ДЕТИ В ЦЕРКВИ
Новости
и статьи
Фото
Видео
Меню

«Матушка, очень прошу, расскажите об этом моему папе». Чем живёт православная студия для дошкольников?

09.11.2022

0_596A9797.jpg

На Благословенном Кавказе, при пятигорском храме Трех святителей почти десять лет функционирует православная студия раннего развития «Совёнок». Здесь ребята получают базовую подготовку к школе и изучают основы православного вероучения. Мы пообщались с Мариной Фоминой – создательницей и преподавателем студии, супругой настоятеля храма – о том, как изменился приход с появлением образовательной программы для дошкольников, в чём отличие студии от светских заведений, и почему даже иноверцы выбирают «Совёнка» для своих детей.

Почему именно дошкольники?

– История началась очень давно. У нас были маленькие дети, в ту пору владыка благословил строить новый храм, в котором мы сегодня служим, – во имя святителей, работы было очень много, поэтому абсолютно не хватало времени на своих собственных детей. Младшему ребёнку был всего годик, когда мы перешли в новый храм, первые два-три года мы целыми днями несли в нем послушания, а дети росли, детьми нужно заниматься. Вот и пришла такая замечательная идея: почему бы нам не открыть при храме православную дошкольную студию, чтобы в ней воспитывались наши же детки? К тому же приход был новым, среди прихожан стали появляться педагоги, воцерковляться.

Идея была поддержала и прихожанами, и преподавателями. Потихоньку мы сделали первый набор малышей – было всего десять человек у нас, но для первого набора это было хорошо. Молва потом разнеслась и по району, и по городу.

0_596A9673.jpg

Какого возраста были дети в первом наборе?

– В основном от пяти до семи лет, с ними занимались подготовкой к школе. Было две группы. А уже на следующий год мы создали сразу четыре группы, потому что идея стала очень востребованной. Первая группа была для ребят трех-четырех лет, вторая – для тех, кому уже четыре-пять исполнилось, следующие группы рассчитаны на пяти-шестилетних и шести-семилетних детей, там ведется уже подготовка к школе.

Ведь много таких светских организаций. Почему вы не отдали детей туда?

– В Пятигорске в то время было не так много дошкольных организаций – всего две, и нужно было иметь время, чтобы возить ребенка несколько раз в неделю, выполнять домашнее задание. Все наши бабушки были молодыми и занятыми, жили далеко, поэтому времени не хватало.

Не было такого, что не хотелось именно в светское, потому что там «не тому научат»?

– Нет, не было. У нас верующая семья, дети посещают храм регулярно, участвуют жизни в воскресной школы.

Студия для дошкольников появилась параллельно воскресной школе? Одной школы, получается, не хватало?

– Да, параллельно. Воскресной школы хватало, но у «Совёнка» немного другие задачи. Там мы деток готовим к школе, в приоритете – развитие ребёнка во всех направлениях: творчество, культура речи, логика, математика, азбука, письмо. В воскресной школе у нас, к сожалению, нет ресурсов, чтобы преподавать ещё и эти предметы.

0_9867985.jpg

В студию преподаватели из числа прихожан пришли?

– Все из прихожан. Собрали преподавателей, они были разных профилей: кто-то занимался искусством, кто-то работал с детьми школьного возраста, кто-то был музыкантом и имел опыт работы с детьми в музыкальной школе. Так и придумали предметы, которые будут преподаваться в дошкольной студии, распределили обязанности. И да, конечно, на благотворительной основе. Сейчас школа существует на пожертвования.


А программы учебные вы создаёте? Как подбираете пособия? Сейчас ведь такое многообразие возможных материалов…

– Всё через опыт, потому что каждый год дети приходят разные. Дошкольная студия существует почти десять лет, и наши преподаватели уже выбрали для себя те программы, которые более эффективны для деток. Кто-то придумал нечто свое. Например, учитель азбуки и основных предметов каждый год добавляет свои новые методики. Учитель культуры речи тоже постоянно что-то придумывает, новые направления разрабатывает.

