Жизнь в стеклянном доме

26.08.2019

Каширины_7798.jpg

«Дом священника – стеклянный» – настоятель Спасо-Преображенского храма поселка Соколовый в Саратовской области протоиерей Владимир Каширин полностью согласен с этими словами святителя Иоанна Златоуста. Как жить у всех на виду? Легко ли переехать из большого города в деревню? Где грань между детской свободой и родительским авторитетом?

 

Естественное богопознание

Супруги Каширины – отец Владимир и Елена Анатольевна – воспитывают двоих сыновей и трех дочерей. Старший сын Николай учился в Неклиновской школе-интернате с первоначальной летной подготовкой имени 4-й Краснознаменной воздушной армии, перешел в одиннадцатый класс местной школы. Дочери Софья и Ольга – в восьмом и шестом классах, сын Александр в этом году идет в первый класс. Младшей, Елизавете, скоро будет пять лет.

Пока старшие помогают по дому, а Саша убежал «строить храм», Лиза нежно гладит округлившийся мамин живот: «Скоро будет братик Вова!»

– Младшего братика ждут все, – улыбается Елена Анатольевна. – Знаю случаи, когда старшие дети не воспринимают малышей – особенно такой эгоизм проявляется у подростков. Это зачастую зависит не только от воспитания, но и от разницы в возрасте, если между первым и вторым ребенком разница в десять и более лет. А когда меньше, то старший привыкает, что он не один, есть еще брат или сестра и нужно делиться, помогать, заботиться. Все наши дети дружны между собой. Столкновения, конечно, бывают, но это нормально спорить о чем-то, иметь свое мнение.

С будущим мужем Елена познакомилась в юности. Решение супруга стать священником поддержала. В поселок Соколовый Каширины переехали несколько лет назад, когда отца Владимира назначили настоятелем местного храма.

– Мы уже давно думали о переезде, – признается глава семьи. – От города устаешь. Есть такое понятие, как естественное богопознание: так вот когда ты живешь на земле, то имеешь возможность строить, сажать, выращивать плоды – и Господь дает возможность через труд сделать место, где ты живешь, частичкой рая. И дети воспитываются совершенно в другом образе жизни: с малых лет помогают родителям то цветочки полить, то грядки прополоть, за животными ухаживают. Городские дети в этом плане сильно ограничены, заперты в бетонных стенах.

– Мы переезду обрадовались, – подтверждает слова папы старший сын Николай. – Здесь природа, лес, нет городской суеты. В школе меня и сестер приняли хорошо, с одноклассниками быстро подружились. Семья священника воспринимается как пример для других людей, и в небольших населенных пунктах это особенно чувствуется. Мы стараемся родителей не подводить. А вообще наша семья ничем особо не отличается от любой другой верующей семьи. Мой лучший друг, к примеру, из такой семьи, где воспитание и семейный уклад очень похожи на наши. Это складывается само собой, если родители с детьми вместе ходят в храм и живут христианской жизнью.

 

Воспитывать с любовью

Воцерковление детей – наверное, самый волнующий вопрос для верующих родителей. Как воспитать ребенка в христианских традициях, как привить любовь к храму, как при этом не «перегнуть палку» и не добиться обратного эффекта?

– Я знаю семьи, где ребенка чуть ли не силком тянут в храм, заставляют посещать богослужения, участвовать в Таинствах, – говорит отец Владимир. – Это очень печальная картина, и последствия этого бывают не менее печальными. Я пытаюсь объяснять родителям, что таким образом можно вообще убить веру в ребенке, но они не всегда меня слышат. Человек создан по образу Божию, а подобие мы должны взрастить в себе. У взрослеющего человека должно быть естественное желание обогатиться в Боге, а чтобы оно возникло, семья должна жить по-христиански – в первую очередь это касается отношений между родителями. Не должно быть в жизни двойственности: утром благочестив, вечером всех ненавидит. Дети эту двойственность видят и делают выводы. Перед крещением я часто привожу родителям и крестным такой пример: младенец – чистый лист, что вы на нем напишете, то и получите. Будет благочестивый пример – праведника воспитаете, а научите греху – слезы горести в старости приобретете. Владыка Лонгин в своих проповедях часто говорит, что научать нужно не только словом, но в первую очередь делом.

