Раннее развитие: воспитание личности или своего второго «я»?

25.05.2020

1433851566_51.jpg  

Любовь родителей к своим чадам, к сожалению, порой принимает откровенно эгоистический характер. Отцы и матери, показывая на публике одаренность своего дитяти, заставляют его декламировать перед взрослыми стихи, говорить или читать на иностранных языках, демонстрируют всем окружающим «художественные произведения», созданные юными дарованиями и тому подобное. При этом они часто действуют исключительно во имя собственного тщеславия, нисколько не заботясь о реальном развитии у своего ребёнка каких-либо навыков и о получении им знаний. Ведь так приятно осознавать, что твой отпрыск уже с ранних лет опережает сверстников в развитии и показывает успехи в обучении, о которых большинство даже не мечтает. Но точно ли столь заманчиво так называемое раннее развитие, ставит вопрос протоиерей Дионисий Минеев. Давайте обсудим.

 

Нынче стало модным развивать детей с пеленок: учить их языкам, тренировать память, мелкую моторику и вообще всячески развивать творческую личность. И все выглядит очень благообразно и хорошо, но только на первый взгляд, при ближайшем же рассмотрении становится понятно, что не так уж радужно обстоят дела с воспитанием подрастающего поколения.

Автор статьи не стремится раскритиковать и предать анафеме какие-либо современные методики, но хочет лишь предостеречь от некритического подхода в выборе оных и чрезмерного увлечения ими, когда методики и техники сами по себе становятся объектом нездорового поклонения. В конце концов, что плохого, если при развитии речи будут использоваться современные наработки, а тренировка мелкой моторики у малыша будет проходить при помощи современных кубиков, а не бабушкиных пуговиц?

Сейчас понятие об образовании претерпевает изменения. На смену целостному восприятию мира и систематизированной подаче знаний пришел обильный поток отрывочной, разрозненной информации. Энтузиасты раннего развития во имя самого развития полагают, что этот калейдоскоп разрозненных сведений, фактов, событий благотворно повлияет на маленькую личность и она будет развиваться быстрее и гармоничней. Вот и стараются вовсю сторонники новых методов обучения без разбора преподнести своим детям это изобилие.

Молодые мамаши, погружаясь в океан информации о раннем развитии и раскрытии творческого потенциала у своих доморощенных вундеркиндов и обретя «знание», с увлечением экспериментируют над собственными детьми, применяя всевозможные современные методики. Особенно льстит самолюбию осознание того, что эти методики являются суперсовременными и зачастую, как модно ныне говорить, авторскими, а традиционное воспитание, по бабушкиному методу, то оно ведь такое отсталое и совершенно неприемлемое в условиях современной реальности… При этом поклонницы ранних методов совершенно упускают из виду тот факт, что в традиции разных народов уделялось крайне важное место воспитанию ребенка не только с пеленок, но еще во время его внутриутробного развития – уж куда, казалось бы, ранее. Разница лишь в том, что раньше, развивая способности ребенка, его подготавливали к будущей жизни, создавая гармоничную личность, а не гения или великого творца на гордость папе и маме. А значит, мало из того, что применялось в воспитании до сих пор, потеряло актуальность на данный момент.

Современные модели воспитания часто пропагандируют вседозволенность, утверждая, что сдерживание порывов, пожеланий, намерений ребенка приводит к подавлению его личности, развитию комплексов и т.д. И одним из подводных камней, о который разбиваются судьбы подрастающих поколений, является постулат о том, что ребенку нельзя ничего запрещать, а поэтому слово «нельзя» необходимо исключить из лексикона старших. Хочет деточка папочкин телефон разобрать – пожалуйста, мамочкиной помадой порисовать – да никаких проблем, вдруг пальчик в розеточку пожелается – это ведь его выбор, а горячую сковородочку на себя опрокинуть – да все что угодно, лишь бы комплекс неполноценности не развился.

И все это воспринимается на полном серьезе, ибо, как считают многие, только сейчас человечество постигло истину, узнав, наконец, как же надо воспитывать детей. А тысячелетний опыт предыдущих поколений – «да что они там понимали, эти отсталые!».

Из желания видеть своих детей особенными, не такими, как все, возникла тенденция массового изучения иностранных языков. Большинство наших современников свято верит: знание многих языков делает из человека – нет не специалиста, а особого рода существо, возносящееся над остальной, невежественной массой. Ну, а целесообразность изучения – о ней даже не задумываются. Безусловно, в истории встречались образованные люди, знавшие многие языки, были даже отдельные феноменальные личности, знавшие более семидесяти различных языков и наречий, но это исключения, а не норма. Обычный человек средних способностей может непрофессионально, но на очень хорошем уровне знать один, ну, два языка от силы. И если возникнет такая необходимость или сильнейшее желание одолеет, то выучить язык при условии усердной работы можно за два-три года. Спрашивается, зачем же мучить маленьких невинных малюток, изучая с ними иностранные языки уже с пеленок, прибавляя на каждый год их детской жизни по новому языку, когда они с родным не в ладах? Ну не затем же, чтобы облегчить им обучение, а чтобы с восторгом сообщать всем вокруг, что наш ребенок, как это принято говорить, «в совершенстве овладел» очередным языком. И тот факт, что в голове «юного полиглота» лишь усиливается путаница от обилия бессистемно подаваемой информации, а желание учиться с каждой новой ее порцией съеживается, как «шагреневая кожа», мало волнует самовлюбленных родителей.

Отдельно стоит упомянуть проблемы, стоящие перед православными родителями-эгоцентриками. А именно проблему воцерковления подрастающего поколения. Родители, видя в радужных мечтаниях своего отпрыска великим молитвенником за род человеческий от юных лет его (её), в неразумной ревности своей возлагают непосильный груз на хрупкие детские плечики. Часто приходиться видеть, как ревнители детского благочестия принуждают отроков и отроковиц выстаивать целиком службы, без меры, давя авторитетом, совершать молитвенные правила, которые подходят больше для монахов, чем для юных богомольцев, контролируют процесс подготовки маленького причастника к исповеди, заставляя писать список грехов буквально под свою диктовку, чтоб на батюшку произвести впечатление. И как результат – принуждение без соизволения дает свой плод: годам этак к двенадцати у ребенка отбивается всякая охота не только к молитве, но и какой бы то ни было духовной деятельности вообще.

Это только небольшая часть проблемы, стоящей перед современными родителями, обществом и Церковью в целом. Родителям же, которых больше волнует не собственное тщеславие, а сами детишки, родителям, которые действительно желают добра своим малышам и видят в них, прежде всего, личности, а не свое второе «Я», следует принять ко вниманию, что жизнь – это длинная дистанция, и чтобы пробежать её всю и достойно прийти к финишу, не сойдя с пути раньше времени, недопустимо просто делать резкий рывок на старте, нужно равномерно распределять нагрузку в период взросления и далее на протяжении всей жизни. А значит, стоит аккуратно, чтобы не отбить столь естественную у детей жажду познания, прививать им навыки к работе, гармонично развивать целостную личность, используя как традиционные, так и здравые современные наработки и методики. Развивая дух, душу и тело, подготавливать своего ребёнка к взрослой, а главное, — к вечной жизни.

Протоиерей Дионисий МИНЕЕВ

Публикация издания
«Харьковские епархиальные ведомости»

 

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