Педагогический состав не меняется – мы работаем вместе уже десять лет и, дай Бог, поработаем ещё. Бывает, что кто-то к нам приходит. Молодые преподаватели английского языка – девочки постоянно меняются, потому что кто-то оканчивает учебное заведение, кто-то выходит замуж. Но, в принципе, они тоже все из нашего прихода, они все воспитанницы нашего храма.

0_596A9754.jpg

Как функционирует студия? Сколько раз в неделю дети занимаются? Как проходят учебные занятия?

– Студия на каждую группу работает два раза в неделю. Детки занимаются по два или два с половиной часа дважды в неделю. Трёхлеточки занимаются час. Обычно урок идет 20-25 минут, пять минут длится переменка. Перемены все игровые, музыкальные, развивающие.

Надо понимать: наша студия – это школа. Это не садик. Ребята приходят с портфелями, готовятся к уроку, достают учебники, пеналы, учатся слушать преподавателя, открывать правильную страницу в учебнике. Это тоже очень важно, потому что обычно когда ребёнок приходит в первый класс общеобразовательной школы, он этого не умеет делать, и пока он привыкнет, адаптируется, проходит много времени. А программа в школе очень быстро идёт, поэтому не все детки успевают.

В студии детки и в дневное, и в вечернее время занимаются. Иногда они пропускают садик, чтобы приходить к нам на уроки.

0_596A9775.jpg

С другими дошкольными учреждениями вы как-то сотрудничаете? Обмениваетесь опытом?

– Поначалу было. В фестивалях участвовали, даже выиграли гран-при одного всероссийского фестиваля – мы ставили литературную театральную постановку с нашими малышами-дошколятами. Но из-за того, что мы с детками встречаемся всего два раза в неделю, нам так дорого имеющееся время, каждая минута, чтобы научить ребёнка этим дисциплинам. Потому мы и оставили конкурсы.

Для нас важен результат образования. Они занимаются дважды в неделю, у них десять предметов. Дети изучают азбуку, математику, письмо… Причем в эту дисциплину входят и грамота, и культура речи, это очень важный предмет для детей: они учатся разговаривать, описывать любую картинку и создавать рассказы, пробуют пересказывать. Логика – предмет, который присоединяется к математике. Без логики сейчас никуда, все задачи в начальной школе – в основном, на логику. Преподаем также изобразительное искусство. Для детей такого возраста без этого предмета никуда: они должны создавать, лепить, работать руками, развивать мелкую моторику. Наш преподаватель живёт этим и создаёт шедевры за полчаса. Еще в числе дисциплин – конечно, музыка.

Домашнее задание бывает?

– Да, обязательно, двух часов все равно недостаточно. Некоторые родители выполняют не все домашние задания, но даже при этом раскладе ребёнок получает ту базу знаний, которую должен получить. Если же старшие постоянно принимают участие, то результат намного лучше.

0_596A9684.jpg

Не сильно ли это перегружает ребёнка ещё до школы? Такое драгоценное детское время…

– Нет, абсолютно. У нас очень спокойная домашняя атмосфера, мы исходим из того, что детки все разные: у кого-то лучше получается, у кого-то хуже. Бывает так, что ребенок до шести лет ничего не может – учится у нас, но не может ни читать, ни писать. Нет никакого результата. Исполняется ему шесть с половиной – он сразу может всё. У каждого своё развитие, все детки развиваются абсолютно по-разному.

Нет такого, чтобы ребята плакали и не хотели идти к нам на уроки, чтобы это было для них каким-то напряжением. У нас всё очень просто. Если есть домашнее задание – оно буквально пятиминутное и больше работает на родителей, потому что родитель тоже привыкает уделять время своему ребёнку. Пускай это пять-десять минут, но мама садится со своим ребёнком, повторяет буквы. И для родителей это тоже очень хорошо, потому что не все уделяют время своим детям.

