Один день тюремного священника

23.02.2016

49fdbc6ad29810b9b9ee9285266981fd.jpg

Проведя день с руководителем недавно образованного отдела по тюремному служению Вятской епархии иереем Владимиром Путинцевым, удалось увидеть: слово Божие востребовано и «по ту сторону решетки».

Отец Владимир подбирает меня на остановке «Трифонов монастырь». Сажусь в машину, пристегиваю ремень. Дорога нам предстоит неблизкая: сегодня священник посетит три колонии в окрестностях Кирово-Чепецка. Время в пути занимаем разговорами.

– Моя дорога к Богу началась еще в детстве, – рассказывает отец Владимир. – Родом я из Лебяжья, когда открыли местный храм, учился классе в пятом-шестом. Батюшка начал набор в воскресную школу. Пришло нас тогда человек сорок, потом осталось трое. С того момента все и началось. Самое интересное, что семья моя не сказать, что была особо верующая. Крещеные – да, но в храм ревностно не ходили. А когда отец узнал, что я хожу в воскресную школу, сказал: «Если ходишь, ходи постоянно, чтобы не было повода для смеха». Мотивация с его стороны послужила в сложные моменты, когда хотелось все бросить.

После, в выпускном классе, вместе с настоятелем лебяжского прихода поехал брать благословение у ныне покойного митрополита Хрисанфа на обучение в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. Но владыка благословил обучаться в Вятском духовном училище.

За время учебы отец Владимир прошел иподиаконство, работу референта епархии. Сразу после окончания духовного училища, в 2007 году, состоялось его первое назначение на служение диаконом в Троицкой церкви села Макарье. Спустя два года – священническая хиротония, а с 2011 года отец Владимир является настоятелем Троицкой церкви. Указом митрополита Вятского и Слободского Марка в ноябре 2015 года он назначен руководителем Отдела по тюремному служению. Ранее забота об осужденных входила в обязанности Отдела по взаимодействию с вооруженными силами, правоохранительными органами и тюремному служению.

– Разграничение, конечно, нужное, – комментирует отец Владимир. – В силу той нагрузки, которую необходимо выполнять, нереально одному человеку нести столько ответственности. Ведь груз преступления давит на душу человека, а когда находишься в изолированном от мира месте, появляется время подумать над содеянным, в то же время можно впасть в уныние и отчаяние. Совсем этим помогает справиться священник. А помимо самих осужденных, есть их родственники, с которыми тоже надо встречаться, общаться, поддерживать. Кроме того, работа идет с самими сотрудниками УФСИН. И мы видим заинтересованность у руководства: строятся храмы, открываются молельные комнаты.

С самого первого дня работы в новой должности внес предложение организовывать для сотрудников УФСИН ознакомительные поездки по старым храмам Вятки, которые будем завершать у нас в храме молебном о здравии. В принципе, всем понравилось, наверное, начнем со следующего года.

67.png

Подъезжаем к Чепецку, отец Владимир набирает номер майора Андрея Конева. Андрей Владимирович представляет отдел по воспитательной работе УФСИН России по Кировской области. Сегодня он будет сопровождать нас.

Конкурс иконописи

Первым пунктом – ФКУ ИК-11 УФСИН России по Кировской области (колония строгого режима).

Колония является одной из самых крупных в области. В настоящее время осужденные заняты на швейном и обувном производстве, изготовлении пластиковых окон, кровельных листов, стеклопакетов, ритуальной продукции, деревообработке, металлообработке. Здесь развито производство сувенирной продукции и изделий из лозы, валяной обуви, открыт современный мельничный комплекс, производство пищевых продуктов (хлеб, мука, крупа) и сельхозпродукции. Это исправительное учреждение уже более десяти лет окормляют клирики Всехсвятского собора Кирово-Чепецка игумен Прокопий (Казаков) и протоиерей Андрей Рохин. В ИК-11 есть храм во имя мученицы Анастасии Узорешительницы. Здесь регулярно совершаются службы, работает духовная библиотека.

Прибыв на место, Андрей Владимирович забирает у нас паспорта – это нужно для пропуска на территорию колонии. Поднимаемся на второй этаж и заходим в кабинет начальника учреждения  полковника внутренней службы Виктора Николаевича Масалитина. Оказалось, что наш визит совпал с работой общественного совета при УФСИН. Когда заходим, общественники дегустируют печенье, которое в скором времени должно пойти на стол заключенным. Пока мы угощаемся чаем, Виктор Николаевич рассказывает, чем живет колония:

– На первом месте у нас цех по производству крупы, а также муки. На втором – изготовление обуви, сейчас еще сами валенки катаем. Делаем много мебели из лозы, часто выезжаем с изделиями на выставки.