– Все дети разные, и любовь к храму у каждого проявляется по-своему, – добавляет матушка. – Наша Лиза, например, всегда просится с папой на службу, утром, как проснется, первый вопрос – о том, пойдем ли мы сегодня в храм. А однажды она нас всех здорово напугала: утром собираемся все вместе на воскресную литургию, уже оделись – а Лизы нет, хотя только что тут стояла. Всей улицей, наверное, искали. Нашли в храме – она туда сама из дома побежала и ждала нас, а ей тогда было всего лишь два с половиной года. Хорошо, что храм недалеко и улиц оживленных нет, как в городе.

 

Дать свободу и поднять планку

Довольно часто между родителями и детьми возникает спор о том, куда ребенку поступать после школы. Как правило, родители ждут, что чада добьются большего, пойдут по их стопам в профессии или выберут специальность, по их родительскому мнению, достойную и высокооплачиваемую. Хорошо, если выбор подростка пусть со скрипом, но будет принят, а что, если взрослые и слышать ничего не желают, и вчерашнему школьнику приходится поступать туда, куда он совсем не хочет?

– Есть примеры, когда родители с таким подходом поломали жизнь своим детям, – рассказывает отец Владимир. – Если посмотреть в глубину этого вопроса, такие драмы случаются оттого, что родители не имеют никакого духовного общения со своим ребенком. Просто общение имеют, а духовное – нет. Нужно быть самым близким человеком своему ребенку и дорожить этим доверием. Нельзя ставить свои родительские желания выше самого ребенка и его ценности как личности. Надо вместе решать, в какую секцию ему ходить, на каком инструменте играть, в какой вуз поступать. Смотреть, в том числе, и по способностям: иногда ребенок поздно «раскрывается», нужно иметь родительское благоразумие и помочь ему, а не шпынять. Пусть и с опозданием, но дети понимают, что, трудясь кое-как, нормальную жизнь не построишь, и начинают усердно учиться, в итоге достигая неплохих результатов. Но это следствие движения изнутри, хотя в «Домострое» есть и другие рекомендации. Вообще, на мой взгляд, разговор о выборе жизненного пути должен сводиться главным образом к одному: нужно помочь ребенку поверить в себя. Я всегда своим детям говорю: «То, что сейчас есть, это хорошо, но ставь себе задачу выше. Ты думаешь, тебе это не по силам? Все равно ставь задачу выше, а там до чего-то дойдешь, что-то получится, Господь поможет в твоих добрых начинаниях. Что невозможно человеку, возможно Богу (ср.: Лк. 18.27). Должен быть постоянный труд над собой. Главное, планку не занижай». Вот так надо спокойно объяснять, а не удивляться накануне выпускных экзаменов: «Куда ты хочешь? Нет, пойдешь в медицинский!» От этого толку не будет.

IMG_5456.jpg

С выбором будущей профессии в семье Кашириных определился пока только Николай: юноша хочет быть летчиком. Он сам нашел в интернете информацию о Неклиновской школе-интернате с первоначальной летной подготовкой, собрал необходимые документы для поступления.

– Оба дедушки – военные; наверное, гены передались, – говорит Елена Анатольевна. – Служение это серьезное, опасное, и я, конечно, сильно переживаю, но выбор сына поддерживаю. У летчиков есть ограничение по росту – не выше 190 сантиметров. У Николая в пятнадцать лет уже 188, так что как Бог даст… Когда он в прошлом году уехал учиться в Таганрог, мне было тяжело его отпускать, но это полезный опыт – не только для него, но и для нас, ведь рано или поздно всех детей придется отпустить во взрослую жизнь.

Спрашиваю у отца Владимира, хотел бы он, чтобы сыновья стали священниками, или нет.

– Конечно, мне бы хотелось служить вместе со своими сыновьями у престола, и если Господь сподобит, то так и будет, – уверенно говорит он.