Я работаю, в основном, с малышами, потому что с ними заниматься сложнее. Легче вести занятия с детками, которые уже проходят подготовку к школе, когда они приходят и учатся по учебникам, определенной программе. Они уже взрослые, понимают, зачем их сюда приводят. Когда же приводят трехлетнего малыша, мама уходит, и ребёнок считает, что это катастрофа. И в этой ситуации его нужно не только развлечь, но ещё и чему-то научить. Это не всем преподавателям под силу.

0_596A9779.jpg

Детки за короткий промежуток (за год) успевают научиться буквам, цифрам, математическим основам – даже малыши. И когда ты с ребенком работаешь, они все более-менее одинаково усваивают информацию. А когда на следующий год приходят их же одногодки и группа формируется новая, ты видишь большую разницу между результатами тех деток, которые проходили к нам год, и тех, кто только пришёл. Кажется, что это дети-вундеркинды, которые знают всё: и буквы, и цифры.

Летом мы не занимаемся, у нас каникулы, и когда ребята приходят осенью, думаешь, что они уже всё забыли, ничего не помнят. Повторяешь несколько занятий, а они всё помнят. Мы летим с ними в Буквандию, они повторяют буквы, смеются. И тут понимаешь: все сложилось, слава Богу, всё не зря.

Сколько сейчас в каждой группе человек?

В группе трехлеток восемь человек. Но мы только начали – в основном, бывает десять-двенадцать малышей. Больше не набираем, потому что у нас нехватка помещений. В подготовительной группе сейчас 22 человека, они делятся на две подгруппы по одиннадцать детей. У них преподаются, кроме других дисциплин, английский язык и основы православной культуры.

0_596A9741.jpg

Я слышала, что летом вы проводите лагерь для дошкольников. Расскажите об этом.

– В этом году у нас был первый такой опыт. Подобного у нас в городе вообще нет. Эта идея назрела, потому что есть проблема с летним досугом деток, которые заканчивают садик, а школа их ещё не приняла. Получается, будущих первоклашек родителям некуда пристроить в июне, июле и августе, потому что все городские лагеря либо для детей школьного возраста, либо это детские сады, студии частные, а совсем не летний лагерь, где дети находились бы целый день.

Так что идея лагеря для дошкольников была востребованной, о его организации нас просили родители. В наш летний лагерь ходили двадцать человек. Первый поток был в июле – 21 день, всё как полагается в городском лагере. Он работал с 9 до 16 часов, в расписание входили развивающие игры, занятия, обеды, прогулки на свежем воздухе, квесты.

Воскресной школе тоже понравилось в этом участвовать – получился совместный лагерь дошкольной студии и воскресной школы. Воспитанники воскресной школы одевались в разных героев, для малышей проводили игры, викторины. Были счастливы и те, и другие дети, радовались и преподаватели. Получилось очень здорово.

А на второй поток, когда про нас узнали родители в районе, детки даже школьного возраста, первоклассники, приходили даже те, которые никогда в нашу студию не ходили. Это и не дети прихожан – просто ребята со стороны.

0_596A9794.jpg

В вашей студии есть те, кто не является прихожанами храма?

– Да. Даже более того – к нам приводят и детей из семей другой веры, например, мусульман. Мы предупреждали, что мы молимся, что у нас православные праздники, мы знакомим деток с православной культурой. Их всё устраивало – они сказали, что дети должны знать и православную культуру так же, как ислам. У вас, говорят, тут хорошее образование, поэтому мы не крещеные, но хотим ходить к вам. Мы брали деток при условии, что родители адекватно относятся к этому. Тот ребёнок даже ангелом был у нас в спектакле, и мама была очень рада.

И солнцепоклонники приходят, язычники… У нас уроки доброты проходят, где мы знакомим деток с православной культурой, молитвой, Евангелием. И эти детки особенно горячо воспринимали наши уроки. Я очень хорошо помню, как одна девочка во время очередной истории о Рождестве Спасителя или о Крещении подходила ко мне и говорила: «Матушка, я вас очень прошу, расскажите об этом моему папе». Это так трогательно. Конечно, папа уже взрослый, он сам понимает, как строить свою жизнь. Но то, что ребёнок очень внимал всему сказанному и услышанному, было здорово.