9dafb07da842067df76801b344d991f4.JPG

– А на церковную тематику что-то делают? – спрашивает отец Владимир.

– Тоже делаем; у нас заказывают иконы писанные и резные. Есть умелец один, он постится, когда вырезает иконы, для этого специально просит разрешение не ходить в столовую. Мы, конечно, идем на встречу.

После перерыва вместе с общественниками проходим через КПП. Заходить сюда можно только по три человека. Первыми с Виктором Николаевичем проходим мы с отцом Владимиром. Охранники предупреждают, что на территории колонии запрещено пользоваться телефоном, и выдают нам пропуска. На выходе мы обменяем их на свои паспорта. Пока проходим все «процедуры» полковник Масалитин рассказывает, что два бывших заключенных, отсидев срок, ушли в монастырь. «За решеткой» нам показывают расположение клуба и магазина, в которые, если есть желание, могут ходить заключенные.

– А в храм ходить бывает желание? – интересуется отец Владимир.

– В храм? Да, у нас много людей ходит, – отвечает Виктор Николаевич.

– И когда батюшки нет, тоже ходят, молятся?

– Да.

Мы выходим на своеобразный перекресток. Впереди деревянный храм, желтеющий на фоне хмурого зимнего неба, будто свеча. Нас поручают заместителю начальника подполковнику внутренней службы Алексею Ивановичу Душину, а Виктор Николаевич уходит с общественниками осматривать корпуса.

– Храму у нас десять лет в этом году исполнилось, – говорит Алексей Иванович. – Он был построен в 2005 году, на работы привлекали специалистов со стороны, а внутри все обустраивали силами осужденных.

Мы подходим ближе, чуть справа от входа в церковь расположена звонница.

– В Пасху особенно много людей здесь собирается, – продолжает Душин, а потом добавляет с улыбкой. – Я даже сам в колокола звонил. По большим праздникам мы снимаем фильмы, за десять лет их много накопилось.

– К вам приезжают отец Прокопий и отец Андрей? – спрашивает иерей Владимир.

– Да. Обычно они приезжают по пятницам. В восемь утра служба, исповедь. Есть свои певчие, более пятидесяти прихожан в храм ходят на постоянно…

– Влияет ли на заключенных присутствие храма?

– Я здесь работаю 20 лет. За десять лет существования храма могу точно сказать, что количество прихожан увеличилось. Может быть, не в таких больших масштабах, но прирост идет. И вывод можно сделать, что храм влияет положительно.

– Участвуете в церковных конкурсах?

– Очень популярен среди наших заключенных конкурс по иконописи. Мы ежегодно участвуем и занимаем призовые места, – говорит Алексей Иванович.

dff8d60c02889cba005be5cac1835b4d.jpg

Мы заходим в храм. К отцу Владимиру сразу направляется седой невысокий человек в черной с серой горизонтальной полосой форме заключенного. На груди нашивка с именем: Сергей.

– Батюшка, благослови, – обращается Сергей к отцу Владимиру и низко кланяется.

– Исповедуетесь? Причащаетесь? – спрашивает батюшка, благословляя мужчину.

– Исповедуемся, причащаемся, – отвечает Сергей. – Администрация идет нам на встречу, в обычные дни утром и вечером здесь можно совершать молитвенное правило.

– Молодцы. Мы к вам не с пустыми руками приехали, – говорит отец Владимир и достает из пакета подарки. – Вот вам для прихода икона Рождества Христова и молитвослов.

– Спаси Господи, батюшка, – улыбается Сергей. – Молитвослов нам очень нужен.

Потом заключенный показывает отцу Владимиру приходскую библиотеку и самодельные иконы, которые украшают стены храма. Мне особенно понравилась резная икона Николая Чудотворца.

– А Новый Завет где? – интересуется священник.

– Раздал все, – разводит руками Сергей. – Пока на руках.

– Хорошо, будет возможность, привезу вам еще, – обещает батюшка.

4e75057b6fd38401d831b77deff62d46.JPG

Мы попрощались и прошли в клуб.

Клуб в ИК-11 большой – занимает два этажа. На первом, у входа, гостей встречает самодельный деревянный Вечный огонь.