 

У всех на виду

– От общества ничего не утаишь, да и не надо утаивать, – размышляет отец Владимир над словами святителя Иоанна Златоуста о жизни священнослужителей. – Где еще людям найти пример здравой христианской жизни, как не в семье священника? Слава Богу, наши дети это тоже понимают. Они молятся, ходят в храм, активны, ездят с концертами, на соревнования – это обычные мальчишки и девчонки. Дома у нас детвора со всей улицы собирается, по двенадцать-четырнадцать человек, во дворе установлен бассейн, плескаются там всей гурьбой. Через детей и с родителями появляется общение – зайдут, спросят что­нибудь. От многих священников я слышал, что их семьи устают от постоянных гостей, встреч, заглядываний в кастрюлю во время поста. Мы с супругой спокойно к этому относимся – может, просто такое устроение у нас. А кроме того, такая открытая жизнь – это тоже проповедь. Служение священника подразумевает собой открытость ко всем и во всем. Если священник служит далеко от храма, то он начинает рваться между храмом и семьей, за которую несет ответственность. Идеальный вариант – это когда семья в общине прихода, священник воспитывает прихожан, как любящий отец, а вместе с ними – и своих кровных детей. А разве любящий отец может научить своих детей чему-либо плохому? Такое служение создает с Божией помощью крепкую общину, которая заботится друг о друге, и семья священника не чувствует себя брошенной.

IMG_20180903_123939_.jpgРассказываю отцу Владимиру и матушке Елене о наблюдении одной многодетной мамы: то, как нужно воспитывать детей, становится понятно только к пятому или шестому ребенку. Супруги дружно смеются.

– Точное наблюдение, – говорит отец Владимир. – Старший иногда нам в шутку говорит, мол, вы на мне экспериментировали. Конечно, экспериментировали – откуда у молодых родителей опыт… Когда родился наш первенец, я пришел к своему духовнику и, поблагодарив за молитвы, сказал, что полдела сделано, а он улыбнулся: «Ты теперь, главное, воспитай, воспитай так, чтобы тебе стыдно не было ни перед Богом, ни перед людьми». Это наставление мы и стараемся исполнить. Хорошо, что у нас рядом были бабушки и дедушки, которые могли поддержать молодую семью, подсказать, помочь, и нам было не так сложно проходить это начало пути. Если такой поддержки нет, то семья испытывает большие трудности. Мудрость приходит позже. Ты начинаешь ко многому по-другому относиться, начинаешь ценить, насколько Господь милостив, что дает тебе возможность утешиться в твоих детях. Начинаешь понимать, что невозможно ответить на все вызовы современного мира – сейчас дети в десять-пятнадцать лет сталкиваются с тем, с чем наше поколение встречалось лет в двадцать. Но и в сегодняшних условиях ребенка нужно воспитать так, чтобы он был человеком. Мне бывает сложно выдержать золотую середину, чтобы остаться и родителем, и близким другом своему ребенку. Но это очень важно. Этой золотой середины невозможно достичь без терпения с рассуждением: где-то нужно быть настойчивым, а где-то – подождать, помолиться и потом с новыми мыслями, а не со страстями ребенку что-то советовать. Не стоит забывать, что все дети разные, нельзя выработать одну систему воспитания и ко всем ее прикладывать как лекало. Наши взгляды на воспитание, конечно, изменились, стали богаче. Стало легче принимать решения, реагировать на какие-то моменты. Если раньше что-то воспринималось как большая проблема – «что же теперь делать?», то сейчас, сталкиваясь с подобной ситуацией, понимаешь, что тут и переживать не о чем.

 

Из армии – в семинарию

Сам отец Владимир вырос в семье служащих.

– Даже в советское время родители были верующими, на Пасху и Рождество всегда старались сходить в храм, – вспоминает он. – Подростковый период пришелся на 90-е, вместе со взрослыми переживал развал Союза, было непонятно, что вершится и как дальше жить. Я рвался в армию – все мои друзья служили и, когда возвращались домой, много рассказывали. Мне это было интересно, ведь отец практически ничего не говорил о своей службе. Армия была для меня полезной: сталкиваясь со сложностями и безвыходными ситуациями, ты взрослеешь, учишься жить. В 1996¬м я оказался в Чечне, почти все мои знакомые мальчишки тогда прошли через это горнило. Благодаря характеру, унаследованному от отца, я служил хорошо.

