Зачем ходить в церковь?

12.04.2016

121324.jpg

Строки романа Льва Толстого «Воскресение», где описывается литургия,  часто рассматриваются как кощунство и свидетельство полного отпадения писателя от Православия, но эти строки могут быть  и поводом для очень важного разговора о том, зачем христианин ходит в храм.

Для начала – отрывок из 39 главы этого романа: «Богослужение состояло в том, что священник, одевшись в особенную, странную и очень неудобную парчовую одежду, вырезывал и раскладывал кусочки хлеба на блюдце и потом клал их в чашу с вином, произнося при этом различные имена и молитвы. Дьячок же между тем, не переставая, сначала читал, а потом пел попеременкам с хором из арестантов разные славянские, сами по себе мало понятные, а еще менее от быстрого чтения и пения понятные молитвы….»

Желающим прочитать полное  толстовское описание литургии предлагаю самостоятельно дочитать эту главу до конца. Сам же я хочу поговорить о том, что такое церковь и богослужение для меня лично. Надеюсь, эти размышления помогут кому-то понять, зачем они ходят в храм.

Я крестился в тринадцать лет и почти сразу стал алтарником, потом пел на клиросе, был уставщиком и постепенно стал «простым» мирянином, который помнит основные молитвы, много читает и по возможности ходит в церковь.

Чаще всего я ходил в храм в подростковом возрасте с тринадцати до семнадцати лет. Мне было очень интересно учиться читать, подавать кадило и теплоту,  наблюдать за тем, что происходит в алтаре, читать записки. Время богослужения летело незаметно. Я всегда был чем-то занят, а те редкие минуты, когда нужно было просто стоять и молиться, были важны для меня тем, что я мог видеть действия дьякона, священника, а иногда даже и епископа.

Иногда мне приходилось быть в храме на пяти-шести службах в неделю на каникулах и на три-четыре – во время учебы.

Потом я попал на клирос. Мне было интересно планировать богослужение и петь на клиросе, открывать в нужных местах книги  и подсказывать регенту, что и когда нужно петь. Поскольку я был уставщиком правого хора, то в неделю нужно было приходить уже на два-три богослужения, если не было каких-то двунадесятых праздников. Да и о том, что происходит в алтаре, я помнил, но уже не видел этого. Из алтаря меня, кстати, никто не выгонял, просто к тому времени я неплохо читал по-церковнославянски, на клиросе нужен был уставщик, а  найти алтарника было легче, чем уставщика.

Прошло еще немного времени. Я поступил на филфак, мы с хором перешли в другой храм, где регент прекрасно вел службу по закладкам, составленным мною перед службой, а я с не меньшим удовольствием проводил время,  прогуливаясь с детьми хористов по центру Москвы. Каждый из нас получал возможность провести время так, как ему хотелось. В храм  теперь я мог выбираться только по выходным и двунадесятым праздникам.

Еще через пару лет я встретил своего духовника – отца Георгия Чистякова. До самой его смерти я ездил в больничный храм при Российской детской клинической больнице. Теперь я прихожанин маленького сельского храма в ближнем Подмосковье. Я не пою, не читаю, не подаю кадило, и мое восприятие богослужения еще раз изменилось. В алтаре и на клиросе что-то происходит, часть  читаемого или пропеваемого я не слышу, но зато я в курсе проблем бабушек, которые сидят на лавочке в храме позади остальных молящихся. Мы вместе с ними встаем во время чтения Евангелия или во время Евхаристического канона, поем «Верую»  и «Отче Наш», кто-то из нас причащается и  на этом наше участие в богослужении заканчивается.

Сразу скажу, что я не тоскую по тем временам, когда  помогал в алтаре или пел на клиросе. С возрастом у людей меняется и восприятие богослужения, и интересы, так что этот опыт относится, скорее, к моему прошлому  и возможно будущему.

В настоящее время я пытаюсь ответить себе на вопрос: «Зачем я хожу в храм?»

Когда  я иду в тренажерный зал, я стараюсь сделать себя крепче и эти час-полтора все время занят. Когда читаю книги, я обдумываю будущие статьи и колонки, получаю удовольствие, учусь чему-то новому. Когда я работаю, не только отрабатываю свои деньги, но и хочу принести пользу людям, рассказать им о Церкви и ее истории, о христианстве. А что я делаю, когда прихожу в храм?

Молюсь? Но молиться я могу и дома. Живу жизнью общины? Скорее нет, чем да. Я чаще обсуждаю какие-то вопросы с друзьями в реальности и в социальных сетях, чем в храме. Участвую в Таинствах? Безусловно. Я понимаю, что «блюдце» – это дискос, «чаша с вином» – потир, что во время литургии Бог таинственно становится хлебом и вином. Но все-таки. Что я получаю? В чем нуждаюсь?

Я не могу жить без еды, без семьи, без друзей, без книг, без работы, без отдыха, без тренажерного зала, а вот церковь в этом перечислении будет очень далеко в списке приоритетов. Почему? Не знаю. Раньше я думал, что мне нужна машина, чтобы можно было ездить в храм регулярно, но теперь понимаю, что проблема не в отсутствии автомобиля, а в отсутствии желания.

Плохо ли это? С точки зрения традиционной церковности, безусловно, да. Я никому не советую повторять свой опыт расцерковления. Мучает ли меня совесть? И да, и нет.  Виню ли я в чем-то Церковь? Совсем нет. Знаю ли я способ, с помощью которого меня можно вернуть к еженедельной молитве в храме? Не уверен.

Вот уже около года я ищу  для себя ответ на вопрос «зачем нужна церковь». Не та большая со святыми  и грешниками, тысячелетней историей, а вот маленькая, конкретная, куда нужно ходить и молиться.

Я прочитал несколько книжек по литургике (кстати, очень рекомендую «Византийский обряд» Тафта), поговорил с друзьями, помолился (это продолжающийся процесс), но пока не нашел ответа.

Я надеюсь на две вещи. На то, что у меня еще есть время на поиски и на то, что я достаточно честен в своем желании найти ответ на этот вопрос.

И еще раз повторю, что это не проблема Церкви, поскольку у меня нет к ней списка требований. Я даже рад тому, что в моей жизни появились вопросы без ответов.

Андрей ЗАЙЦЕВ

Иллюстрация сайта Татарстанской митрополии


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Наименование: АНО "Делай благо"
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971
ОГРН 1027700067328 БИК 044525593
корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82, (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.