журнала «Фома» Владимир Гурболиков делится опытом совместного чтения.

Конечно, в каждом доме свои традиции и свои вкусы. Но что мне кажется необходимым, так это – читать вместе, семьей. Не только на Рождество, но в принципе: делать это каждый день, хотя бы понемногу. Благодаря этому, возникает потрясающая возможность диалога, прежде всего, диалога с детьми. Семейное чтение, чтение вслух – важный момент воспитания. Я обсуждал это со многими, и нередко родители рассказывали, что иногда даже до 14-15 лет старались ежедневно с детьми садиться вместе и читать. Это приносит хорошие плоды.

Обычно, когда мы говорим о семейном чтении, мы имеем в виду художественную литературу. Но по опыту нашей семьи для детей, особенно если они привыкли к общению с родителями, можно и нужно читать Священное Писание, особенно Евангелие. Небольшими кусочками, сначала вслух прочитывая, а потом обсуждая вместе с ними. Очень многое открываешь для себя, и очень много открывается и чадам. У нас дочки в детстве всегда с нетерпением ждали, когда мы вместе прочитаем очередной отрывок Евангелия.

Поэтому не только художественная литература должна быть в круге чтения, но и Священное Писание, ничего в этом нет сложного. Конечно, нужно выбирать те отрывки, которые могут быть наиболее понятны. Но ничего невозможного здесь нет, наоборот, это очень радостное и сильное переживание.

А вот в выборе другой литературы все очень субъективно. Знаю одно, я не могу к этому относиться просто как родитель и читатель, потому что я редактор журнала. Кроме поиска книг, которые являются классическими, которые для меня входят именно в круг рождественского чтения, редакция журнала «Фома» отобрала путем проведения литературных сетевых конкурсов много новых рождественских историй, написанных современными авторами. Традиция святочного рассказа – очень интересна и старинна. В России она была прервана революцией, после которой само по себе Рождество Христово попало под прямой запрет на долгие годы. Позже оно к нам вернулось под видом «Нового года», и мы до сих пор в нем запутаны.

Кстати, в каком-то смысле святочные истории начали возрождаться в рамках «новогодней» традиции, особенно ярко это проявилось в советском кино. Вспомним ту же «Иронию судьбы или с легким паром», это тоже своего рода святочная история для взрослых. «Обыкновенное чудо», написанное верующим человеком Евгением Шварцом, тоже неслучайно показывали в новогодние дни. Я сам помню, как премьера этого фильма когда-то просто потрясла меня. Мне тогда было десять лет...

То есть какие-то ниточки из прошлой, святочной традиции как-то тянулись. Но все же в начале XXI века можно говорить, что в целом традиция нарушена, и мы со своей стороны пытаемся хоть как-то поспособствовать возрождению жанра. Кроме конкурсов, мы вели поиски. Однажды даже сделали перевод современной рождественской фентези, написанной очень талантливой православной американкой, Донной Фарли, женой священника. Также разыскивали и публиковали совершенно новые вещи, созданные нашими современниками для детей и взрослых. Часть из них потом легла в основу литературной детской серии «Настя и Никита».

Мы очень хотим, чтобы возродилось святочное чтение. Что мы в этом плане пока имеем?

С одной стороны, у нас есть прекрасная классическая христианская сказка Запада, которая, на удивление, не была под строгим запретом в Советском Союзе. Скажем, Андерсен в советское время благополучно читался детям и детьми. Правда, из него вычеркивались некоторые прямые обращения к Евангелию. Мало кто знал, читая его в СССР, что Герда в «Снежной королеве», борясь со снежными духами, произносит молитву «Отче наш». Что в финале сказки звучат евангельские слова, слова Спасителя. Слава Богу, теперь в современных изданиях эта рождественская история предстает перед нами в своем первозданном облике, с той моралью, которую хотел донести до нас автор. В этом смысле – это одна из лучших книжек.