Во время службы стал всерьез интересоваться христианством, сравнивать его с исламом, а также с сектами, которых тогда было очень много. Я видел, что когда люди сталкиваются со сложной ситуацией, они, как правило, выбирают один из двух путей – либо озлобиться, поддаться страстям, либо молиться. Я выбрал второй путь.

Очень большое влияние на меня оказал мой старший брат. На тот момент он поступил в духовную семинарию. Он был для меня авторитетом и делился внутренними переживаниями, касающимися того, «как остаться человеком».

По благословению духовника я принял решение поступать в семинарию. Теперь, вспоминая то время, я понимаю, что это был Промысел Божий: Господь просто вырвал меня из одной среды и поставил в другую. Мне предлагали остаться служить на Кавказе, потом переехать в другой город и работать в отделе по борьбе с организованной преступностью. Но я сказал: «Господи, как Тебе угодно: если поступлю в семинарию, то буду учиться, а если нет, то буду думать, куда дальше».

Пришел поступать, вокруг – кто сын священника, кто алтарничает с детства. А я стою в сторонке, не знаю ничего. Думаю: «Куда я пришел, я же всего этого недостоин». На собеседовании владыка Александр (Тимофеев) спросил, почему я пришел в семинарию. Честно ответил, что хочу больше узнать о христианстве, послужить Церкви. Владыка много расспрашивал о военной службе, о Майкопе, где он какой-то период служил, а я проходил там переподготовку в составе 131-й мотострелковой бригады. Меня приняли, через два года я женился. Началась другая жизнь, другое служение – служение Богу. Благодаря вступлению в Церковь Господь мне дал семью, дал прекрасных детей.

Отец гордился моими успехами в армии, поддерживал в сложные моменты, но о том, что я стал священником, ему узнать не довелось. В 1997 году он трагически погиб; это произошло в день священнической хиротонии моего старшего брата Алексея.

 

Объединить людей и сказать правильные слова

В мае 2019 года семья Кашириных была занесена на Доску почета «Лучшие семьи губернии». Поздравление лучших семей Саратовской области было приурочено к празднованию Международного дня семьи. Свидетельства о занесении на Доску почета получили десять супружеских пар.

– Когда встал вопрос о кандидатах в число лучших семей губернии, я обратилась к педагогическому коллективу с вопросом, кого бы они порекомендовали, – рассказывает директор поселковой школы Антонина Богатырева. – Все дружно сказали: семью Кашириных. Есть люди, которые излучают свет, добро и тепло, – это об их семье. Дети воспитанные, добрые. Батюшка находит время прийти на наши уроки, внеклассные мероприятия. Он разговаривает со школьниками на самые разные темы, и дети к нему тянутся. Это дар Божий – умение общаться с детьми, это не каждому дано. Мы по мере сил старались помогать строительству храма – устраивали с учениками благотворительные концерты, ярмарки.

Спасо-Преображенский храм был возведен в поселке в 2015 году.

– Строительство храма – это всегда большое дело, и мы рады, что у нас наконец­то появилась своя церковь, – говорит глава администрации Юрий Филимонюк. – Фундамент мы сделали, но несколько лет он простоял без стен, а с приездом отца Владимира дело пошло, и меньше чем за год возвели храм. Почему так? Потому что отец Владимир может объединить людей и сказать им правильные слова. Когда он только сюда приехал, то осмотрел все и сразу сказал, что будет жить здесь, вместе со своим приходом. Это дорогого стоит.

– Так отрадно на службах видеть всю большую батюшкину семью – не только матушку с детками, но и его маму, дядю, – рассказывают прихожане Преображенского храма. – С приходом отца Владимира в нашем приходе стало заметно больше семей с детьми. Люди видят пример своего пастыря и стараются быть на него похожими – много трудиться, жить в любви и заботе друг о друге.

Статья из газеты «Православная вера»

Текст цитируется по публикации интернет-портала Саратовской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