В студии есть какой-то выпускной? Дети сдают экзамены? Получают сертификаты?

– Конечно, сдают. В конце учебного года подготовительная группа – детки, которым предстоит идти в первый класс школы – сдает экзамен по всем основным предметам. Но на самом деле все любят эту контрольную работу, никто не боится её писать. По математике они пишут контрольную за первое полугодие первого класса.

Ребята также читают на время. Самый худший результат, который был в нашей школе, – это десять слов в минуту. Ребёнком просто никто не занимался, но удалось добиться результата: он уже читает, умеет складывать слоги. А в среднем показатель у наших ребят – 60-100 слов в минуту. Дети читают бегло, быстро, кроме того, понимают, что они читают, и могут пересказать.

Также предлагаем детям элементарные задания по культуре речи, письму: собрать предложение из разных слов. Всё очень примитивно, но эта контрольная работа очень красочная, красивая. Все получают пятерки.

В завершение мы делаем общую фотографию в украшенном по случаю пасхальных дней храме.

Каждый выпускник получает диплом дошкольной студии «Совёнок», мы их выпускаем специально.

Школа у нас необычная, церковная, поэтому детки запоминают храм как дом. Они возвращаются к нам, приходят в воскресную школу, проходят мимо храма и обязательно заходят, здороваются. Приходят на мастер-классы, праздники, приводят младших братьев и сестёр. У нас такой большой семейный приход.

0_596A9738.jpg

Те, кто уже давно закончили вашу студию, уже в старших классах учатся. Наверное, они подготовленными пришли в школу, и учителя это заметили. Есть ли обратная связь от школьных преподавателей?

– И ещё какая! Учителя тех школ, которые неподалеку от нашего храма, прекрасно знают, как хорошо подготовлены дети из нашей дошкольной студии. Приходят родители с ребенком, и преподаватели сразу спрашивают: «Вы ходили в студию "Совёнок"? Если ходили, то за этих детей, можно сказать, идёт драка при распределении по классам, потому что это потенциальные отличники – любому учителю подарок.

Воспитатели в детских садах тоже рекомендуют нашу студию. Много желающих деток к нам прийти – родители ждут, когда появится место. Кто-то даже год находится в «листе ожидания», чтобы прийти к нам. Очень радостно, что родители так высоко оценивают нашу студию.

Уроки с сентября по май? Или привязаны к Пасхе?

– С сентября по май. У нас есть зимние каникулы, во время которых ребят ждут ёлка, Дед Мороз, новогодние подарки. Детки возвращаются в студию, когда ещё идут рождественские святки, и мы обязательно освещаем на занятиях тему Рождества Христова. Затем он занимаются по своему обычному расписанию. В свое время мы встречаем Пасху Христову – очень торжественно, ярко, красиво. В конце мая у нас проходят контрольные работы, 30-31 числа – выпускные мероприятия. Они проходят очень радостно и ярко: обязательно ленточки, колокольчики, в один год даже голубей выпускали, шарики; преподаватели готовят для детей представление. Очень трогательно, душевно...

0_596A9692.jpg

А со священниками общаются эти дети? Или учебный процесс и церковная жизнь идут раздельно?

– Церковная жизнь – это учебный процесс. Как в храме заниматься и не общаться со священником? Он приходит, здоровается с детками, спрашивает, как у них дела. Ребята священника знают, очень уважают и любят. Для них это тот человек, который всегда к ним приходит, приносит что-то вкусное, рассказывает что-то интересное. Детки священника не боятся.

С детьми дошкольного возраста очень нужно и важно говорить о Боге. Именно в эти годы они всё воспринимают так, как ты им об этом говоришь. Без вопросов. Как ты им это преподашь, так они и воспримут. По-взрослому, но исходя из собственного детского опыта, они рассказывают свои маленькие истории, в которых есть живой Бог. Они рассказывают это по-настоящему, со слезами: «Я помолился, и мне Господь помог найти эту игрушку в садике»; «Я помолился, когда мама с папой ругались, и они помирились». Их молитва работает на 100 процентов больше, чем наша.