– У него подсветка есть, – объясняет Алексей Иванович. – Мы ее на 9 мая включаем – как настоящий.

Мы поднимаемся на второй этаж и проходим в помещение, где работают художники. В тот момент они готовились к конкурсу «Рождественский вертеп», поэтому всюду на столах разложены эскизы, на ватмане сохнет след только нанесенной синей краски. Мастера показывают священнику еще незаконченную работу.

– Я так полагаю, что можно начинать печатать грамоту, – улыбается отец Владимир. – А это что у вас?

– Это я немного переделал репродукцию «Московский дворик» Поленова, – отвечает заключенный Юрий Степанов.

Мужчина рассказал, что учился иконописи в Троице-Сергиевой лавре, но обучение закончить не получилось. Работы Степанова действительно впечатляют. Художник экспериментирует с цветом, в то же время его картины покоряют легкостью исполнения. В актовом зале клуба висит интерпретация сюжета Тайной вечери, также написанная Юрием.

c4be450ca33a0eb939cee46c8e8018ab.JPG

Мы прощаемся и переходим по коридору в библиотеку. В нее записаны 416 заключенных – читают современных писателей, классику и духовную литературу.

– Очень важно, чтобы читали классику, – одобряет отец Владимир. – Все-таки она нас учит нравственным и моральным нормам.

– К сожалению, количество читателей у нас уменьшается, – отмечает Душин. – Век компьютеров дает о себе знать.

После мы осмотрели актовый зал на 300 человек и узнали, что здесь успешно работают различные кружки. Например, игры на баяне и гитаре. После обучения заключенные выступают на концертах и праздниках, устраиваемых в колонии. Работают здесь и спортивные секции. Особой популярностью пользуется гиревой спорт.

– У нас порядок такой: если хорошо себя ведешь, можешь ходить в спортзал, – говорит Алексей Иванович. – Это людей стимулирует, сейчас даже некоторым приходится отказывать, потому что много любителей заниматься спортом.

Мы вышли за территорию ИК-11. Алексей Иванович и отец Владимир обменялись контактами, договорились о сотрудничестве. Как только мы снова оказались в машине, батюшка проверяет телефон. Из-за командировки отец Владимир не успевает забрать сына из школы, договаривается с женой, что сегодня это сделает она.

«Сколько раз ни прочти,
все равно возникают вопросы»

Мы переезжаем на другой конец Кирово-Чепецка, в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Кировской области (колония общего режима). С сентября этого года здесь отбывают наказание бывшие полицейские, сотрудники ФСБ, ФСИН, следователи прокуратуры и прочие бывшие стражи порядка.

ИК-5 находится на берегу Вятки, вид здесь просто потрясающий, даже несмотря на пасмурную погоду.

Проходим уже знакомую процедуру на КПП.

– За нами закреплены 44 региона Российской Федерации, в том числе весь Северный Кавказ, – рассказывает временно исполняющий обязанности начальника колонии подполковник внутренней службы Сергей Поздеев, пока мы спускаемся к корпусам. – Работает средняя общеобразовательная школа, профессиональное училище №180 ФСИН России. У нас можно получить образование по специальностям: электромонтер, слесарь, слесарь-ремонтник, стропальщик, токарь, формовщик ручной формовки, повар, швея.

dbe29d57a03c5f6af1c01b5b7ebf4605.jpg

Сергей Леонидович рассказал, что в основном в колонии занимаются производством трикотажных изделий и пошивом рабочей одежды; в цехе металлообработки – изготовлением сетки-рабицы, камерной мебели и оборудования, ручных насосов, товаров народного потребления (теплицы, садовый инвентарь и т.п.) и производством пищевых продуктов (хлеб, растительное масло, консервированные овощи).

– Много заключенных посещают молельную комнату? – интересуется отец Владимир.

– Ну, наша православная община туда уже с трудом входит. Не видел, чтоб прямо в коридоре стояли, но плотненько, – говорит Поздеев и указывает на участок напротив. – Есть планы поставить здесь храм. Конечно, не такой большой, как в ИК-11, но часовню можно.

– Люди тянутся к вере?

– Условия у нас, скажем так, суровые, может, и предрасполагает.

678.png

Мы входим в клуб, в нос сразу бьет резкий запах казенного учреждения. Поднимаемся на второй этаж, здесь уже благоухает ладан. В молельной комнате отца Владимира встречает алтарник Руслан. Левая стена комнаты стилизована под алтарь, остальные расписаны библейскими сюжетами. На стене у окна – много самодельных икон. Некоторые вырезаны из дерева, вышиты бисером, написаны на простыне. Даже из сахара есть!