Из того, что написано уже в XX веке, думаю, прежде всего надо читать сказки из цикла «Хроники Нарнии». Они очень сильно воспринимаются детьми. Некоторые взрослые их считают слишком назидательными. Это понятно: взрослого иногда назидательность действительно раздражает. Но ребенку без нее – никуда. Более того: иногда родители, боясь стать менторами, не могут сказать что-то ребенку. И вот литература, семейное чтение, может помочь старшим обратиться к младшим. Косвенно. Благодаря книге. На мой взгляд, писатель Льюис, делает это очень бережно. Еще для меня связаны с рождественской традицией в западной литературе произведения Толкиена. Знаменитый его «Властелин колец» и «Хоббит путешествие туда и обратно».



Относительно русской классической литературы – в последние годы выпущено множество хороших изданий с рождественскими рассказами наших писателей – Лескова, Куприна... То есть из произведений, написанных до революции, сто и более лет назад. Правильно, что делаются такие переиздания. Конечно, часть в этом святочном чтении нечто может показаться паточно, наивно. Взрослым. Но дети этого зачастую не ощущают. Мы все время примериваем какую-то строгую маску на себя, пытаясь соответствовать духу нынешнего времени. На мой взгляд, в этом мы сами себя переигрываем – перестаем доверять нашим детям и себе самим.

Ну, а если возвращаться к современной литературе, то мы в самом начале возрождения жанра. Кстати, особый вопрос тут – как разобраться между двумя героями: Дедом Морозом и Санта Клаусом. Мы, предположим, публиковали в серии «Настя и Никита» книжку «Настоящий Дед Мороз», и она почти вся была попыткой рассказать в увлекательной и доступной форме о святителе Николае Чудотворце, прототипе западного Санта Клауса. И, на мой взгляд, Саша Ткаченко, известный читателя больше как «взрослый» апологет (на самом деле он прекрасный детский писатель и хороший поэт), со своей задачей справился. И очень мне дорог современный фентезийный рассказ под названием «Эльфрин» Людмилы Дунаевой. С одной стороны, в нем продолжены андерсовских и льюисовских традиции, а с другой – это вполне своеобычное произведение, в котором есть и юмор, и интрига, очень хорошая интонация.

Еще из тех вещей, которые обрели мы в редакции, опубликовали и которые с детьми можно читать (хотя они не относятся прямо к Рождеству), – это, например, повесть-сказка Максима Яковлева «Блаженны плачущие». Ее очень трудно найти, к сожалению, хотя наряду с публикацией в журнале, были и книжные публикации. Это приключение одной очень доброй семьи, в которую является ребенок-ангел. Там нет никакой слащавости, излишнего морализаторства. Очень добрая история о том, как явилось дитя, и обычный современный дом волей чудесных обстоятельств превратился в корабль, поплыл вместе со всеми его населявшими. История драматическая и красивая.

Очень рад, что у нас все больше появляется вот такой новой, «своей» литературы. К сожалению, она доступна не многим, она не становится пока частью общенациональной литературы, а продолжает находиться «в себе». Известна среди воцерковленных книголюбов, особенно тех, кто хорошо освоил интернет. А ведь святочная традиция в литературе очень и очень важна! Она дает возможность нам говорить с ребенком о красоте, о будущем, о радости, о Боге, о смысле жизни...

То есть, нам – родителям и читателям – еще предстоит большой поиск. А нам – издателям и редакторам – предстоит еще очень много сделать, чтобы люди писали. Нам нужно помогать писателям. В современной России быть писателем очень сложно, это особое призвание, особый труд. Зачастую сейчас он связан скорее с бедностью, даже нищетой и не приносит ничего. Это одно из самых бескорыстных служений в современной России. Надо стараться делать все, чтобы люди продолжали писать, радуя нас и наших детей еще не одно поколение.

Специально для портала «Приходы»
В подготовке публикации участвовали
Наталия Бубенцова и Маргарита Сазоненко
Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