Молчать о Боге, не говорить с ними о Нем с детьми – это преступление. В эти годы закладываются основы, которые будут работать и в детском, и в среднем, и в старшем, и в старческом возрасте. Это те росточки, которые должны потом прорасти.

Наши преподаватели все верующие, и поэтому все предметы связываются с Богом. Дети это впитывают, потом обязательно есть результат. Приходят одни детки, уходят другие. Бывают, дети приходят с диагнозом: ребёнок болен, ему нужен особый подход. Если это допустимо, он находится в группе с остальными детками. Если это недопустимо, то у нас есть преподаватель-тьютор, который умеет с больными детками работать, и она занимается с ними индивидуально, проводит занятия на добровольной основе. И конечно, результат есть. Запись на такие занятия – на год вперёд.

0_596A9736.jpg

О чем вне программы занятий приходится серьезно говорить с родителями?

– Дети младшего дошкольного возраста очень часто принадлежат домашней среде, сами себе. Ребёнок развлекает себя компьютерной игрой, маленькими роликами. Они берут себе в компанию разных персонажей, которые сегодня становятся очень популярными, таких как Хаги Ваги, Сиреноголовый. Работая с детьми, я порой даже не сразу понимаю, о чём они говорят. Я читаю много статей об этом, и некоторые издания, даже православные, одобряют это: «Пускай, такова сегодняшняя реальность». Это страшно. Ребёнок четырёх лет не понимает смысл игры – он видит только обложку.

Вот я провожу урок, ребёнок рисует в тетрадочке Сиреноголового, – сначала по тетрадочке, потом по парте, потом по своим брюкам. Это его руки. Потом рисует ноги и тоже не останавливается на границе странички. Мне показалось, что это отрывок из фильма ужасов. Я вбила в поиске, кто такой Сиреноголовый, и когда увидела картинку, стало понятно, что рисовал ребёнок четырёх лет и что в его детском сознании это просто не может поместиться. Я начала бить тревогу. Предлагаю родителям самим посмотреть этих персонажей, эти игры: они учат ребёнка чему-то хорошему? Приходится проводить работу с родителями, детьми. В итоге на одном уроке детки принесли игрушки Хаги Ваги, которые родители им и покупают, и мы на место острых зубов пришили красивые улыбочки.

Вместе с нашим преподавателем по изобразительному искусству мы пытаемся перестроить детей, показать в этих персонажах отрицательные стороны (положительных, к сожалению, там нет), дабы ребёнок чётко понимал, что хорошо, а что плохо. Потому что эти границы стираются: дети начинают кусаться, бить друг друга, кричать на ухо, тыкать острым карандашом. Они не понимают, что это больно. С таким приходится бороться. И слава Богу, нас слышат.

0_596A9700.jpg

Вы проводите родительские собрания? Должна же идти комплексная работа.

– И родительские собрания проводятся обязательно, и индивидуально преподаватели общаются с родителями. И если мы видим, что что-то нужно сказать в общей группе, это обязательно озвучивается всем родителям.

Например, в детском лагере девочка пяти лет в рисунке на свободную тему нарисовала, как один герой из игры отгрыз голову другому герою, у того течет кровь. А девочка очень хорошо рисует, она всё в деталях изобразила. Когда преподаватели это увидели, они сфотографировали рисунок и выставили в группу: посмотрите, родители, какие у нас рисунки, может, вы не знаете, чем дети увлекаются, обратите внимание.

Я считаю, что это очень правильно, потому что сейчас наш младший ребёнок уже учится в школе, и слава Богу, у него такая же классная руководительница: она все эти моменты озвучивает, проговаривает в группе. Многие родители узнают такие вещи только от учителя, потому что дома дети одни, в группе – другие. Ребёнок маме не может рассказать того, что в школе может увидеть учитель. Совместная работа помогает в воспитании детей.

Евгения ЖУКОВСКАЯ
Анастасия ЗАЛАТА

Мультимедийные материалы Анатолия ТУШЕВА

Пятигорск – Москва


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