Приход в медиаполе: часть II

27.01.2016

943911_1033592593348766_8517098549631070443_n.jpg

Продолжение стенограммы дискуссии, которая развернулась 26 января в ходе заседания круглого стола «Приходы в медиамире: когда СМИ интересно писать о православных общинах?».

Часть I.

Протоиерей Димитрий Карпенко: Что касается разобщённости в нашей православный среде – это большая проблема. Я думаю, мы не решим её на нашем круглом столе, но сказать об этом, конечно, нужно. Проблема ощущается на разных уровнях нашей церковной жизни. Наверное, нужно начинать с самих себя. Конечно, нам не нужно ждать, что придут светские СМИ и будут помогать нам решать наши проблемы. Каждый должен делать сам свою работу – не нужно её перекладывать на другие структуры и организации. Церковные проблемы мы должны решать церковными методами, не думая, что кто-то их сделает за нас.

Что касается моментов использования светского медийного ресурса, иногда, я думаю, можно пойти на то, чтобы выкупить какую-то часть и газетного пространства, и телеэфира: найти средства и необходимую для нас информацию на рыночных условиях поместить в светский контекст. Результат будет несомненно. Я думаю, на это стоит тратить средства и стоит думать в этом направлении. Если невозможно просто договориться, давайте будем пытаться рассматривать другие варианты и говорить то, что нужно Церкви, что она хочет донести до людей.

16.png

У нас много креативных, талантливых людей, но почему у нас до сих пор нет роликов, сюжетов, буклетов, стендов, в которых наглядно и популярно говорилось бы о каких-то важных вещах? Ведь это можно сделать на общецерквоном уровне и распространить повсеместно. Можно даже рекламу заказать. Рекламируют же у нас всё, что попало. Почему нельзя рекламировать хорошие вещи? Это дорого, несомненно, но это то, что работает на перспективу, то, что работает на поколение. О каких-то вещах нужно говорить убедительно, ярко и современно. И если нужно за это платить деньги, значит, следует это делать – никуда не денешься.

Я имел небольшой опыт служения в Сурожской епархии в Великобритании. Там за все нужно платить, даже за парковку на короткое время возле храма. Каким образом там  складывается ситуация? Если нужно опубликовать в СМИ материал, связанный с церковными событиями, люди прекрасно понимают, что за это нужно платить деньги. Почему нам тоже не идти этим путем? У нас есть люди, которые готовы помогать.

Ольга Липич: Горячо поддерживаю то, что сказал о. Димитрий.

Мое личное мнение – в вопросе о строительстве храмов, как и вообще в имущественных вопросах, надо понимать, что Церковь сейчас находится в тяжёлой ситуации. На мой взгляд, всё, что связано с имуществом, деньгами, коррупцией вызывает в обществе и у журналистов раздражение: онкологических больных не на что лечить, неизвестно что происходит со здравоохранением, неизвестно что происходит с образованием, нечем платить пенсии, а мы продолжаем строить храмы, украшать. Опять пойдут слова про дорогие машины, квартиры, часы и т.д.

12.png

На данном этапе, на мой взгляд, должны быть статистические информационные заметки. Еще мне кажется, что не нужно стремиться отчитываться в СМИ о том, что происходит в благочиниях, в епархиях, потому что это тоже может принести не тот эффект, который хотелось бы видеть. Если, например, возникает сомнение, надо просто задавать себе вопрос: что именно мы хотим донести до читателя и как это подать, во что это обернуть, и нужно ли это делать. Нужно четко понимать, что общество сегодня ждет от Церкви и что может раздражать это общество. А, соответственно, и журналистов.

На мой взгляд, помимо пути к спасению, в СМИ общество ждет вдохновения и конкретных примеров воплощения в нашей жизни евангельских заповедей, примеров проявления любви, милосердия, глубины мысли, которых сейчас не хватает. А раздражает общество как раз все, что связано с деньгами, роскошью, имуществом, а также закрытость, грубость, квасной патриотизм. Часто в виде пресс-релизов приходит информация, которая вроде бы и хороша, но подана так, что ты сразу это письмо закрываешь. Прежде всего, на сегодняшний день, это должны быть конкретные примеры конкретных дел, а не просто слова. Просто слова сейчас уже не работают.

19.png

Любовь Кутузова: Ольга, будет ли интересна информация о строительстве церкви, если она подана в виде лирической истории и опирается на выдающуюся личность или ещё что-то?

Ольга Липич: Я думаю, что если священнослужитель просто хорошо постарался, построил храм, это будет интересно для местной аудитории. Если говорить о федеральном масштабе – если человек продал все, остался с одной копейкой и построил храм – это будет история. Если Хабенский взял и построил где-нибудь на полюсе часовню – это тоже будет история. Должен быть пример, который вдохновляет людей. И журналистов, и читателей.