227fa95e258764b3946492b1f10ae6a7.jpg

– Здесь у нас духовная литература, – показывает заключенный. – Мы записываем, кто что взял, выдаем. Акафисты всегда имеются, Новый Завет, Библия – все есть. Для особо желающих отец Алексей привозит жития святых, есть освященные крестики.

– Правило утреннее, вечернее соблюдаете?

– Да, молитвы читаем, а по субботам отряды приходят по записи на исповедь и Причастие.

– Часто батюшка приходит?

– Каждую субботу и по четвергам на беседу. Ведь Евангелие – это такая книга, что сколько раз ее ни прочти, все равно возникают вопросы. Мы все их записываем, а потом обсуждаем с батюшкой.

110391f3ac209bd92d719ea24de4bd97.JPG

Иерей Владимир также дарит приходу икону и молитвослов. Мы спускаемся на первый этаж клуба и проходим в помещение, где репетируют музыканты. По просьбе руководства для нас под гитару исполняют что-то из Высоцкого. Под раскатистый голос поющего (сходство с певцом, кстати, потрясающее), наблюдаю, как за окном осужденные строятся в колонну. Время обеда.

«Господь для всех един»

Может быть, всему виной пасмурная погода, может быть, нестыковка яркой духовной и творческой жизни с жизнью злой и преступной, но... когда узнаю, что такое ЛИУ-12 (колония для содержания и лечения осужденных, больных активной формой туберкулеза), сразу погружаюсь в состояние печали и отрешенности. Отец Владимир, напротив, со всеми приветлив, для каждого находит доброе слово.

– У нас только молитвенная комната, – вводит в курс дел заместитель начальника учреждения Юрий Валерьевич Гущин. – По осени ремонтировали там крышу, до этого текло все. Сейчас доделаем потолок, побелим – будет хорошо.

На КПП Юрий Валерьевич берет мой фотоаппарат, чтобы его не отобрали охранники, и проносит за ограду.

В ЛИУ-12 оказывают высококвалифицированную стационарную и консультативную медицинскую помощь осужденным, отбывающим наказание в исправительных учреждениях Кировской области. На территории колонии расположено отделение легочной хирургии, в котором впервые в стране была проведена операция на легких в условиях пенитенциарной системы. Здесь также разработаны и внедрены десятки высокоэффективных методик оперативного лечения туберкулеза легких, послеоперационного наблюдения за тяжелыми больными.

– К нам отец Андрей приходит, мы его всегда к двум часам ждем, – продолжает рассказ Гущин, пока мы идем к молельной комнате. – У нас много лежащих больных – вот, ходит по палатам, кого-то соборует, кого-то поддерживает разговором.

В ЛИУ молельная комната, также как и в ИК-5 расположена на втором этаже клуба. Правда, алтарь настоящий. Скоро здесь будет первая литургия. Отец Владимир интересуется нуждами прихода.

f2afa91000f9f3d65a949909a0fa268f.JPG

– У нас только со свечами проблема, – говорит Юрий Валерьевич. – А так все есть.

– И свои мастера?

– Да, потом покажем вам храм, у нас делал умелец один.

Молельная комната оборудована телевизором, заключенные могут смотреть фильмы на духовную тематику. Отец Владимир и Юрий Валерьевич договариваются о передаче видеоматериалов через руководство УФСИН. После батюшка вручил последний на сегодня подарок и сказал напутственные слова.

– Самое главное – не впадать в уныние и понимать, что это все на пользу и для души, – сказал отец Владимир. – Пусть есть временные ограничения, но они даны не просто так, и надо их претерпеть. На свободе тоже у всех свои трудности и лишения, Господь для всех един, и в мир Он пришел не только для праведников, но и грешных привести к покаянию.

6795.png

Нам также показали библиотеку ЛИУ и самодельный деревянный храм, чем-то похожий на церковь новомучеников и исповедников в Кирове.

– У него двери и окна открываются, – говорит Юрий Валерьевич и дергает за маленькие дверцы. –Мастер хотел еще иконки внутрь сделать, но не успел еще.

*

Мы возвращаемся в Киров. Батюшка высаживает меня в заранее оговоренном месте, но рабочий день отца Владимира еще не заканчивается: он уезжает готовиться к вечернему богослужению в Макарье.

Публикация пресс-службы Вятской епархии


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.

Яндекс.Метрика