12573224_1033594203348605_4070425712973393650_n.jpg

Юлия Тутина: Вы знаете, я не совсем соглашусь с Олей. У нас в «АиФ» есть большой, хороший опыт сопровождения программы «200 храмов». Мы часто возвращаемся к этой теме. Мы не пишем о том, что на метро «Университет» жители вышли с плакатами, но постоянно делаем интервью либо с теми, кто имеет прямое отношение к проекту, либо с рядом стоящими людьми. Вот, например, Владимир Легойда нам часто и интересно рассказывает о проекте. Или о. Петр (Еремеев) рассказывал, что храмы эти мы построим, а настоятелей для них нет. Нашим читателям было очень интересно это узнать, хотя они и светские люди.

Еще я не согласна с о. Димитрием об оплате материала как рекламы. Может быть, в Англии это сработает, а в России –  нет. Мне кажется, вдумчивого читателя обмануть невозможно. Он сразу видит: вот этот губернатор проплатил материал. И это страшно раздражает. То же самое, если написать церковным языком, какой чудесный храм будет возведен, это будет раздражать невероятно.

1.png

Ольга Липич: Хотела бы небольшую ремарочку сделать. Говоря о программе «200 храмов», я не имела в виду, что это может быть не интересно. Это может быть интересно. Есть интересные истории. Но я имела в виду общую картинку. Интересное может вызывать восхищение, а может заставлять людей делать негативные выводы. Я считаю, что этот аспект нужно тоже всегда учитывать.

Протоиерей Димитрий Карпенко: Я не призываю к тому, чтобы скучные и ненужные материалы выставлять за деньги в СМИ. Я говорил о качественных продуктах, которые не имеют выход на широкую аудиторию.

Евгений Стрельчик: Пропаганда и СМИ – это очень дорого. Самый дорогой жанр – новости на телевидении.

По программе «200 храмов» я тоже предложил проект: смотрите, есть район, строят храм, мы делаем издание и кладем его в каждый почтовый ящик. Еще важно понимать, для кого мы пишем. В федеральных СМИ мы должны говорить одно, в епархиальных – другое, на сайте прихода – третье, а в приходском листке – уже четвертое. Разная аудитория. На сайте мы говорим для «захожан», а в светских СМИ – обществу. Разная интонация, разных подбор фактов, аргументов – все должно быть другое. А у нас все это смешано. На каждый сегмент нашей аудитории должно быть разное СМИ. Если рассматривать журналистику как сферу услуг, мы должны предоставить нашим потребителям то, за что они захотят заплатить, или то, что им будет полезно.

12645209_1033593900015302_8210236877799047324_n.jpg

Откровение последних месяцев. Я в храме помогаю во время причастия. Для меня шок – вы знаете, чего люди говорят? Они пришли к причастию. Батюшка спрашивает каждого второго: «А вы на исповеди были, вы исповедались?» Люди безграмотные, не понимают, чего они делают. А у нас нет этой миссионерской деятельности, мы не объясняем людям на каком-то этапе, что им нужно делать. Открываю сайты – а у нас нету этого в газетах, на сайтах. Мы все, журналисты, это всё уже «переросли», мы хотим рассказывать что-то умное. А надо, чтобы люди понимали. В зависимости от разных стадий – разные «полочки». А мы, получается, забыли «захожан». Я считаю, что 90 процентов публикаций должно быть для «захожан».

14.png

Евгения Жуковская: Я как информационный сотрудник московского прихода с вами не соглашусь. Считаю, что мы должны работать для прихожан и, прежде всего, заниматься прихожанами. Часто бывает проблема: ну ты же уже все знаешь, зачем батюшке с тобой заниматься? И получается, когда люди постоянно ходят в храм, они остаются вне поля внимания.

Евгений Стрельчик: Я же сказал, что должны быть разные платформы.

Евгения Жуковская: Да, но не 90 процентов для «захожан». Я считаю, что приходским изданиям, приходскому сайту нужно, прежде всего, заниматься именно прихожанами. Но, конечно, мы должны делать все, чтобы «захожане» стали нашими прихожанами.

12642843_1033593006682058_1118855106911453940_n.jpg

Завершая спикерскую часть круглого стола, хотела бы анонсировать сборник, который был подготовлен интернет-порталом «Приходы». Он подготовлен на основе вебинаров, которые мы проводили в сентябре.  И я надеюсь, там есть ответы на те вопросы, которые мы сегодня обозначили. Мы попытались собрать рекомендации для работы с разной аудиторией, для разной информационной работы. Мы рассказываем в этом сборнике о том, как можно организовать приходской листок или приходскую газету, как работать с аудиторией приходского сайта, с аудиторией в социальных сетях. Даем конкретные наработки, конкретные рекомендации с конкретными примерами.

Завершение дискуссии в рамках круглого стола читайте в третьей части материала.

Фото Марии Темновой

 


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Наименование: АНО "Делай благо"
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971
ОГРН 1027700067328 БИК 044525593
корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82, (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.